Не боги – человеки, приставлены к труду

Круглый стол Комитета Государственной Думы по просвещению на тему «Трудовое воспитание в школе» провела в понедельник, 13 февраля, председатель комитета Ольга Тимофеева.

Государственная Дума, в Госдуме
Фото Ольги Давыдовой

Круглый стол был реально круглым, так как прошел в по соседству со зданием Совета Труда и Обороны, где располагается Дума, в Колонном зале Дома союзов. Колонный зал отдали Думе для временного размещения, пока основное здание будет перестраиваться. А планы были наполеоновские. Их сгубила постоянная смена концепции. Судя по круглому столу о трудовом воспитании в школе, в законодательстве происходит ровно то же самое.

Эпидемия, однако.

Поручение комитет получил публично на заседании Думы от ее председателя Вячеслава Володина. Комитет взял под козырек и пошел по привычному пути организации говорильни. Это же парламент с французским смыслом в названии. На самом деле организация обсуждения с выявлением позиций, их источников и трансляторов является наиболее сложным и важным этапом решения любой проблемы в современном мире. Потому что в этом мире любая проблема носит универсальный характер.

Вторым универсальным признаком этого прекрасного нового мира стало то, что вытащить на публичную арену за ушко да на солнышко фигурантов принятых решений невозможно.

Ольга Тимофеева парламентарий опытный и поэтому даже не пыталась углубляться в высоты феерической эклектики властной самоорганизации. Иначе придется дать очевидный ответ на сакральный вопрос, почему действующая власть все, что можно и что нельзя, делает назло людям. Если люди не хотят видеть очевидного, депутату лучше не выступать в плане разрушения иллюзий. Время придет, все образуется, как и не было. Придут другие песни и новые проблемы из тех же источников.

Во исполнение поручения председателя Думы Ольге Тимофеевой удалось главное на максимуме возможностей в текущей ситуации. Ее комитет собрал людей, которые могут рассказать по существу вопроса, как было, как надо и кто против. До драки не дошло, на то Дума и парламент цивилизованного формата. Просто так для сторонников трудового воспитания показали, кто против и как это делается. Словесный изыск исполнительной власти против представительной и законодательной можно услышать на большинстве парламентских мероприятий и в ГД, и в СФ. Звучит примерно так с учетом вариаций по конкретике: да мы всецело за, но вот тут у вас запятая не там поставлена, не указан источник финансирования, и вообще надо спросить у людей.

Ольга Тимофеева среди прочего сообщила, что противников детского труда мало, но они очень громкие. Кстати, данный факт тоже имеет универсальное значение в современном мире. Получается так, что люди сами против себя. Опротестовать невозможно.

На круглом столе речь шла об общественно полезном труде в самой школе и пришкольном участке, трудовом воспитании в составе образовательного процесса и трудоустройстве подростков. Самый, казалось, простой и естественный первый вариант неизменно сталкивается с жалобой на следующий день в департамент образования, а то и в прокуратуру. Второй вариант опасен презумпцией вины педагога за любую случайность, порезанный палец или шишку на лбу.

Чтобы не городить прожективные ситуации подобно участникам круглого стола, приведу случай из своей жизни. На уроке химии в специализированном классе один особо активный ученик из озорства плеснул мне в глаза нашатырным спиртом. К тому времени у меня был опыт работы лаборантом на химфаке МГУ, и я бросился к раковине промывать глаза. Настойчивые расспросы учительницы «Кто это сделал?» проигнорировал, иначе бы на выходе меня ждала компания. Школа была вечерняя ШРМ 101 на Соколе, учителя там были выдающиеся, склонные к нестандартным решениям во благо общего дела. Сейчас ничего подобного в помине нет.

Участники круглого стола рассказывали о своих попытках нарушать закон и о том, к чему это привело. Например, уполномоченный по правам ребенка в городе Москве Ольга Ярославская рассказала, что во время работы директором школы, теперь она уже может сознаться при начальстве, у нее в школе работал слесарь без педагогического образования. Перед каждой комиссией она его увольняла, чтобы ее саму не уволили. Наконец взмолилась, получи уже хоть какое-то педагогическое образование. Слесарь работает в школе до сих пор и выдает победителей олимпиады школьников по технологиям.

Неуемная Ольга Ярославская во время работы в детском саду заставляла воспитанников сажать томаты. Конечно, у малышей мало что получалось, подправляли взрослые, но главным итогом была гордость за сделанное. Ольга Ярославская выразила общую доминанту разных выступлений на круглом столе. По ее словам, законодательная база достаточна. Нам не нужен злой гений, нам нужен воспитанный ребенок. Отвечая на вопрос о жалобах, Ярославская уверенно заявила, что за прошлый год ни одной жалобы по московскому региону не было. Затем высказала важную мысль, которой прежде от чиновников я не слышал. По ее словам, для детей-сирот и детей в трудной жизненной ситуации труд развивает жизненно необходимые навыки.

Участники дискуссии на разных примерах говорили о дефиците рабочих кадров, отсутствии у школы денег на расходные материалы и оборудование и даже о том, что если станки в школе есть, они накрыты брезентом для демонстрации недоступности. Иными словами, все зависит не столько от законов и правил, сколько от личной позиции директора школы или учителя.

Очень много говорили на основе личного опыта об опыте трудового воспитания в советской школе, уроках труда отдельно для мальчиков и девочек, вспоминали учебно-производственные комбинаты, которых теперь нет. Цитировали Сухомлинского и даже Крупскую с ее идеей политехнического образования, включая домоводство. Вспомнили, что фраза «Кто не работает, то не ест» вообще-то не из комедии Рязанова, это норма Конституции 1936 года. Две первые пятилетки превратили Россию в индустриальную державу. Именно тогда и было введено трудовое воспитание.

Еще немного отвлекусь от круглого стола в Думе для придания ему некоторого контраста. В то же время в Совете Федерации профильный комитет Лилии Гумеровой готовил правительственный час с зампредом правительства Дмитрием Чернышенко. Среди прочего он представил определение технологического суверенитета. Из длинно-неконкретной фразы я понял только то, что с этим правительством нам ничего не светит. Превозношение советского на фоне несоветской глупости начиная с телевидения стало общей темой законодательной власти. И с тем большими напором исполнительная власть доказывает, что иначе было нельзя, а возвращаться в советское время к госплану и дефициту вообще недопустимо. В прошлом году иногда звучали объяснения, откуда выстроены запреты и правила. Но это редко. Еще реже звучат примеры из опыта США, где труд заключенных обеспечивает армию, а вот в школах все по желанию. Желания, как правило, нет даже заправлять собственную постель, это делает мексиканская няня. Позорность труда собственными руками была частью национальной идеи Североамериканских соединенных штатов во времена конфедерации. Данный факт закреплен в сакральном для США романе «Унесенные ветром». В итоге Гражданской войны негров освободили от рабства, и богатым белым пришлось самим добывать себе источники пропитания и существования.

На круглом столе в Думе столь глубоко не копали. Привычно жаловались на то, что уроки труда заменены на технологии, и что это такое, непонятно. В некоторых школах уроки технологии вылились в просиживание за компьютером под видом обучения информатике и информационным технологиям. Во что превратилась информатика, тоже не вдавались. Отдельной сюжетной линией звучали примеры позитивного опыта, что все-таки можно делать в плане организации трудового воспитания.

Заместитель руководителя Департамента образования и науки города Москвы Наталия Киселёва рассказала об особенностях столицы. 80% московских школьников ориентируются на поступление в вуз и в колледжи не идут. Соответственно, департамент Киселёвой воплощает идею получения профессионального образования в школе. Выпускники получают сертификат программиста, младшей медсестры и так далее.

Председатель комитета-организатора Ольга Тимофеева вспомнила слова Макаренко «Правильное воспитание – это наша счастливая старость, плохое воспитание – это наше будущее горе, это наши слезы, это наша вина перед другими людьми, перед всей страной». Назидательным тоном депутат Тимофеева заявила, что бумажка сама себя в мусорное ведро не забросит, борщ сам не сварится. А для современных родителей стала пугалом половая тряпка, которую заставят отжимать их ребенка.

Круглый стол продолжался два с половиной часа, и его общий итог в двух тезисах был достигнут не консенсусом, а скорее вопреки сопротивлению.

Во-первых, труд должен быть всеобщим, как математика или литература.

Во-вторых, если спрашивать согласие родителей или тем более самих детей, труд никогда не будет всеобщим предметом обучения. Одни будут отжимать половую тряпку, другие – показывать им язык.

Директор департамента государственной политики и управления в сфере общего образования Минпросвета Максим Костенко начал с риторического вопроса, когда мы видели фильм про человека труда? Костенко заверил, что Минпросвет изменения в закон поддерживает и готов внести их в стандарт. Затем выдал основополагающую фразу: «Мы должны понимать, что школа не должна стать мастерской. Труд не должен стать обязаловкой, чтобы не вызвал отторжение».

В своем заключительном слове Ольга Тимофеева отметила, как она думает, участники обсуждения услышали – есть расхождения. По мнению председателя комитета, труд должен быть для всех. Учитель не может всегда всем нравиться. Сделал – молодец и не сделал – тоже молодец. Надо сделать так, чтобы дети не стеснялись трудиться. Как это осуществить, Тимофеева не сказала.

Круглый стол по трудовому воспитанию привлек депутатов с разной профильной нагрузкой в Думе. Пришел отец лейтенанта полиции Магомеда Нурбагандова, который сказал: «Работайте, братья!» – перед тем, как его расстреляли боевики. Наверное, это был самый сильный аргумент.

Председатель комитета по федеративному устройству Алексей Диденко выступил с радикальным предложением о внесении поправок в преамбулу Конституции. Возможно, депутат Диденко на правильном пути.

Мне представляется, тема трудового воспитания вообще не тема комитета Ольги Тимофеевой, в действующей структуре Думы это, скорее, комитет по контролю Олега Морозова. Когда председатель Володин раздавал поручения по запрету вейпов, он отказался подключить комитет по промышленности, понимая, что профильный комитет утонет в согласованиях и заведет не туда. А с темой трудового воспитания сделал именно так. Работа в школе никогда не была легкой, а в начале нового века, согласно традиции, превратилась в моральную каторгу. Сто лет назад я не жил, неуемная активность школьников и бессилие преподавателей описаны в культовом романе двадцатого века «Два капитана» Вениамина Каверина. В наши дни отчасти виноваты сами учителя. Они вовлеклись в программу разрушения трудовых коллективов, с большим успехом опробованную на разрушении науки еще до распада Союза. К разрушению школы подключили особо активных родителей, принудительное укрупнение учреждений, центрифугальный отбор при формировании руководства школы и директорский произвол в оплате труда. К недовольным применяется составление неисполнимого расписания и опять же недовольство отдельно взятых родителей.

Кстати, зампред правительства Дмитрий Чернышенко поведал в тот же день сенаторам о намерении провести укрупнение научных организаций. Так что схема универсальная.

Мое ощущение от круглого стола, что именно так ничего не получится.

Опять в Думе не о том. Сначала надо убрать инсайдеров и резидентов внешнего управления в национальной власти и применять к ним закон о воспрепятствовании деятельности депутатов, о котором сказал в конце прошлого года Володин. Я такого не знаю. Тогда бы и сопротивления министерства не было. Костенко же просто исполнитель того, что сильнее. В современном мире международные правила сильнее национальных законов.

Однако и в формате работы Думы есть свой смысл, о котором я много раз писал.

Человечество накрыли множеством сублетальных факторов, под действием которых есть два выхода – в могилу или на более высокой уровень организации. Россия занимается поиском путей преодоления тупика. Мир ждет, что получится у России. Путь России непростой и интересный. В дискуссии отражаются реалии текущего времени. Например, что современные девочки могут все. А что с мальчиками делать? Значит, одних надо как-то разбудить, а других направить в правильное русло, чтобы и те, и другие могли сосуществовать в гармонии.

В этом и состоит миссия учителя.

Лев МОСКОВКИН.

Фото Ольги Давыдовой

Государственная Дума, в Госдуме
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Николай
Николай
1 год назад

Я считаю, что статья очень сложно читается и несет смутную информацию о круглом столе, который был проведен в Думе по трудовому воспитанию в школе. Я не понимаю, какая именно информация передается в этой статье, и как она может помочь мне в воспитании моего ребенка. Я бы предпочел более простой и понятный язык, а также больше конкретики в отношении проблемы детского труда в нашей стране. Я надеюсь, что будущие статьи на эту тему будут более информативными и понятными для родителей, которые хотят защитить права своих детей на безопасную и здоровую жизнь.

1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x