О путях новой индустриализации на обломках старой

Секция Проблем эволюции материи Московского общества испытателей природы провела дискуссию «О путях новой индустриализации».

политика
Иллюстрация нейросети Kandinsky

Встреча состоялась во вторник 16 апреля в учебном корпусе на территории Ботанического сада МГУ на Воробьевых Горах. Обсуждалась программа индустриализации на основе предпринимательского опыта супружеской четы публициста Татьяны Воеводиной и физика Владимира Стасевича. Тему и источник информации для обсуждения выбрал секретарь МОИП, историк науки Сергей Багоцкий.

Выбор оказался удачным. На пике мирового кризиса института семьи кажется странным, отдельные супружеские пары, связанные общим делом, служат примером как делового успеха, так и практическим воплощением успешно действующей минимально возможной системы из двух элементов.

Фокус в том, что эти два элемента совершенно разные по происхождению и образованию.

По информации «Литературной газеты», постоянным автором которой является Татьяна Воеводина, она имеет два высших образования – переводчик и юрист-цивилист. Работала в Министерстве Внешней торговли, в Итальянско-российской торговой палате, в компании ФИАТ. Владеет компанией «Белый кот» по продаже изделий для «экологически чистой» уборки. Одновременно владеет агробизнесом в Сальском районе Ростовской области.

Продвигая национальную идею индустриализации, Воеводина пользуется по крайней мере частично навязанным языком, не предназначенным для таких целей. Публикует статьи по вопросам экономики, бизнеса и текущей политической обстановки. Свои радикальные взгляды по заявленной теме Татьяна Воеводина изложила в статье «Триединая задача индустриализации».

Татьяна Воеводина исходит из того, что «Индустриализация – это не чисто технико-экономическое явление. У нее много аспектов, и в первую очередь – духовный. Недаром industria в сочинениях средневековых моралистов означало «трудолюбие», позднее это слово прикрепилось к фабричной промышленности. В индустриальном обществе формируются определенные качества личности – и предпринимателя, и рабочего. Патрик Бьюкенен в книжке «Смерть Запада» говорил, что главное богатство Америки – честный и трудолюбивый рабочий-протестант. Исчезает этот тип – и у самолетов Боинга начинают отваливаться дверцы».

Автор предлагает: «Чтобы люди шли в ПТУ, техникумы и технические вузы, надо твердой рукой закрыть гуманитарные богадельни, которые развелись за постсоветские годы в гомерических количествах и давно превратились в детсад для взрослых, где взрослые дети пересиживают несколько лет и обзаводятся дипломом о каком-никаком высшем образовании. А дальше идут в офисные сидельцы, курьеры, продавцы и т.п.»

Автор предупреждает: «Этой дороги быть не должно! Гуманитарные специальности должны сократиться, по моей прикидке, раз в десять как минимум. А на подготовку переводчиков и журналистов должен быть наложен мораторий на двадцать лет: их уж столько изготовили! При советской власти было на весь СССР пяток инязов и журфаков – теперь в каждой подворотне. Это особенно забавно на фоне развития ИИ и вполне сносных переводческих программ».

Вывод действительно триединый: «Задача стоит триединая: строить заводы, воспитывать научно-техническую смену, воспевать индустриализацию. Тогда всё получится. Должно получиться. «Иначе нас сомнут», как верно говорил тов. Сталин».

По ходу дискуссии в МОИПе пригодился пример не только индустриализации Сталина, но и атомный проект Берии. Основу и для одного и для другого Советский Союз взял в США, а реализовал по-своему.

Владимир Стасевич окончил Московский физико-технический институт (МФТИ) по специальности «Роботы и робототехнические системы», а в 2003 году – аспирантуру. С 2013 по 2019 годы руководил продуктами «Сбербанк Онлайн». С 2020 года Владимира Стасевича назначили на должность вице-президента, члена Правления, руководителя кластера Daily Banking.

В настоящее время Владимир Стасевич генеральный директор научно-производственного предприятия РОБИС по производству радиолокационных систем для космических аппаратов.

Стасевич стоит на позициях международной кооперации труда и при этом боится редукционизма. Для примера редукционизма он назвал повышение ставки для снижения инфляции. Это и есть редукционизм в его понимании. То есть отсутствие системного подхода в денежно-кредитной политике Банка России.

По мнению Стасевича, необходим переход от ценовых показателей к натуральным. Далее последовал неэстетический анекдот про Эльвиру Набиуллину и Джанет Йеллен для иллюстрации феномена бумажных повышений ВВП. Потому что показатель ВВП мало что значит в качестве показателя развития экономики.

Физик Владимир Стасевич оказался умным человеком, взгляды которого весьма близки к понимаю основ Макроэволюции.

Так называемые нематериальные факторы – структура динамического хаоса, жизненная сила, информация – если мы их ощущаем, тоже относятся к материи по определению Ленина. Феномен уникальных событий с расхождением частоты и вероятности знать было бы многим полезно. Потому что именно уникальные события способны запускать цепочки макроэволюционных преобразований. Это действительно так, однако в плане эволюции материи не обсуждается в МОИП. Тем более в теме индустриализации.

Стасевич точно знает, как научную теорию отличить от ненаучной. Научная ищет себе опровержений, а ненаучная – подтверждений. По такому критерию «Теория Дарвина» ненаучная. Она ищет подтверждений любыми способами, и ученые перестают замечать, что она не работает. Возникает диссонанс между тематикой эволюции материи и индустриализации.

Владимир Стасевич в отличие от Татьяны Воеводиной предпочитает не говорить о санкциях, хотя в их общем бизнесе санкции, подобно мышам в сыре, навертели дырок. Вот говорят, под напором грызунов и дамба не устояла. Но и это тоже оказался такой бизнес доходный. В бизнесе Стасевича, например, для производства космической радиолокации получить отечественные комплектующие практически невозможно. Время поставки простых разъемов достигает семидесяти недель.

В результате профильных для решения данной задачи спутников у России всего полтора, и собираются запустить еще один. Всего таких спутников разных стран летает 120. Среди прочего, они контролируют зону боевых действий. Стасевич особо подчеркнул отсутствие постоянства и невозможность что-то планировать вдолгую. Для индустриализации в России Стасевич не видит источника человеческих ресурсов. При низкой безработице найти работников сложно.

Однако собственная история докладчика говорит о другом. Агробизнес Стасевича и Воеводиной в Сальских степях дал работу сотне человек. Найти агронома, комбайнеров невозможно даже при том, что руководство предприятия готово обеспечить местным жителям целевое обучение. На неквалифицированную работу по обработке лука приходится завозить иностранцев ближнего зарубежья. В селе две тысячи человек, чем они живут и почему не хотят работать, непонятно. Москвичей-бизнесменов считают эксплуататорами и относятся к ним с отторжением.

На какое-то время удалось найти женщину-организатора, она запустила работу агропредприятия. Удивлялась самой себе – зачем ей это нужно? Она специалист по молоку, а не растениеводству.

Остается впечатление, что среди населения России ведется пропаганда не только против семьи и детей, но и против работы.

Но в таком случае данные о низкой безработице такая же фикция, как инфляциям или рост ВВП на уровне погрешности. На первый план деиндустриализации вышел человеческий фактор. Сам Стасевич, естественно, не жалует поклонников теории заговоров. Он просто знает, что для индустриализации России нет ни времени, ни ресурсов.

Что касается США, у них вообще нет перспектив индустриализации. Международная кооперация труда привела к тому, что наибольшую капитализацию в мире имеют три IT-компании США, не обладающие собственным производством. В то же время производство Юго-Восточной Азии ничего не разрабатывает.

Например, рекордные микропроцессоры два нанометра из Японии уплыли в Голландию и далее.

По информации Стасевича, США поставляют в Китай Боинги и соевые бобы.

Сложилась совершенно дикая система мировой экономики с критическим уровнем издержек, фактически блокирующем индустриализацию. Дешевую сою производит российский Дальний Восток. Все у нас дешевле и качественней, благо делать лучше Боинга несложно.

Покупать сою и самолеты у России Китай не может из-за системы санкций и шантажа. Сам Китай не способен к полноценному индустриальному развитию. Благодаря рекордной на уровне США коррупции в сочетании с массой собственной дешевой рабочей силы и страхом власти на уровне сталинского, Китай наладил выпуск продукции по тем технологиям, которые сумел заимствовать. В итоге захлебывается произведенными автомобилями, их некуда сбыть. С планированием в Китае совсем плохо.

США вместо попыток собственной реиндустриализации защищаются от китайской продукции, как будто одно это поможет. К инструментам промышленной конкуренции США приходится относить диверсионный взрыв газопровода, который практически не оставил шансов для индустриализации Германии.

Россия не делает ни того, ни другого.

В глубинное государство США Китай встроился благодаря государственной коррупции. Автомобили в Россию поставляет с дотациями по миллиону рублей на штуку. По одним источникам утилизационный сбор китайцам удалось для своей продукции обнулить, по другим платеж триста тысяч легко пробивается дотациями. Из АвтоВАЗа смотрят на Китай с ненавистью и предупреждают, после слива отечественного производства допингом цены на китайскую продукцию взлетят вдесятеро. При нулевой локализации китайский автопром выкачал из России 35 миллиардов.

Однако цены на автомобили того же ВАЗа до неконкурентного уровня взвинтил не Китай. Это произошло благодаря отсутствию собственного ценообразования.

Стасевич не слишком высоко оценивает кибернетическую индустриализацию Украины Виктора Глушкова и его разработки ОГАС. Моделью стала индустриализация тридцатых годов, кода покупали по импорту целые заводы. Большевикам повезло, в США разгорался кризис Великой депрессии.

Член МОИП Александр Харламов считает причиной деиндустриализации то, что люди друг друга не слушают и договориться не могут. Кумир современного испытателя природы, средневековый экономист Уильям Пети со своей идеей свободы выбора тут не причем. Пети был один в чистом поле в 1640 году.

Говоря о неспособности договориться и слышать друг друга, участники обсуждения сами в этом отнюдь не преуспели.

Может показаться странным, однако тема колебательного процесса индустриализации-деиндустриализации чрезвычайно важна для современных испытателей природы, исследователей эволюционных процессов материи с нематериальными сущностями во главе всех углов.

После окончания советского этапа истории России произошел революционный переход имущественных и неимущественных прав. Его принято трактовать в терминологии утраты морали и правовых норм. Называются имена известных людей, действия которых трактуются как преступные.

Такой подход столь же справедливый, как и не конструктивный, с точки зрения исследователя-эволюциониста. Для сравнения: мы же не можем наказать древние растения, которые отравили атмосферу отходами своей жизнедеятельности в виде кислорода и спровоцировали вымирание видов. Эволюция была вынуждена поднять оскудевшую биосферу на более высокий уровень организации.

Подобные события разного масштаба в эволюции человечества происходят в соответствии с волнами турбулентности в структуре динамического хаоса Эдварда Лоренца. Изучать их трудно. Из-за расхождения частоты и вероятности привычные методы невалидны в области уникальных событий, пусковых для последующих эволюционных треков.

На счастье исследователя, системные явления допускают паритетные интерпретации. Остается только найти модель, наиболее приемлемую для адекватного отражения реальности, эффективную в прикладном отношении для решения какой-то конкретной проблемы государства и общества на текущий момент истории.

Например, прошедшей в постсоветское время деиндустриализации.

С таким же успехом можно было взять предсказанную моделью физика Сергея Капицы депопуляцию. Или текущего с позапрошлого века кризиса института семьи. Эволюционные закономерности, причинно-следственные связи будут те же.

Неотъемлемой частью революции является не только переход прав собственности, но и неизбежные изменения самой системы права. В постсоветское время произошло чувствительное расширение гражданского права за счет того, что на советском этапе решалось как-то само собой за счет арбитража и ручного управления советскими и особенно пародийными органами власти на местах.

Выдающийся цивилист с огромным опытом законодательной работы, председатель комитета по законодательству Государственной Думы Павел Крашенинников в интервью корреспонденту МП подробно рассказал как проводилась работа по созданию нового постсоветского права. Для столь важной работы компьютеры того времени были непригодны, и автор использовал амбарные книги для формирования перекрестных ссылок. Его работа в значительной степени снизила неизбежный произвол. Крашенинникову помогло знание истории права и роль юристов-законодателей в трансформации права во время революционного перехода в итоге событий 1917 года. Одним из первых законов правительства Ленина был Гражданский кодекс.

Эта история описана в книге Крашенинникова «Всадники Апокалипсиса. История государства и права Советской России 1917-1922».

Революция восьмидесятых-девяностых прошла иначе. Жертв вооруженных действий было намного меньше даже относительно плана, и при этом ущерба эта революция принесла отнюдь не меньше.

Цивилист Крашенинников отработал роль пожарного, а вот по части строительства получилось неэффективно. За время нашего общения он менял позицию между полюсами: проблема в отсутствии законодательной активности правительства; проблема в неадекватном правоприменении хороших законов; гадостей для граждан в жилищном законодательстве мы не допустим. Параллельно Крашенинников выражал надежду на СМИ.

Цивилистика, которая регулирует частные взаимоотношения граждан имущественные и неимущественные, является отраслью юриспруденции гражданского права. Она оказалась бесполезной. Реформа Гражданского кодекса перешла в хронический режим. Конституционная реформа ожидаемого эффекта не дала. Революционные настроения населения с экологическим обострением прошли и сменились на возвращение Homo soveticus с запросом на государственный патернализм. Революционные события деиндустриализации продолжают развиваться.

Нам до сих пор непонятно, как покупались заводы по цене автомобиля, чтобы закрыть производство и вскрыть проржавевший железный занавес консервным ножом импорта зарубежной продукции.

Процесс деиндустриализации не останавливается. Работники по найму теряют источник существования из-за гражданского иска разведенной жены собственника. Тысячи местных жителей находят источник существования за счет варварского разграбления природных ресурсов страны. Оба процесса поддерживаются международными НКО зеленой окраски и юристами высокого уровня с западным финансированием. Бедная разведенка на закрытие предприятия не тратит ни копейки.

Известны такие экзотические примеры, как спор собственников за права на нематериальное культурное наследие популярных в советское время проектов, чтобы исключить их доступность в России.

Можно сравнить с рекордным половодьем весны-24: дамбу построили по коррупционным схемам и пропустили политический момент Казахстана, откуда спустили воду. Природный фактор не предотвращен, но усилен вполне сознательном человеческим фактором.

Основную роль деиндустриализации России сыграли депрессивная налоговая и кредитно-денежная политика, рестрикция денежной массы, высокая ключевая ставка, бюджетное правило с изъятием средств из экономики, обратный акциз для нефтянки в сочетании с прямыми преференциями зарубежным продуктам из российских ресурсов, из которых делается импортный продукт.

Есть еще бюрократический террор, заниженная зарплата инженера на уровне курьера, множество политических запретов и негативная пропаганда. То есть все то, что превращает триединую цель индустриализации Татьяны Воеводиной в пустые слова.

Почему-то журналисты и политики без естественнонаучного образования ключевую роль в торможении экономического развития отдают санкциям. Причина, однако, другая. Международное разделение труда по программе компании BlackRock определяет зависимость производителей от логистического произвола и любых навязанных условий. Например, по правилам ВТО или углеродному следу в продукции.

Соответственно, зависимые производители подпадают под новую волну деиндустриализации.

О коварных планах Запада в отношении России говорила зампред Думы Ирина Яровая. Сначала надо было подавить собственное производство импортом: «Зачем вам самим производить, мы вам все дадим!» Затем в один момент импорт выключить. Так сделали с Африкой. На Украине внешние программы разного происхождения, той же BlackRock или Monsanto, вошли в состояние взаимной коллизии.

В России не удалось ничего, ни индустриализация, ни деиндустриализация. Подавить Россию оказалось невозможно, порождается эффект жизненной силы с признаками пассионарности. В то же время рост сдерживается множеством тормозов ручного управления. Рост возможен в пределах десятков процентов, но не кратности от уровня выживания.

Управление Россией остается под внешним контролем в соответствии с моделью двоевластия, о котором говорит в Думе Геннадий Зюганов. Для индустриализации недостаточно перевоспитать тех, кто ждет возврата международной кооперации. Необходимо применить модель кибернетика Виктора Глушкова на примере управления промышленным развитием Украины и обеспечить дееспособность коллективов. А это уже эволюционно-генетическая задача. Она теоретически относится к компетенции секции Проблем эволюции материи МОИП в соответствии с ее названием.

Нарастающий парадокс современного человека состоит в разрыве технологий и биотехнологий. Достижения Глушкова стали возможными благодаря первой волне миниатюризации элементной базы в электронике. Сегодня прогрессивные советские ЭВМ кажутся неповоротливыми монстрами. Однако они работали. А сегодня прогрессивная программа PRISM обслуживает глобальное разрушение, и договориться никто ни с кем не может. Потому что особо умные люди питают мышление чужими мифами, друг друга не слышат и новое не воспринимают.

Болезнь века. Биотехнология in populi, организация работы коллективов строится в формате зомби-паразитизма по модели эволюциониста Юрия Чайковского. Национальный мазохизм трансформируется в тотальную мизантропию. Историк науки Сергей Багоцкий исповедует синтетическую теорию эволюции Джулиана Хаксли с искусственным соединением дарвинизма и менделизма, фактически контаминацию системности с редукционизмом. Реальность опровергает эти построения, и они все равно искусственно поддерживаются именно для того, чтобы сделать былью совсем неинтересную сказку депопуляции и постиндустриализма.

Тематика массовых экспериментов in populi в разных формах стала общим местом глобальной политики. То, что в этом тексте названо ковидом, оказалось наиболее мощным экспериментом искусственной инфодемии. Возможно, Стасевич не задумывался об искусственном характере акции, если он удивляется смерти своего соседа в больнице, где были все возможности для спасения.

Гигантские экономические потери известны. Дискуссии о потерях от популяционного иммунодефицита вследствие наведенной через СИИ иммуносупрессии ушли в прошлое вместе с отстранением президента Академии Александра Сергеева. Иммуносупрессия пробивает защиту иммунопрофилактики в зависимости от наличия воли к жизни или болезненной мнительности в отношении своего здоровья. Действие вакцин специфическое, иммуносупрессия создает преимущества разным вирусам, и не только респираторным. В текущей дискуссии, на мой взгляд, отмечается таргетная пропаганда террористических действий. Например, открыть газ, пока семья спит, с применением социальной инженерии. Для успеха надо знать адреса, где сохранились плиты старого образца. Подобные примеры идут множественным потоком, складываясь в доминирующую тенденцию.

Естественная канва общей тенденции получила общий маркер относительно нового мема «Анти-Дарвин». Наряду с жизнестойкостью в период ковида, в Россию он пришел из США, и здесь, на родине эволюционной генетики, с обратным потоком мысли смирились без споров.

В своем выступлении на заседании МОИПа я сказал о нарастании национального мазохизма в управлении, переходящего в циничную мизантропию элиты в отношении к населению. На фоне событий в мире, которых касались сами участники заседания, ничего нового я не сказал. Отклика ученых не заметил.

Участники заседания МОИПа в ключевой части утраты способности слышать и договариваться тоже ничего нового не сказали. Формула «бог смешал языки» присутствует в древних канонических текстах. История метеонаблюдений и параллельного развития психотерапии выявила нематериальную связь массового обострения болезней сна и общения у людей с констатацией метеоролога Романа Вильфанда «Когда климат меняется, погода становится нервной». Уникальные события с исчезающей вероятностью начинают повторяться, их становится больше год от года.

В сознании ученых реальность и теория не имеют точек соприкосновения. Это традиционное условие выживания в статусной науке для членов МОИПа выглядит странным. Подобных свободных от психологического давления ученых в России много. Парламент от их вмешательства защищался, судя по казусу с эволюционистом Юрием Чайковским. В последнее время люди с большим вкладом в науку утрачивают способность к диалогу до крайней степени агрессивного отторжения. Поэтому сам факт, что историку науки Сергею Багоцкому удалось собрать участников дискуссии и добиться общей позиции, является символичным достижением.

Идея президента Путина по подготовке новых управленцев из числа участников СВО не обсуждалась и не всем понятна. Она может оказаться решением проблем, о которых говорил в МОИПе Владимир Стасевич. Среда Вооруженных сил России защищена от внешней пропаганды, там действует собственная идеология. И это единственная среда, где воспитание лидерских качеств строится по социальной лестнице без социальных лифтов, когда ответственность за подчиненных не формируется.

Таким образом, дискуссия в МОИПе по теме индустриализации-деиндустриализации имела большое значение, ускользнувшее от самих ее участников.

Люди с качественным советским образованием высокого уровня обычно относятся к деятельности парламента России аналогично отношению селян в Сальской степи к ним самим, описанному Стасевичем. С той разницей, что в данном случае факты массированной негативной пропаганды доказаны и ее источники идентифицированы.

Реализовать декларативную конструкцию Татьяны Воеводиной об индустриализации невозможно. Невозможно даже понять причину запрета. То, что мешает, это заложено в искаженную базу науки о жизни на уровне своеобразной религии типа синтетической теории эволюции Джулиана Хаксли. Новости тут нет, дискуссия русской и англосаксонской науки идет с обострениями больше века.

Текущая история на примере России поставила спасение человечества в зависимость от спасения адекватной науки. Это миссия-предназначение в терминологии Натальи Вакуровой исключительно русской науки. Никто за нас ее не выполнит. То, что делается против нас, называется миссией-поручением.

Лев МОСКОВКИН.

политика
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Воеводина Татьяна Владимировна
Воеводина Татьяна Владимировна
28 дней назад

Стасевич В.И. заканчивал не МГТУ им.Баумана, а МФТИ. Исправьте, пожалуйста.

1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x