Преданья старины глубокой: фонтаны как источники водоснабжения. 220-летию московского водопровода посвящается

Известно, что итальянский живописец, скульптор, архитектор, ученый и инженер эпохи Высокого Возрождения Леонардо да Винчи был большим любителем сочинять загадки. Вот одна из них: «Он принесет на раскаленные улицы снег, сорванный с высоких горных вершин, и усыплет им праздничные площади в летний зной».

Что имел в виду Леонардо да Винчи? В своей загадке он подразумевал… фонтан. Согласитесь, как точно, образно, поэтично.

Но фонтаны, к которым мы приходим в городе в летний зной, чтобы ощутить прохладу и полюбоваться устремленными в небо свежими струями воды, не всегда выполняли только эстетическую функцию c положительным влиянием на микроклимат окружающего пространства. В давние времена именно эти рукотворные водные источники служили в городе водоразборными «колодцами», из которых горожане черпали питьевую воду.

В Музее воды АО «Мосводоканал» открылась уникальная выставка старинных чертежей первых водоразборных фонтанов Российской империи в Москве. В экспозиции представлены чертежи из архива музея и планы расположения фонтанов из атласа «О преобразовании Московского водопровода с 1826 года», составленного в 1837 году инженер-полковником Максимовым.

Почему выбрали фонтаны в качестве источников водоснабжения, где появились первые фонтаны и как они были устроены, а также какие вопросы задают посетители выставки старинных чертежей первых водоразборных фонтанов?

Реконструкция водопровода

28 октября 1804 года в Москве открылся первый водопровод централизованного водоснабжения города, в который вода поступала из мытищинских источников. Проектная мощность «Екатерининского» водопровода составляла 300 тысяч ведер в день из расчета емкости одного ведра в 12,3 литра, но растущему населению Москвы не хватало и этого. Кроме того, из-за допущенных при проектировании ошибок и неполной реализации всех задумок Фридриха Вильгельма Бауэра в столицу поступало лишь 30 – 40 тысяч ведер воды ежесуточно. Отметим, что Фридрих Вильгельм Бауэр был родоначальником московского водопровода. Выдающийся инженер стоял у истоков становления старейшего городского хозяйства.

Потеря воды объяснялась тем, что ее подавали по самотечной кирпичной галерее. Водопровод строился долго, что привело к частичному его разрушению. Мастера водопроводного дела понимали, что ему требуется хороший ремонт.

Поэтому назрела необходимость реконструкции мытищинского водопровода. Он на своем веку пережил несколько реконструкций, первую из которых провели через 25 лет после открытия водопровода, в 1826 – 1835 годах, под руководством начальника Округа путей сообщения в Москве инженер-генерал-майора Николая Яниша. Участок Екатерининского водопровода от Мытищ до села Алексеевского в процессе реконструкции усовершенствовали, после чего стало возможным подавать в Москву 180 тыс. ведер в сутки.

Рядом с селом Алексеевским построили водоподъемное здание, где установили две паровые машины по 24 лошадиные силы каждая и четыре паровых котла. Отсюда по чугунному трубопроводу диаметром 300 мм и протяженностью 7,5 км вода подавалась в выложенный чугунными плитами резервуар на 6,5 тыс. ведер (80 кубометров), расположенный на втором этаже знаменитой Сухаревой башни.

Проект Яниша был рассчитан в первую очередь на привилегированный класс столичного общества. Вода поступала к жителям девяти частей города: Городской, Тверской, Мясницкой, Пречистенской, Арбатской, Сретенской, Яузской, Басманной и Мещанской.

Водопровод стал настоящим подарком для москвичей, истосковавшихся по питьевой воде. К тому же трудно представить, что осталось бы от города после пожара 1812 года, если бы в столицу не было постоянного притока воды. Конечно, удовольствие было не из дешевых и было доступно далеко не всем. Так, в дома москвичей вода придет еще не скоро.

Столица рукотворных источников

Теперь вернемся к фонтанам. Фонтаном называют специфическое гидротехническое сооружение, как правило, выполняющее декоративную функцию. Часто их устанавливают в парках, скверах как украшение.

Декоративные фонтаны классифицируются по различным признакам: по размеру и расположению, по декоративному исполнению, например фонтаны с динамической подсветкой или поющие, музыкальные.

Но есть фонтаны, которые выполняли в свое время совершенно другую функцию. Они называются водоразборные. И относятся они к первому московскому водопроводу. Из них москвичи разбирали воду для своих нужд (отсюда и их название). Тем, кто жил далеко от фонтанов, привозили воду в бочках на лошадях водовозы или водоносы.

На всех крупных площадях Москвы по проекту Яниша были оборудованы водоразборные фонтаны, получившие от москвичей собственные имена. Так, рядом с Сухаревой башней расположился фонтан, названный Шереметевским (в районе современной Большой Сухаревской площади). Фонтан на Лубянской площади стал Никольским (на современной Лубянской площади), на Театральной площади – Петровским (на современной Театральной площади), около Александровского сада – Воскресенским (в районе современной Манежной площади близ входа в Александровский сад), на углу Варварки – Варварским (в районе современной Славянской площади, рядом с памятником равноапостольным Кириллу и Мефодию). Таким образом, самых первых московских водоразборных фонтанов было пять: Шереметевский, Воскресенский, Варварский, Никольский и Петровский. Причем вода в фонтанах предназначалась как для людей, так и для животных. В фонтане находилось две чаши. Из нижней поили лошадей, а из верхней черпали воду горожане для личных нужд.

У фонтана всегда кипела жизнь. Тут вам и новости, и сплетни, мелкие стычки и деловые переговоры. Сюда подъезжали водовозы на своих могучих лошадях, набирали в бочки воду и развозили по домам. Профессия водовоза была тогда одной из самых популярных рабочих профессий. Их знали в лицо и по имени, их ждали в каждом дворе. И Москву обыватели стали называть столицей фонтанов.

От фонтанов сделали отводы: от Шереметевского – в Сандуновские бани, от Петровского – в долговую тюрьму, «яму», и в бани купца Челышева, от Никольского часть воды шла в три водоема в Китай-городе, устроенных на случай пожаров, от Воскресенского снабжался комплекс Большого Кремлевского дворца, а от Варварского – Императорский Воспитательный дом. Магистраль заканчивалась в Зарядском переулке малым фонтаном, чаша которого, украшенная львиной мордой, была встроена в стену Дома Московского купеческого общества.

Но фонтаны были расположены в центре города, и этим благом тогдашней цивилизации пользовались далеко не все. Тем, кому в жизни повезло меньше, приходилось по старинке пользоваться водоразборными колонками и ждать водовозов. Поскольку вода нужна была и для питья, и для готовки, и для мытья, и для стирки, москвичи по нескольку раз в день ходили за водой с кадками и ведрами.

Решение о строительстве не простых фонтанов, а художественно оформленных, соответствующих новому облику возрождающейся после французского разорения Москвы, было принято в 1828 году. На Москву буквально обрушился фонтанный бум. Скульптор И. П. Витали (1794 – 1855) получает заказ на украшение Шереметевского и Никольского фонтанов, а позднее Петровского, Воскресенского и Варварского.

Как это работало?

Водоразборные фонтаны представляли собой сооружения незамкнутого цикла. Из Мытищинских ключей вода собиралась и подавалась в город. Ее путь был не близким: она шла по трубам через Ростокинский акведук. В районе села Алексеевского соорудили водокачку, откуда вода шла в резервуар, что был установлен на втором этаже Сухаревой башни. Из него вода подавалась к разборным фонтанам.

Барон водопроводов

Развитие Москвы продолжалось. Началась реконструкция второй линии водопровода, которая решала задачу расширения и подачи воды в столицу. Этим занялся Андрей Иванович Дельвиг, двоюродный брат барона Антона Дельвига, лицейского друга Александра Пушкина. Андрей Иванович Дельвиг – барон, генерал-лейтенант, сенатор, талантливейший инженер, которому принадлежит авторство первого русского «Руководства к устройству водопроводов».

Дельвиг состоял инженером по особым поручениям при главноуправляющем корпусом путей сообщения графе Клейнмихеле, занимался строительством мостов, шоссейных и железных дорог, гидротехнических сооружений. Ему принадлежит проект соединения рек Москвы и Волги, а также Волги и Дона. Он был председателем Архитектурного совета по постройке храма Христа Спасителя в Москве, а также председателем Императорского русского инженерно-технического общества.

В 1853 – 1858 годах по проекту Дельвига перестроили и значительно усовершенствовали московский водопровод, уже полвека к тому времени снабжавший водой Первопрестольную. Старые паровые машины Алексеевской водокачки заменили на более мощные; к уже существующему баку добавили еще один, а к Сухаревой башне проложили новую чугунную трубу.

В это же время, при сооружении участка водопровода у Бабьегородской плотины и Краснохолмского моста, инженер Максимов построил фонтаны-водоразборы на Арбатской, Тверской (ныне Пушкинская) площадях, у дома Пашкова, на Зацепе, Серпуховской и Калужской площадях, на Пятницкой улице и Полянке.

Благодаря реконструкции, произведенной Дельвигом, производительность водопровода выросла в 2,5 раза, были сооружены новые водоразборы – 26 фонтанов, бассейнов и водоразборных колонок. Тогда же были впервые сооружены 15 пожарных колодцев, что явилось большим подспорьем пожарным частям.

Фонтаны были функциональными, а иногда и декоративными. Из этой линии московских фонтанов наиболее известен фонтан на Собачьей площадке.

Если заглянуть в историю создания в столице первого централизованного водопровода, можно убедиться в том, что в XIX веке в городе заработали специальные водоразборные фонтаны, которые стали частью системы водоснабжения. Из них москвичи разбирали воду для своих нужд.

Музей воды представляет уникальные чертежи

Уникальная выставка в Музее воды старинных чертежей первых водоразборных фонтанов Москвы не только раскрывает неизвестные страницы истории, но и демонстрирует полет инженерной мысли. Инженеры того времени заложили принципы работы водопотребления города, без которого жизнь в нем была бы невозможна.

Чертежи, выполненные вручную, предстают перед посетителями музея как живые документы. Помимо точных линий и большого количества мелких деталей, на многих из них можно увидеть изображения людей.

Инженеры поясняли таким способом, кто проживал в данном районе, где располагался фонтан.

Выставка приурочена к юбилею московского водопровода, 220-летие которого отмечается в этом году. Экспозиция уже вызвала огромный интерес у посетителей. Удивительно, что, несмотря на многие потрясения, которые пережила Российская империя, а затем Страна Советов и новая Россия, удалось сохранить бесценные фолианты.

Вспоминаются строчки из стихотворения Фёдора ­Тютчева:

Смотри, как облаком живым

Фонтан сияющий клубится;

Как пламенеет, как дробится

Его на солнце влажный дым.

Лучом поднявшись к небу, он

Коснулся высоты заветной –

И снова пылью огнецветной

Ниспасть на землю осужден.

О смертной мысли водомет,

О водомет неистощимый!

Какой закон непостижимый

Тебя стремит, тебя мятет?

Как жадно к небу рвешься ты!..

Но длань незримо-роковая

Твой луч упорный, преломляя,

Свергает в брызгах с высоты…

А вот первые пять фонтанов, увы, уцелели не все. Вопрос, почему же их не удалось сберечь, чаще всего задают посетители выставки.

Активный рост и перестройка столицы на протяжении XX века меняли ее облик. Новые крупные площади, улицы и проспекты пролегли по городу. Но все же два фонтана уцелели. Петровский фонтан – единственный, оставшийся на своем историческом месте. Он хорошо сохранился – находится на бывшей Петровской, а ныне Театральной площади, рядом с памятником К. Марксу недалеко от Большого театра. 17 тысяч ведер воды поступали сюда в сутки.

А вот Лубянский фонтан (второй из сохранившихся) был демонтирован в 1935 году при строительстве метро. К счастью, фонтан не уничтожили, а перенесли в Нескучный сад к зданию РАН. Умельцы мастерской Витали трудились над этим шедевром с 1829 по 1835 год. Фонтан состоял из двух круглых чаш – нижней большой и верхней малой. Сделаны они были из красного гранита. Поддерживали чашу четыре фигуры мальчиков, по замыслу художника олицетворявших русские реки Волгу, Днепр, Дон и Неву. Малую чашу поддерживала группа из трех бронзовых орлов, которые сейчас, к сожалению, утрачены. Фонтан пропускал 26,5 тысячи ведер воды в сутки.

В Музее воды трепетно хранят память обо всех водоразборных фонтанах, их чертежи и иллюстрации. Благодаря обширным архивам корпоративного выставочного комплекса Мосводоканала каждый посетитель сможет прикоснуться к истории водоснабжения Москвы и представить, как улицы нашего города украшали эти прекрасные инженерные сооружения, которые позволяли пить чистейшую воду Мытищинских ключей в самом сердце Москвы – с видом на кремлевские башни.

…Не напрасно древние философы считали воду основой мироздания и возвели ее в ранг одной из главных четырех стихий, на которых держится жизнь на Земле. Фонтаны, как дети этой стихии, призваны украшать, умиротворять и делать более комфортной нашу современную жизнь.

Напоминаем, что Музей воды работает с понедельника по пятницу, а выставка «Первый водопровод Москвы. Фонтаны» ждет гостей до 19 августа.

Нина и Леонид ДОНСКИХ.

Фото предоставлены Музеем воды

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x