Вы здесь
Главная > #СМОТРИ/СЛУШАЙ > «РИЧАРД III»: ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЛЬНОГО АДА

«РИЧАРД III»: ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЛЬНОГО АДА

Одну из десяти знаменитых исторических хроник Шекспира поставила на сцене Театра им. Моссовета режиссер Нина Чусова. Новый спектакль «Ричард III» балансирует на стыке между трагедией, притчей и мюзиклом.

События шекспировской пьесы относят нас в период второй половины три­дцатилетней Войны Алой и Белой розы, которая велась сторонниками двух ветвей династии Плантагенетов – Ланкастеров и Йорков. Режиссер задалась целью на историческом материале поговорить со зрителем на актуальную тему всевластия, насилия и безнаказанности. Шаг за шагом Нина Чусова исследует, что же именно происходит с душой человека, который заболевает жаждой власти, изучает, насколько далеко он может зайти в этой своей страсти и какие последствия по разрушению личности властолюбие несет.
Заглавную роль исполняет народный артист России Александр Домогаров. Наблюдая за действиями его героя, стремящегося любой ценой взойти и удержать трон, становится очевидно, что гениальный Шекспир на сем примере безошибочно показал характер диктаторов всех времен и народов. Задолго до рождения на свет Наполеона, Ленина или Гитлера английский писатель словно предсказал их появление, фантастически точно описав психологический процесс разложения личности вплоть до момента, когда, утопая по горло в крови, диктатор теряет свою главную цель.

Понятно, что для того, чтобы непростой шекспировский текст не задавил зрителя и не вверг его в состояние безысходного мрака, требуются артисты, обладающие ярко выраженной способностью к лицедейству. Те, которые умеют молниеносно сбрасывать с себя разнообразные маски-личины, как змея – кожу, и тут же примеривать новые. Театр Шекспира, как и театр двора Короля Эдуарда IV (роль интересно делает Михаил Филиппов), – это прежде всего театр виртуозных лицедеев.

Валерий Яременко в роли Бекингема

Чтобы «провернуть» все то, что «проворачивает» горбун и урод Ричард III ( природа наделила царственную особу физическими изъянами), он должен владеть целым арсеналом уникальных качеств. В трактовке Александра Домогарова Ричард III умен, коварен, жесток, решителен. При этом он умеет вызвать острую жалость к себе. Он способен казаться глубоко набожным. А если требует ситуация, то еще и сексуальным, томно подчиняющимся женской воле. (В такие моменты Домогаров откидывает «подпорки» в виде хромоты и сгорбленности, и зритель видит хорошо знакомые черты Жоржа Дюруа из «Милого друга» или Сирано де Бержерака). К чести Александра Домогарова, артист, следуя заповеди Мейерхольда, стремится как можно дальше уйти от предыдущих, успешно сыгранных им ролей и не повторяется.

Ричард уничтожает потенциальных претендентов на трон, и в финале оказывается одинок и ненавидим народом и лордами. При этом – самое удивительное – его действия по большей части настолько банальны, что сам он искренне удивляется тому, сколь глупы или пугливо-безропотны оказываются те, кого его выходки приводят к трагичному финалу. Собственный финал тирана жалок и страшен.

Королевский двор с его застольями и богатством в трактовке Нины Чусовой (и сценографии Владимира Ерешко) – самое опасное место в королевстве. Познает это на себе героиня Яны Львовой – Елизавета, проходя тернистый путь от королевы до изгнанницы.

Бесподобен заслуженный артист Валерий Яременко в роли Бекингема. Яркий, стремительный, жесткий – в первой части он практически выступает зеркалом самого Ричарда. «Подобное притягивает подобное»: Ричард и Бекингем мыслят в унисон, они вполне могли бы поменяться местами, если бы родословная Бекингема позволила ему это сделать.

Cцена из спектакля

Особняком в этом истории стоит Герцогиня Йоркская в блистательном исполнении Ольги Остроумовой. Как мать, не имея прямых улик, она нутром чувствует проклятие, которое несет на себе Ричард III, и не хочет ни благословлять его, ни подпускать особо близко к себе.

Убедителен и точен в своей роли Дмитрий Щербина (Стенли). Запоминается и образ, созданный экспрессивной Дарьей Емельяновой в роли Леди Анны.
Невозможно не отметить в этом спектакле великолепные костюмы Луизы Потаповой, решенные в эклектичном стиле. Художница подчеркивает эклектикой, что история захвата власти – вневременная, она могла произойти в любой момент, начиная с зарождения цивилизации. В костюмах присутствует символика самых разных эпох – тут и английские шевроны, и нашивки на шинелях советских времен, и обувь а-ля гранж, и невероятная мантия самого Ричарда в стиле пэчворк. Мантия, кстати, особо обращает на себя внимание. Она состоит из кусочков, из элементов каждого персонажа, который занят в спектакле. И весь этот груз кровавых расправ, воспоминаний, кошмаров Ричард влачит на себе, словно проклятие.

Любопытно и музыкальное сопровождение спектакля, работая над которым композитор Александр Чевский пошел не совсем стандартным путем, переложив часть шекспировского текста в гимны и песни.

Вердикт Театра им. Моссовета в постановке «Ричард III» читается однозначно – власть отравляет, в ней спрятан персональный яд и ад. Единственный вопрос, который тревожит участников этой кровавой гонки по вертикали: кто следующий окажется внизу, в саркофаге королевского склепа.

Елена Булова.

На снимке:  Александр Домогаров в роли Ричарда III

Фото Елены Лапиной.

Добавить комментарий

Loading...
Top