БЕССМЕРТНЫЙ МАРШ РОССИИ

1992 год. Беспомощность, безнадежность, полное непонимание того, «куда влечет нас рок событий». Холодный, мокрый день, липкий от грязи Арбат. Нищие пенсионеры, неумело еще тянущие руку, полчища зарубежных религиозных проповедников, наехавших «спасать Россию», спекулянты, продающие вчерашние святыни – знамена, ордена, медали. И молчаливая толпа у театра Вахтангова вокруг музыканта со стареньким аккордеоном. Он играет «Прощание славянки». Щемят сердце звуки старого марша, а мы стоим и не можем уйти. Но когда пронзительная минорная мелодия сменяется бодрым мажором, верится: все будет хорошо, не пропала Россия и не пропадет, и не такое видывали.
Прошу прощения за чрезмерный пафос, но, наверное. и нельзя иначе рассказать о прославленном марше, почти сто лет назад сразу и навсегда вошедшем в душу России и других славянских стран. И об его авторе – военном музыканте, дирижере, композиторе Василии Ивановиче Агапкине (1884 – 1964).

Парад на Красной площади 7 ноября 1941 года. Сводным оркестром руководит В. А. Агапкин

…1912 год. В провинциальном городке Тамбове, что по словам Михаила Лермонтова, «на карте генеральной/ кружком означен не всегда», служит в запасном кавалерийском полку штаб-трубач Василий Агапкин. Сын грузчика, сирота, воспитанник батальонного духового оркестра в Астрахани, отслужив действительную службу, он приехал в Тамбов с мечтой поступить в здешнее музыкальное училище. Но денег на учебу не было, пришлось идти на сверхсрочную службу. Он на хорошем счету: место трубача при штабе доверяют только отличным музыкантам.

До Первой мировой войны два года, но первые сполохи ее уже сверкают. В октябре 1912 года начинается Первая балканская война – народы Балкан восстают против Османского ига. Вести об этом доходят и до тихого Тамбова. Нарасхват раскупается газета «Тамбовский край» с военными сводками – сыновья и внуки воинов 122-го Тамбовского полка, в войну 1877-1878 годов, сражавшихся под Плевной, болеют за братьев-славян. Радостным патриотическим порывом захвачен и трубач Агапкин и свои чувства пытается выразить в музыке. Подбирая на пианино мелодию, он представляет, как балканские женщины провожают на битву за свободу своих сыновей, братьев, женихов. Сочиненный марш он так и назвал – «Прощание славянки». Ноты и незамысловатый текст напечатаны в местной типографии. Чудом сохранившийся до наших дней в архиве семьи композитора единственный экземпляр украшен трогательной в духе времени аляповатой картинкой: томная красавица прощается с бравым гусаром, вдали на фоне гор собираются боевые дружины. Название гласит: «Прощание славянки. Новый марш к событиям на Балканах. Посвящается всем славянским женщинам. Сочинение Агапкина».

Полковник В. И. Агапкин. 1950-е годы.

В считаные дни новая мелодия вырвалась за пределы Тамбова и полетела по всей России и за ее пределы. Ноты издавались тираж за тиражом. Пришел 1914 год и уже русские полки шли под «Славянку»на фронты Первой мировой. Может быть, именно под впечатлением агапкинской музыки Александр Блок написал пронзительное стихотворение «Петербургское небо мутилось дождем/ На войну уходил эшелон…». Разница в стихотворном размере незначительная.
Революцию Агапкин встретил в Тамбове. Вступил в красный гусарский полк, дирижировал духовым оркестром. А когда закончилась гражданская война, как мастер дирижерского дела, был вместе с музыкантами переведен в Москву. Там служил в военной школе, а в свободное время его великолепный оркестр выступал в саду «Эрмитаж». Назначенный на воскресенье 22 июня 1941 года, концерт не состоялся. Вскоре оркестр был расформирован, а капельмейстер В. Агапкин направлен в одну из воинских частей Московского гарнизона.
2 ноября он был срочно вызван к военному коменданту Москвы генерал-майору Синилову, где получил «чрезвычайно важное и сугубо секретное» задание: в кратчайший срок создать сводный духовой оркестр – в глубокой тайне готовился военный парад на Красной площади.
Задача перед Агапкиным стояла трудная. Часть музыкантов была на фронте, часть в эвакуации, оставались лишь музыканты военных частей, находившихся в Москве. Первая репетиция была назначена на утро 2 ноября, оставались лишь день и две ночи, в течение которых Василий Иванович метался в автомобиле по городу, разыскивая людей, обдумывая программу. Репетиция состоялась в срок в здании Конного манежа (ныне – спортзал на Комсомольском проспекте), но только со второго раза дело наладилось.

Полковой штаб-трубач В. Агапкин. Обложка первого издания марша «Прощание славянки». 1912 год.

В семь утра 7 ноября 1941 года сводный оркестр построился на Красной площади напротив Мавзолея. Погода внезапно испортилась, резко похолодало, завыл ветер, пошел снег. Вдруг обнаружилось, что на морозе замерзают клапаны труб. «Инструменты – под шинели!»– распорядился Агапкин. Огромные басы укрывали полами шинелей, клапаны грели руками. И когда начался парад, грянули без помех славные российские марши – «Парад» Чернецкого, «Герой» и другие. И марш «Прощание славянки», конечно? Об этом позже…
С развернутыми боевыми знаменами полки уходили прямо на недалекую передовую. Весть о военном параде в Москве разнеслась по всему миру. За образцовое выступление сводного оркестра капельмейстеру В. И. Агапкину была объявлена благодарность Верховного Главнокомандующего.
Агапкину в тот трудный год было уже под 60, на фронт его не взяли. Но в боевом строю он остался. А потом был еще один парад на Красной площади – Парад Победы 24 июня 1945 года. Снова на древней брусчатке выстроился огромный сводный оркестр из 1400 музыкантов. Управлял им генерал-майор Чернецкий, выдающийся капельмейстер и композитор. Помощником его был полковник Агапкин, чей оркестр вошел в состав сводного.
«Славянка» вошла в народное сознание как легенда. И поэтому верилось, что именно под ее звуки уходили на фронт бойцы с Красной площади в 1941 году. И ней же шли по той же брусчатке 24 июня 1945 года. И все-таки это была легенда.
«Славянка» принадлежала всему народу. И когда его расколола Гражданская война, под нее шли в бой и красные кавалеристы Первой Конной, так и дроздовцы и колчаковцы. А эмигрантам она навевала горькую память об утраченной родине. Поэтому в Советском Союзе в 1930-40-е годы она была негласно «не рекомендована» к исполнению, но то и дело исполнялась неофициально без упоминания имена автора и слов.

Памятник «Прощание славянки» на Белорусском вокзале

Об исполнении «Прощания славянки» на параде 7 ноября 1941 года существует множество противоречивых воспоминаний. С.М. Буденный и К.Е. Ворошилов утверждали, что марш слышали. Но уже в наши дни один въедливый музыковед (Юрий Бирюков) раскопал в архивах список марей, исполнявшихся на знаменитом параде. «Славянки» там нет. Не было ее и на Параде Победы. В список полковых маршей, допущенных к исполнению, она была включена в 1946 году. И с триумфом возвратилась и пронеслась над миром в 1957 году, с выходом на экраны фильма «Летят журавли»в эпизоде проводов добровольцев на фронт. Трубные звуки старого марша снова заставляют сжиматься сердца, напоминая о мужестве русского солдата.
62 года отдал армии и военной музыке В. И. Агапкин. Он создал немало произведений – маршей и вальсов, воспитал сотни квалифицированных музыкантов. Но в памяти народной навсегда остался автором «Прощания славянки». Капризная дама Слава, имеющая обыкновение приходить слишком поздно, была к нему милостива. Она не дала ему «палат каменных», но разрешила участвовать в самых значительных событиях века. В. И. Агапкин похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве под мраморным обелиском, на котором высечены начальные нотные строки его бессмертного марша.
Олег Торчинский.
На снимках:
1.​ Полковой штаб-трубач В. Агапкин. Обложка первого издания марша «Прощание славянки». 1912 год.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x