ДРАМТЕАТР ЗАКОНА

Министр культуры Мединский против президента Путина?
В ситуацию вокруг «Гоголь-центра» и его художественного руководителя Кирилла Серебренникова вовлечены все – от блогеров до высшей власти.
Спецназ в масках чуть ли не штурмом брал театральный центр, в квартире режиссера провели обыск, изъяли телефон, компьютеры. Правда, двери гранатой или тараном не выбивали. Потом Следственный комитет пояснил, что речь о растрате государственных средств в 2011 — 2014 годах, а Серебренников привлекается как свидетель.
Общественность взбудоражилась. Прежде всего — демонстративностью акта. Свидетелей обычно приглашают повесткой. А здесь устроили штурм в масках. Защитники Серебренникова, будучи априори уверены в невиновности знаменитого режиссера, во всеуслышанье заявляют, что это «политический жест устрашения, удар по свободной мысли во всех направлениях», что «начался новый этап — реализация стратегии по запугиванию интеллектуалов, подавлению и в конечном счете устранению инакомыслия».
Однако министр культуры Мединский дал отпор и отповедь: «Переводить вопросы хозяйственно-финансовой деятельности в плоскость околотворческой и околополитической истерии недопустимо».
И в заключение отчеканил: «Правда одна: закон един для всех».
Нельзя не отдать должное его отчаянной смелости. Ведь накануне пресса сообщила, что один деятель культуры напрямую говорил о происшедшем с президентом Путиным, и глава государства прокомментировал действия следственных органов: «Да дураки!»
Оставим за скобками нашу исконную традицию обращения за справедливостью к высшему лицу, а также критику таких обращений: мол, если в деревне Богодуховка ОМОН ворвется в избу бывшего колхозника, то может ли общественность, окружающая бывшего колхозника, напрямую пожаловаться гаранту Конституции?
Сосредоточимся на законе и, в частности, на том, как теперь быть Мединскому? Ведь исполнителей закона, к которому он апеллировал, назвали дураками. Пока неясно, они дураки, потому что просто дураки при власти, или дураки, так как уверены, что произвол сойдет им с рук? Но если они дураки по второму пункту, то кто им приказал, натравил, и когда этого «кого-то» привлекут к ответственности, применив принцип Мединского: «Закон един для всех».
И кто будет решать? Естественно, суд и только суд. Но почему мы в поисках справедливости то и дело обращаемся аж к президенту? А он в таких случаях обычно отвечает, что суд от него не зависит. Тем не менее, однажды, в декабре 2016 года, заявил на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека: «В постановлении суда написано: такой-то, фамилия и дальше — совершил преступление путем написания заявления в Липецкую областную прокуратуру… От таких вещей, когда я смотрю, у меня просто волосы оставшиеся дыбом встают. Что это такое? Вы совсем с ума сошли, что ли?»
А если бы жалоба не дошла до Путина, то человека так бы и посадили в тюрьму за обращение в прокуратуру? Например, на недавнем юридическом форуме не кто-нибудь, а сам бывший председатель Высшего арбитражного суда России Антон Иванов сказал: «Если есть установка решить дело не по закону, ее не преодолеешь».
То есть, получается: если кто-то приказал, дал «установку» — суд вынесет приговор не по закону, а «по понятиям», как говорят в уголовном мире.
При этом высказывание бывшего председателя Высшего арбитражного суда не взорвало общественное мнение, о нем не спорили в многочасовых телевизионных ток-шоу. Можно даже сказать, не обратили внимания. Потому что и без него все всё знают?
Высшая власть решает, кого и как судить, на высшую власть уповают там, где не верят в закон, где закон не действует.
Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x