Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > «НАУЧНЫЕ СРЕДЫ» В ДОМЖУРЕ: О ПРИРОДЕ И ПОГОДЕ

«НАУЧНЫЕ СРЕДЫ» В ДОМЖУРЕ: О ПРИРОДЕ И ПОГОДЕ

В Центральном Доме журналиста на Никитском бульваре состоялись в среду очередные Общественные слушания «Научные среды» по случаю 25-летия Российского фонда фундаментальных исследований.
Сегодня выступил замдиректора Института географии РАН Аркадий Тишков по теме «Экологические угрозы и территориальная охрана природы».
Вообще-то первым и последним настоящим защитником природы, экологом в нынешнем понимании, был сотрудник Института биофизики АН СССР Борис Вепринцев, известный по записям голосов птиц в природе. Я его знал, потому что во время учебы в вечерней школе работал в том же институте лаборантом. После переезда института в академгородок Пущино Вепринцев занялся охраной природы. Его работы до сих пор остаются уникально неповторимыми. Все остальные «экологи» – ангажированные пособники торговых войн. Сути не меняет то, что в этих организациях работают специалисты с качественным советским образованием. Особенно тяжелая ситуация в климатологии, где действуют запреты на профессии.
Тем более приятно, что наука России показывает признаки возрождения. В прошлом блестящие успехи показывали лекции Полит.ру, проект прижали и переформатировали.
Эстафету приняли Общественные слушания «Научные среды» в ЦДЖ. Надолго ли, посмотрим.
Пока же у нового проекта полет нормальный. Аркадий Тишков смело и влет ответил на вопросы из серии «кто даст правильный ответ, тот получит десять лет». Так еще никто не отвечал, и все подтвердилось в плане применения здравого смысла к основным природным изменениям, происходящим на наших глазах.
По словам Тишкова, все биоразнообразие заложено в 14 млн видов, описано 2,5. В этом все резервы будущей медицины и сельского хозяйства. Западные страны ведут активное исследование и поиск новых форм. Например, термофильная бактерия живет при 90 градусов в Йеллоустоунском парке. Используется для консервов. Парк получил миллиарды на развитие. Такие редкие формы и у нас находили. Но у нас плохое законодательство и оно не заинтересовывает людей.
В вопросе по климату заложена конъюнктура. Бурение на российской станции «Восток» в Антарктиде позволило получить керн, который показывает колебания температуры и углекислоты за четыреста тыс. лет. Работой заинтересовался Сергей Шойгу, и многие получили награды. Получается большой цикл похолодания десятки тыс. лет. Прежде такое было за пределами миллиона лет, когда в атмосфере упало парциальное давление углекислоты и получили преимущества растения с C4 фотосинтезом, кукуруза и подсолнечник. Большинство растений с C3 фотосинтезом, ориентированных на содержание углекислоты намного больше, и они получают свои возможности сейчас при ее росте. Есть гипотеза о падении, но Тишков уверен, что углекислота понемногу растет. И не человек тому причиной, а большие циклы. Человек дал, может быть, доли градуса. Есть политический аспект, недаром вице-президенту США Гору дали Нобелевскую премию за доклад о потеплении. На Эльбрусе идет не потепление, а похолодание. На Чукотке тренды похолодания и потепления. Для человека чувствительно, у нас 30 млн домов с печным отоплением. Откуда берутся эти дрова? Серая экономика работает, связанная с потеплением климата.
Тишков уверяет, что ничего это не заговор, просто ученые не умеют настаивать и всем хочется гранты получать. Например, Институт географии в 1956 году участвовал в поисках снежного человека. Деньги дали на снежного человека, и почему нет?
Нервная погода связана с циклами. Лето дождливое, зима слякотная. Прошел антициклонический цикл. Когда циклы меняются, нервность погоды увеличивается. Атмосфера переносит изменения. Антициклон может блокировать. Европа тонет в дождях, мы наслаждаемся солнцем или морозами. Предсказать сложно. А вот если бы у нас была система метеостанций, как в советское время, прогнозы были бы точнее. Больше трети было закрыто. Есть влияние Тихого океана. Есть явление Эль-Ниньо, испарение в тропической зоне. Идет перестройка атмосферы. Последствия достаточно серьезные. Влияет на оползни в Красной поляне, происходит гибель людей. Могут быть и необратимые вещи, когда природа меняет свой облик. Например, после оползня. Есть на Кавказе места, где постоянно оползни и там ничего не растет.
Вспомнили структуру динамического хаоса Эдварда Лоренца и волны жизни Сергея Четверикова. Тишков заявил, что определяющим, конечно, является космос. Наряду с Четвериковым с волнами жизни был Вернадский, который говорил о растекании жизни. Жизнь на Земле есть везде. Есть разные теории происхождения жизни. Однако все это на уровне гипотез. Ничего нет плохого, если ученые будут не достигать истины, а проверять гипотезы.
Лев МОСКОВКИН.

Добавить комментарий

Loading...
Top