ПАМЯТНИКИ МЫСЛИТЕЛЮ И МЫСЛИ — К ГОДОВЩИНЕ РЕВОЛЮЦИИ

К 7 ноября 1918 года – первой годовщине Октябрьской революции — на Цветном бульваре появились сразу два новых монумента, созданные скульптором Сергеем Меркуровым: памятник Федору Михайловичу Достоевскому и аллегорическая фигура «Мысль».

Методом древних египтян

Так получилось, что работу над обеими скульптурами Сергей Меркуров закончил задолго до их установки: гранитная фигура «Мысль» была завершена в 1913 году, а «Достоевский» — в 1914-м. Шансов быть представленными широкой публике у них было немного, если бы 12 апреля 1918 года не появился знаменитый декрет Совнаркома «О памятниках республики», который предписывал в срочном порядке ликвидировать «старорежимные» памятники, заменив их монументами в честь пламенных революционеров и прославленных деятелей культуры. В рамках его реализации в одной только Москве было намечено установить 67 памятников.

Воспользовавшись моментом, Сергей Меркуров предложил Моссовету свои уже готовые скульптуры. Комиссия во главе с Анатолием Луначарским, посетившая мастерскую скульптора, помимо статуи Достоевского сочла возможным приобрести у автора еще две работы. Один из членов комиссии, Николай Виноградов, позже вспоминал об этих событиях так: «Поскольку в списке новых памятников стоял памятник Достоевскому, Меркуров предложил Моссовету приобрести у него уже готовую статую. Была образована комиссия в составе товарищей А.В. Луначарского, В.М. Фриче и меня. При осмотре фигуры Достоевского, признанной вполне приемлемой, были намечены к приобретению еще две фигуры: Льва Толстого (что стоит теперь в Новодевичьем сквере) из красного гранита и фигура задумавшегося человека (из черного гранита), которую автор назвал «Мысль».

«Мысль» и «Достоевского» решили установить по соседству с мастерской, на Цветном бульваре: «Мысль» — у входа на Цветной бульвар со стороны Трубной площади, а «Достоевского» — чуть подальше, у фонтана. Из мастерской трехметровые гранитные памятники перемещали вручную, используя метод, применявшийся еще в Древнем Египте: их укладывали на два бревна, связанные в форме саней, под которые подкладывали валики. По ним «сани» с увесистой поклажей перекатывались с помощью ворота. Вся эта операция была проделана тремя рабочими вместе с самим автором. Передвижение статуи привлекло большие толпы зрителей. Открыты оба памятника были в один день – 7 ноября 1918 года.

Монумент, отличный от других

Публика на установленные скульптуры Меркурова реагировала по-разному. Наибольшее количество споров вызывал необычный памятник Достоевскому: одним нравился мучительный, трагический излом каждой линии, другие сочли статую излишне депрессивной.

«Все линии статуи Достоевского бегут изнутри. Впечатление искания, вечного беспокойства, мучительной тревоги дают эти линии. Нервные руки, соединенные на груди. Голова тянется куда-то в сторону, словно великий прозорливец вглядывается в последние бездны человеческого духа», — писал, например, Сергей Городецкий.

А поэт Иван Приблудный, откликнувшийся на творение Меркурова в стихотворной форме, назвал его «Достоевским в столбняке»:

Глубже и ниже, к подъему крутому,

где отдается с букетом в руке

Трубная площадь бульвару Цветному,

где Достоевский застыл в столбняке…

Задуманный Меркуровым еще в 1905 году, в граните «Достоевский» был завершен только в 1914-м. Позировал скульптору Александр Вертинский. С Меркуровым они были почти соседями: Вертинский в это время снимал на Трубной площади угол у дворничихи за 3 рубля.

«Отличный был натурщик, — вспоминал Меркуров. — Усвоил мой замысел, принял правильную позу. А как держал свои изумительные пластичные руки!».

Прежде чем перейти к граниту, скульптор изготовил более 20 гипсовых моделей. Позднее он определил свое творение как фигуру «о двух осях и об одном центре, причем центр вне фигуры», силуэт которой меняется вместе с изменением ракурса.

«Мне кажется, что я открыл законы, которым подчиняются настоящие произведения искусства… В своих теориях зацепился кончиком за четвертое измерение», — писал скульптор.

Народ на появление «гранитного классика» на Цветном откликнулся анекдотом:

«Луначарский обратился к одному из литераторов:

— Мы решили поставить памятник Достоевскому. Что бы вы посоветовали написать на постаменте?

— Достоевскому от благодарных бесов».

Не стой на пути

В связи с реконструкцией трамвайных путей (их пустили по центру бульвара) памятники с Цветного бульвара убрали: сначала «Мысль» — в 1934-м, а потом, в 1936-м – «Достоевского». Скульптуру «Мысль» установили перед домом Союза советских писателей (дом №52 по улице Воровского, до революции и сейчас – Поварской). Однако простояла она там недолго. Говорят, что как-то писатель Фёдор Панфёров — один из руководителей Союза писателей — спросил, что это за скульптура. Ему говорят: «Мысль». А он, недолго думая, выдаёт гениальную сентенцию: «При чём же тут мысль, какое отношение она имеет к писателям? Убрать!».

Так скульптура опять вернулась в мастерскую Меркурова, откуда уже в 1956 году «переехала» на Новодевичье кладбище, на могилу своего создателя.

Памятник Достоевскому в 1936-м переместили во двор Мариинской больницы на Божедомке (сейчас – ул. Достоевского, д. 4, к. 1), где прошли детство и юность писателя, где он и стоит по сей день.

Сергей ИШКОВ.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x