«ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ МУРАВЕЙНИК» ИЛИ ТАУНХАУС?

Возможно, споры на эту тему начались еще в Древнем Риме. Там в III веке до н. э. стали строить трех- и пятиэтажные инсулы.

На первых этажах в квартирах с высокими потолками жили состоятельные граждане, выше ютились бедняки по три-четыре семьи в одной комнате. Арендная плата, между прочим, была достаточно высока. За год арендатор элитной квартиры на первом-втором этажах выплачивал 3 тысячи сестерций – за эти деньги можно было купить свой собственный дом. Но собственные дома обычно строились на окраинах, а инсула могла находиться всего в двух кварталах от Колизея, театра Помпея, Пантеона, императорского дворца и прочих важных городских объектов.
Наследница Рима – варварская Европа была одноэтажной. И оставалась таковой в течение довольно долгого времени. Разве что рыцари в своих замках из соображений эффективной обороны строили высокие башни и стены – для лучшего обстрела и обороны.
Современные технологии позволяют возводить здания фактически любой высоты. Бурдж-Халифа в Дубае имеет высоту 828 метров и 163 этажа. В Мекке в небоскребе Абрадж аль-Бейт на 120 этажах расположился отель и престижные апартаменты. Самый высокий жилой дом в мире находится в Нью-Йорке. Это башня 432  Парк-Авеню. В отличие от прочих небоскребов – например, Эмпайр-стейт-билдинг, Шанхайской башни и Тайбэй 101 – в нем совсем нет офисов. Все 85 этажей заняты исключительно квартирами.
Небоскреб может быть как «человеческим муравейником», перенаселенным гетто, так и весьма элитным жильем. Например, в том же 432 Парк-Авеню цена квартир может достигать нескольких десятков миллионов долларов.
Директор инвестиционной компании «НДВ-Девелопмент» Андрей Стригалев считает, что этажность дома на комфорт не влияет вообще. Комфорт зависит от «общей концепции застройки, которая подразумевает определенный набор характеристик, включая местоположение, тип строительства, количество квартир на этажах, качество инженерных систем, архитектуру строения, дизайн входных групп, оформление двора и насыщенность инфраструктурой». По его словам, элитность определяется количеством квартир в одной секции, а не этажностью. Если в секции одна-две квартиры – то это, безусловно, элитное жилье.
Очень осторожно на эту тему выступила компания «Данфосс». «К сожалению, в Москве, Санкт-Петербурге и других городах-миллионниках принцип разумного планирования соблюдается не всегда, и средняя этажность массовой жилищной застройки здесь уже 25 этажей. Реализация новых масштабных проектов увеличивает нагрузку на дорожную и социальную инфраструктуру, поэтому важно закладывать социальные объекты в необходимом количестве на этапе разработки новых кварталов». Ну, а если предполагается «впихнуть» высотный дом в уже существующий квартал – даже ценой сноса устаревшего жилого фонда, – то проблем может быть еще больше.
— Чтобы воплощать подобные проекты, нужно не только полностью менять всю инженерную инфраструктуру в соответствующих районах, но и проводить капитальный ремонт с модернизацией инженерных систем старых зданий, не предназначенных для сноса. В противном случае может, например, сложиться ситуация, когда малоэтажные дома, а также построенные в прошлые годы школы, детские сады и поликлиники просто не смогут нормально отапливаться, — говорит заместитель директора отдела тепловой автоматики компании «Данфосс» Антон Белов.
Лично мое мнение: оптимальная высота дома – 2 — 3 этажа. Да, я боюсь высоты. И огня тоже. Чтобы убиться при падении с третьего этажа, надо очень хорошо постараться. И от огня спастись легче в малоэтажном доме. Что, самые страшные пожары с большим количеством жертв происходят в небольших домах? Правильно, в деревянных с печным отоплением. А если это современный малоэтажный дом из огнеупорных материалов, оборудованный датчиками дыма? Попробуйте сигануть при звуках пожарной сигнализации с третьего этажа и с двадцать третьего. И почувствуйте разницу.
Давайте еще раз обратим внимание на слова наших экспертов: «насыщенность инфраструктурой», «инженерные системы»… и попробуем подсчитать. В стандартном московском многоэтажном доме – не будем сейчас говорить о таунхаусах с апартаментами во всю секцию – на одном этаже обычно располагается четыре квартиры. Один подъезд двадцатиэтажного дома – а именно такие предполагается в недалеком будущем построить в столице – это 80 квартир. По нормативам на 1 квартиру площадью более 40 квадратных метров полагается одно парковочное место. Согласно принятым 1 января 2017 года ГОСТам, минимальное парковочное место – это 2,5х5,3 метра. Для людей с ограниченными возможностями необходимо отвести 10 процентов мест размером 3,6х6,2 метра. Плюс гостевая стоянка на 4 машины. Учтем, что от дома парковку должно отделять расстояние не менее 50 метров, что к парковке надо подъехать, на ней надо маневрировать… То есть сам дом-башня у нас занимает небольшой пятачок, а парковка для него – половину футбольного поля. Многоуровневые гаражи – это отдельная тема. Вкратце напомним, что программа строительства народных гаражей в Москве завершена и что цена одного места в нем может доходить до нескольких миллионов рублей.
Парковки и риск – это малая часть проблем многоэтажек. Есть еще и нагрузка на инженерные сети. Чтобы подать воду на двадцатый этаж и на пятый, требуются совершенно разные мощности. («Данфосс», кстати, предупреждает о возможности проблем с отоплением при «впихивании» в старые районы новых небоскребов.)
В 2014 году в Северной столице были приняты нормативы градостроительства, согласно которым на тысячу жителей должны приходиться 55 мест в детском саду и 120 мест в школе. Да, вот сюрприз: чем больше и выше дома в районе, тем больше в нем должно быть детских учреждений. И не забудем еще про детские площадки. Которые, в отличие от парковок, не получится сделать ни подземными, ни многоуровневыми.
А что в Москве? А в Москве как раз сейчас разрабатываются новые градостроительные нормы. Их планируют утвердить либо в конце этого года (до которого осталось совсем чуть-чуть), либо в начале следующего. По словам главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова, «мы будем параллельно менять нормы по парковке, относиться иначе к пожарным нормам, вентиляционным», так как многие из них на данный момент являются абсурдными.
— Там есть очень мощный призыв к возврату к здравому смыслу. Сейчас мы пытаемся совместить необходимость делать быстро и много с необходимостью делать это комфортно и с индивидуальным подходом, — пояснил Сергей Кузнецов. — У нас нормативов против здравого смысла полно: и пожарные проезды, и инсоляция, совершенно ненужные размеры.
По мнению главного архитектора, не стоит слепо следовать вердиктам, которые выносят пожарные, санитарные врачи, экологи. «Надо спокойно относиться к тому, что тут деревьев меньше, чем в лесу. И как-то мы не скучаем, находясь, например, в Венеции, по тому, что там как-то мало деревьев. И в этом суть города!» — говорит он.
Означает ли это, что москвичи получат обновленные кварталы без пожарных проездов, с уменьшенными расстояниями между домами-улицами-парковками… и без деревьев? Ну что ж, зато будем гордиться, что мы живем как в Венеции. Для полноты картины предлагаю еще вытащить из-под земли многочисленные речки – Неглинку, Синичку, Рачку, Таракановку, Сетуньку, Битцу, Бибиревку, Копытовку, Пресню, Коломенку… А вместо них под землей построить парковки. Все польза будет.
Что лучше и комфортней для жилья – многоэтажка или малоэтажка? Науке это пока неизвестно. Проекты «городов будущего» (некоторые из них, кстати, уже вовсю реализовываются) бывают и такими, и такими. Впрочем, у них у всех есть одно общее – много, много, много зелени. Кольцо парков вокруг «великого города», который строят сейчас в Китае, «висячие сады» в Масдаре в ОАЭ, пешеходные тенистые аллеи в пуэрториканском Сан-Хуане, утопающие в зелени виллы в Дубае – эти проекты реализуются уже сейчас. В шведском городе Гетеборге и австралийском Мельбурне предполагается создавать сады на крышах домов. А в будущем, возможно, появятся дома, похожие на трехмерную развертку тессеракта: небольшое по площади основание и приставные модули на уровне 10 – 20-го этажей. Сообщаться между собой эти футуристические постройки будут с помощью фуникулеров, а внизу раскинется целое море зелени.
В общем, Венеция – это явно город прошлого.
Яна МАЕВСКАЯ.

Фото из открытых источников.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x