ЗАГАДКА ЗАГАДОК

Олигархия, Госдума, КПРФ и – тишина… Почему Коммунистическая партия Российской Федерации уходит в кусты во время решающих боев «за народное счастье»?

Допустим (как повсеместно считается), парламентские партии ЛДПР, «Единая Россия» (бывшая «Наш дом – Россия») и «Справедливая Россия» изначально создавались исполнительной властью как инструмент политического манипулирования массами, для имитации оппозиционной борьбы, для выпуска пара, для того, чтобы оттянуть от КПРФ протестный электорат, возмущенный резкими экономическими реформами. Помнится, в 2006 году глава управления внутренней политики в кремлевской администрации определил роль «Справедливой России» в ортопедических терминах: «Нет у общества второй ноги, на которую можно переступить, когда затекла первая. В России нужна вторая крупная партия». Он имел в виду – вдобавок к «Единой России».

Но КПРФ организовалась 25 лет назад как оппозиция существующей на тот момент власти, как преемница КПСС. Она исторически унаследовала и начертала на своих знаменах борьбу с капитализмом. Ей вроде бы некуда деваться от «защиты народных интересов». Тем более, в современной России материала для обличения капитала и привлечения масс на выборах — более чем достаточно.

Момент истины в сегодняшнем бытии России, в политической борьбе – приватизация, залоговые аукционы.

Да, прошло уже четверть века с их начала, новое поколения выросло, и нынешний олигархический режим представляется уже чуть ли не первозданным, естественным: «Другой жизни не знаем». Да, приватизация общепризнанно считается в народе несправедливой, мошеннической. Но это — общие слова. А на сознание избирателей воздействуют факты. Они порождают эмоции – топливо, мотор политической активности.

Например, каким образом узкая группа лиц получила во владение основные богатства страны? На какие деньги купили? Откуда у них вдруг появились такие деньги в 1995 году?

От верблюда? Нет, от власти, от правительства.

Речь – о залоговых аукционах 1995 года. Схема была следующая (я приводил ее не раз). Вначале создается частный банк. Государство размещает в нем 100 миллионов долларов государственных, народных денег. Вроде как депозит.

И через некоторое время обращается к этому Банкиру:

— Дорогой, ты сам видишь, я — бедное Государство. А у тебя есть деньги. Дай мне в кредит 100 миллионов долларов. А я тебе в залог — компанию «Угра-Нефть». (Название условное.)

Казалось бы, странно: если нет денег — забери из банка свои 100 миллионов, закрой счет. Ан нет, Государство просит кредит. Так и задумано было — для соблюдения видимости настоящей сделки.

— Ладно, — соглашается Банкир. — Но если не вернешь мне деньги через полтора месяца — компания станет моей.

(Договоры заключались с 4 ноября по 28 декабря 1995 года — с условием возвращения кредитов из госбюджета того же 1995 года, что было невозможно.)

Банкир давал Государству кредит в 100 миллионов ГОСУДАРСТВЕННЫХ же долларов — и получал в залог «Угра-Нефть». Но Государство не возвращало в срок кредит (свои же деньги!) – и отданная якобы в залог «Угра-Нефть» переходила в полную собственность Банкира.

Таким макаром за 43 (!!!) дня, с 17 ноября по 29 декабря 1995 года, задарма отдали назначенной группе Норильский никель, ЮКОС, Лукойл, Сиданко (теперь Тюменская нефтяная компания – Бритиш Петролеум), Сибнефть, Сургутнефтегаз, Новолипецкий металлургический комбинат, Новороссийское морское пароходство, Нафта-Москва, Мечел, Северо-Западное речное пароходство, Мурманское морское пароходство и так далее, и тому подобное.

Знала об этом Госдума, в которой фракция КПРФ составляла тогда большинство – 22 процента? (ЛДПР — 12 процентов, «Наш дом — Россия» — 10 процентов). Конечно, знала. Ведь Счетная палата – контрольный орган Госдумы и Совета Федерации.

На следующий, 1996 год, в стране были президентские выборы. Те самые банкиры, получившие на якобы аукционах львиную долю национальных богатств России, публично объявили о поддержке кандидата Ельцина, рейтинг которого составлял 8-9 процентов. Они стали его финансово-организационным штабом, развернули мощнейшую агитационную кампанию — и победили. Хотя считалось, что все шансы – у кандидата от КПРФ Геннадия Зюганова.

26 августа 1996 года, через полтора месяца после победы Ельцина во втором туре выборов, заместитель председателя Счетной палаты РФ Юрий Болдырев направил специальное Обращение Генеральному прокурору РФ Юрию Скуратову. В нем говорилось, что в результате проверки приватизации и залоговых аукционов обнаружены вопиющие правонарушения. «Прошу Генеральную прокуратуру РФ направить иски в Арбитражный суд о признании ничтожными и о расторжении в соответствии с действующим законодательством договоров кредита под залог пакетов акций, находящихся в федеральной собственности, заключенных Правительством РФ в 1995 году».

«Признать ничтожными» — значит отменить.

Генеральный прокурор никаких мер не принял, перенаправил Обращение в Госдуму. Которая и без него все знала. И снова Госдума, большинство в которой составляла фракция КПРФ, промолчала. Хотя, казалось, должна была поднять бучу на всю страну.

Так прошло 8 лет, в течение которых олигархия процветала и укреплялась, при Ельцине и при новом президенте – Путине.

23 ноября 2004 года в Госдуме должен был прозвучать доклад Счетной палаты «Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993 — 2003 годы». В нем подробно говорилось, что нет законов, постановлений, норм и правил, которые бы не нарушили при проведении приватизации и залоговых аукционов. Например, приватизация государственных НЕФТЯНЫХ компаний «Лукойл», «Сиданко», «Сургутнефтегаз», «Тюменская нефтяная компания», «Юкос» и других вообще была ЗАПРЕЩЕНА. Однако ж состоялась. О залоговых аукционах в докладе сказано: «Сделки кредитования Российской Федерации под залог акций государственных предприятий могут считаться притворными, поскольку банки фактически «кредитовали» государство государственными же деньгами».

Однако выступление главы Счетной палаты отложили. Потом снова отложили. Потом еще раз отложили. И уже совсем. Возможно, чутко прислушалась к словам президента Путина, который накануне, в 2003 году, в интервью американским СМИ заверил: «Никакого пересмотра итогов приватизации не будет».

Отдельные шокирующие сведения о залоговых аукционах, конечно, появлялись, но они тонули в общем информационном шуме. Например, на процессе «Березовский против Абрамовича» в Высоком суде Лондона Роман Абрамович заявил: «Березовский не вложил ни цента в «Сибнефть».

К этому надо еще добавить, что «Сибнефть», якобы проданную Березовскому в 1995 году за 100 миллионов долларов (государственных, народных денег), через десять лет ее новый хозяин, Абрамович, продал государству, но уже за действительные, полновесные 13 миллиардов долларов.

КПРФ не совсем молчит. Иногда даже громко говорит. Хотя лишь общими словами. И только – в периоды политического затишья. Например, в 2012 году проходили парламентские и президентские выборы. Однако в программах КПРФ не было ни слова о незаконной приватизации, залоговых аукционах, тем более – требований и обещаний их отменить.

Когда выборы прошли, в 2013 году состоялся XV съезд партии. Тут уж КПРФ разбушевалась. Резолюция съезда рубила правду-матку без обиняков:

«Ограбление народа, разрушение огромной страны кучкой нуворишей и предателей… Съезд считает необходимым… осуществить парламентское расследование о нарушениях законности при заключении приватизационных сделок… Провести общенародный референдум по вопросу национализации незаконно приватизированной государственной собственности».

То есть виновных — посадить, результаты незаконных залоговых аукционов — отменить.

Но в ходе парламентских выборов-2016 коммунисты снова будто воды в рот набрали. Ни слова о требованиях своего же съезда. Ти-ши-на…

И вот наступил декабрь 2017 года. XVII cъезд КПРФ выдвинул кандидата на пост президента РФ, подготовил предвыборную программу. Нет лучшего времени сказать на всю страну о том, что было и к чему это привело. Эффект будет оглушающий. Для этого достаточно 10 минут ежедневного телеэфира и одной страницы большой листовки.

Но опять и снова – ти-ши-на… КПРФ молчит. В документах съезда слово «приватизация» употребляется один раз, вскользь, а «залоговые аукционы» даже не упоминаются. Не говоря уже про требования об их отмене.

В предвыборной программе КПРФ этих слов нет вообще.

Вот уж загадка загадок.

К остальным партиям вопросов нет в принципе. Они ведь и не клялись бороться и «отменять незаконную приватизацию».

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
short
short
4 лет назад

О чём здесь говорить? КПРФ уже давно не коммунисты, а как и задумывалось с самого начала, Социал-демократы, а значит предатели по определению! Всегда, во всех странах, во все времена соцдемы предавали свой электорат. Один из самых ярких примеров — отказ сотрудничать с коммунистами в довоенной Германии, в результате чего к власти пришёл Гитлер. И так было и будет всегда. А название — это ширма для лохов!

1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x