ВОЙНА ЭКСТРЕМИСТСКИМ ФЕЙКАМ

Думский комитет по информполитике Леонида Левина при поддержке зампреда ГД Петра Толстого твердо намерен срочно принять и ввести в действие с 1 июля закон, который совершенно не радует руководство социальных сетей и некоторые СМИ, имеющие отношение к MSM-контенту из так называемых лидеров общественного мнения.
Документ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» внесли 12 августа прошлого года депутаты Сергей Боярский и Андрей Альшевских, также сенаторы Андрей Климов и Людмила Бокова.
Зампред комитета СФ по бюджету и финрынкам Николай Журавлев подготовил поправки ко второму чтению о блокировке недостоверной информации о финансовых рынках в любых сайтах, не только социальных сетях. Если информация исходит от официального лица, физическое лицо ответственности не несет – имеется в виду случай ответа Алексея Кудрина в бытность его Минфином на вопрос корреспондента «МП» о четырех компаниях, которые он назвал на заседании Думы.
Сенатор Журавлев поддержал законопроект. Совершенно очевидно за этим стоят внешние силы. Не достигнув успеха на политическом поприще, начинают заниматься бизнесом.
Для скорости прохождения с учетом критики авторы серьезно переработали текст, то есть законопроект уже до первого чтения фактически прошел второе с учетом поправок.
Базовый закон дополняется статьей 10.6 «Особенности распространения информации в публичной сети». Владелец публичной сети, доступ к которой в течение суток составляет более ста тысяч пользователей сети Интернет, находящихся на территории РФ, обязан:
— создать на территории РФ представительство;
— ограничивать доступ или удалять публичной сети распространяемую в ней информацию, которая явно направлена на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды, и иную информацию, за распространение которой предусмотрена уголовная или административная ответственность;
— не допускать использование публичной сети в целях сокрытия или фальсификации общественно значимых сведений, распространения недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений, а также распространения информации с нарушением законодательства РФ.
— не допускать использование публичной сети в целях совершения уголовно наказуемых деяний, разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, распространения материалов, содержащих публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публично оправдывающих терроризм, других экстремистских материалов, а также пропаганды порнографии, культа насилия и жестокости, и материалов, содержащих нецензурную брань;
— разместить в публичной сети адрес электронной почты для направления ему юридически значимых сообщений, а также свои фамилию и инициалы (для физического лица) или наименование (для юридического лица);
— установить одну из предлагаемых Роскомнадзором программ, предназначенных для определения количества пользователей;
— осуществлять идентификацию пользователей, размещающих сообщения публичной сети, по абонентскому номеру оператора подвижной радиотелефонной связи.
В пояснительной записке к законопроекту его авторы указали, что роль социальных сетей в современном мире велика и постоянно возрастает. Избирательные компании, прошедшие в недавнее время в ряде иностранных государств, показали, что социальные сети в сравнении с традиционными источниками получения информации играют в информировании общества сопоставимую, а в отдельных случаях даже превосходящую роль. Аналогичную по значимости роль сыграли социальные сети и во всех известных за последнее время внутригосударственных и международных конфликтах. Необходимо учитывать, что социальные сети являются основным средством, повышающим трансграничность и дислокальность обмена информации в коммуникационном пространстве, на практике делающим информацию доступной для миллионов пользователей Интернета.
Для оперативного вмешательства в распространение фактов фальсификации общественно значимых сведений, недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений, а также информации с нарушением законодательства РФ уполномоченные государственные органы вправе обратиться в Роскомнадзор посредством заполнения электронной формы на его официальном сайте с требованием принять меры по прекращению распространения и удалению такой информации, в том числе копий такой информации.
В первоначальном варианте обратиться с жалобой мог любой пользователь сети и законопроект по факту представлял собой очередную ступень эскалации права на забвенье. В нынешнем варианте обратиться может только уполномоченный орган государственной власти, причем с приложением решения суда или своего решения. Например, в случае трагедии в Кемерово это МЧС.
В новом варианте законопроект представляет собой инструмент защиты свободы слова. В 2008 — 2009 годах в ответ на эпидемию закрытия личных аккаунтов в России без всякого закона было принято судьбоносное решение, по значимости сравнимое с организацией Рунета 25 лет назад и затем созданием национального корпуса языка для собственных поисковиков.
Власть встала на защиту блогеров и запретила закрывать аккаунты по навету. То решение было обратным всем пугалкам, выдвигаемым в критику нового законопроекта. В ответ началось массированное затопление значимой информации всяческой белибердой, тщательно сфабрикованной. Созданная машина по генерации шума была быстро приспособлена для экстремизма и терроризма. Ее мгновенная реакция на трагедию в Кемерово создала угрозу государственности.
Ответственный комитет предложил в понедельник на своем расширенном заседании обсудить законопроект. Надо отдать должное терпению и выдержке председателя комитета Левина. Вместо обсуждения законопроекта приглашенные участники четко самоорганизовались в две противоборствующие компании.
Таких аргументов против законопроекта, которые следовало бы принять, не нашлось. Прозвучал серьезный упрек: запреты не выполняются и легко обходятся. Жириновский среди прочего напомнил, сколько унес жизней «Синий кит».
Это, что называется, удар под дых: аккаунты вредоносных проектов для организации подростковых суицидов, распространения наркотиков, вербовки боевиков, пропаганды экстремизма и стимулирования панических настроений организованы профессионально, очень тщательно и грамотно. Они никогда не работают сами по себе, обязательно при политической поддержке и в комплекте со СМИ, имеющими отношение к системе MSM.
Тут необходимо понять, что владельцы иностранных сетей и MSM зависимы от глобализующего управления. Об этом никто не говорил, и здесь зарыта системная ошибка. Казалось бы, разумнее трудоустроить журналистов и экспертов в национальных проектах. У них с перестройки другой работы нет, кроме международных проектов с финансированием из-за рубежа. Спорить с этими магнатами сетей и MSM в Думе – все равно что выпороть собственную пятую точку за то, что штаны упали в публичном месте. Тем более лично никто не показывается, все сплошь исполнители или зиц-председатели разных ассоциаций, представляющих некий обобщенный интерес.
Антон Мальгинов, представитель Mail.ru Group, заявил, что «Христос воскресе» -единственная хорошая новость. Он не нашел в законопроекте ответственности за распространение фейковых новостей. Он входит в череду ограничений для интернет-сервисов. Уже есть реестр. Ничего нового не видим. Есть большое сомнение, что это будет работать так, как заявляется.
Зампред Думы Петр Толстой вступил в спор и со своей стороны опроверг утверждения, что бедные социальные сети не могут отделить правду от лжи. Это не так, у сети есть юридический отдел, предписание Роскомнадзора и она может обратиться в суд. Если это не работает против иностранных сетей, Толстой обещал сделать так, чтобы для них это было чувствительно.
Зампред Думы не знает, каким способом сеть организует блокировку, и считает, что это не его дело. Это бизнес, и он оплачивает безопасность. Нет у вас ключей – измените алгоритм, чтобы ключи были у людей, кто занимается безопасностью. Не дадите ключи, не будете работать на территории России.
Петр Толстой уверен, что предложения депутатов Боярского и Альшевских не против свободы слова, а против превращения Интернета в помойку. Это делается по шаблонным технологиям. Мы оказываемся в ситуации этического извращения. Такие вбросы имели место во время наводнения в Крымске и после трагедии в Кемерово. Большинство постов распространялось женщинами, и при этом сам «кемеровчанин» оставался мужчиной. Вирусные ролики и посты шли с одноразовых аккаунтов. Люди становились инструментом в волне диффамации. Это привело людей на площадь 27 марта. Приехавшие из Москвы провокаторы выкрикивали «Власть нам врет!». Якобы было несколько автобусов из детских домов, потом опровергали. В Крымске были сообщения о нескольких автобусах из пионерских лагерей. Журналисты, которые кичатся своей честностью, могли бы проверить информацию. Пора ставить заслон спекуляциям на горе людей.
Давно пора. Учитывая историю вопроса и личный опыт на телевидении самого Толстого, трудно поверить, что он не знает причин вранья СМИ. То же самое в бизнесе: закон позволяет вывозить миллиарды в Лондон, но практика правоприменения не позволяет производить общественно полезный продукт. Люди устали от дезы, и в обществе растет запрос на информацию. Однако попробуй ее транслировать, даже если обладаешь. За это не платят, а вовсе даже увольняют.
Ради справедливости можно понять, что опасения не напрасны. Та же фейковая машина шума может другим своим щупальцем найти вред в истине. Сенатор Антон Беляков публиковал в своем твиттере исторический снимок советских солдат на Красной площади с поверженными фашистскими знаменами, чтобы защитить обвиненных в пропаганде фашистской символики за публикацию фотографии, ставшей иконическим мемом.
Лев МОСКОВКИН.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x