КАК «К ШТЫКУ ПРИРАВНЯЛИ ПЕРО…»

17 августа 1934 года в Колонном зале Дома cоюзов началась работа I Всесоюзного съезда советских писателей.

Подготовка к проведению первого съезда советских писателей началась еще в апреле 1932 года, когда вышло постановление ЦК ВКП(б) «О перестройке литературно-художественных организаций». Изначально съезд писателей намечался на весну 1933 года, но задача объединения всех литераторов СССР оказалась непростой. Тщательно выверялись списки возможных делегатов, особенно – беспартийных.
По воспоминаниям очевидцев, 17 августа у входа в Колонный зал собрались толпы людей. Все хотели живьем увидеть писателей. Внутрь входили самые неожиданные делегации. От моряков-командиров запаса Осоавиахима до художников Палеха. 582 делегата представляли все жанры литературы и все регионы большой страны. Среди них — около двухсот русских (как тогда еще писали — великороссов), около ста евреев и тридцати грузин, 25 украинцев, человек по двадцать татар и белорусов, 12 узбеков. Еще 43 национальности представляли от десяти до одного делегата. Были представлены даже китайцы, итальянцы, греки и персы. В качестве гостей съезда присутствовало немало известных зарубежных писателей: Луи Арагон, Мартин Андерсен-Нексё, Жан-Ришар Блок, Андре Мальро, Рафаэль Альберти.


Критерии, по которым выбирались зарубежные гости, были в основном сформулированы идеологическим куратором мероприятия Андреем Ждановым: это люди, симпатизирующие СССР и социалистическому строительству.
Стены Колонного зала были украшены портретами великих предшественников: Шекспира, Мольера, Толстого, Гоголя, Сервантеса, Гейне, Пушкина, Бальзака и других классиков. В центре президиума находились две основные фигуры съезда — патриарх русской литературы Максим Горький и секретарь ЦК Андрей Жданов.
Первое заседание открылось выступлением Максима Горького. «Уважаемые товарищи! Прежде чем открыть первый за всю многовековую историю литературы съезд литераторов Советских Социалистических Республик, я – по праву председателя Оргкомитета Союза писателей – разрешаю себе сказать несколько слов о смысле и значении нашего союза. Значение это – в том, что разноплеменная, разноязычная литература всех наших рес­публик выступает как единое целое перед лицом пролетариата Страны Советов, перед лицом революционного пролетариата всех стран и перед лицом дружественных нам литераторов всего мира. (…)
Мы выступаем в эпоху всеобщего одичания, озверения и отчаяния буржуазии, – отчаяния, вызванного ощущением её идеологического бессилия, её социального банкротства, в эпоху её кровавых попыток возвратиться, путём фашизма, к изуверству феодального средневековья. Мы выступаем как судьи мира, обречённого на гибель (…). Мы выступаем в стране, освещённой гением Владимира Ленина, в стране, где неутомимо и чудодейственно работает железная воля Иосифа Сталина», — под восторженные аплодисменты заявил «Буревестник».


Андрей Жданов обратился к собравшимся с приветствием от ЦК ВКП(б) и СНК СССР: «В нашей стране главные герои литературного произведения — это активные строители новой жизни: рабочие и работницы, колхозники и колхозницы, партийцы, хозяйственники, инженеры, комсомольцы, пионеры. Наша литература насыщена энтузиазмом и героикой. Она оптимистична, так как она является литературой восходящего класса — пролетариата. Наша советская литература сильна тем, что служит новому делу — делу социалистического строительства». 20 августа его речь была опубликована в газете «Правда» под заголовком «Советская литература — самая идейная, самая передовая литература в мире».
В последующие дни с докладами выступали Николай Бухарин (на тот момент – главред газеты «Известия») и Карл Радек (завотделом той же газеты), Самуил Маршак и Корней Чуковский, Алексей Толстой и Илья Эренбург и многие, многие другие. Помимо литераторов, в работе съезда приняли участие нарком просвещения РСФСР Андрей Бубнов, председатель Осоавиахима Роберт Эйдеман, первый заместитель наркома обороны СССР Ян Гамарник.
От имени колхозников-ударников т. Чабан призвал Михаила Шолохова, чтобы в следующей книге «Поднятой целины» Лукерья, которая все время ласкается к мужу, стала ударницей колхозного производства.
Делегация пионеров напомнила писателям о необходимости повышения качества их произведений: «Есть много книг с отметкой «хорошо», / Но книг отличных требует читатель…»
«Питание в ресторане № 5, бывшем «Филипповском». На это выделялось 262 тыс. рублей. На художественное оформление Колонного зала — 13 тыс. рублей, на аренду — 52 тыс. рублей. Выставка и торжественная встреча в Зеленом театре Парка Горького в рублевом эквиваленте не оговаривались», — сообщается в исследовании «Очерки номенклатурной истории советской литературы» Л. Максименкова.
Первый Всесоюзный съезд писателей продолжался две недели (до 1 сентября). На 24 августа намечался день отдыха. Но не для коммунистов. Партгруппа съезда собиралась на закрытое совещание. Затем финальные аккорды: «1. Доклад т. Юдина об уставе (Союза советских писателей. — С. И.); 2. Прения по докладу и заключительное слово тов. Юдина. 3. Выборы».
«На самом деле искомого единства не возникло, между декларациями и реальной жизнью зияла пропасть. Причем, как отмечают исследователи, «борьба шла не столько на идеологическом поле, сколько за финансовые ресурсы государства». А здесь возможности открывались безграничные. Тем более в Переделкине начиналось строительство «первых 30 дач»; тем более оргкомитет ССП мог выдать «форд легковой» в индустриальное пользование», а мог и не выдать», — подводятся итоги съезда в статье «О фельдфебелях, карнавале и заговоре чувств» литературоведа Виктории Шохиной.
Так или иначе, но уже в ближайшие годы из 101 члена правления, которых избрали на съезде, репрессировано было 33, из 597 делегатов — 180.

Справка об этапах «консолидации» советской интеллигенции. Писатели объединились в Союз первыми. Союз советских архитекторов собрался на I съезд в 1937 году. I съезд Союза композиторов собрался в 1948 году. I съезд Союза художников — в 1957-м. Союз кинематографистов провел учредительный съезд в 1965 году, а Союз театральных деятелей СССР был образован в 1986 году.

Сергей ИШКОВ.