Вы здесь
Главная > #СМОТРИ/СЛУШАЙ > ПОСТАНОВКА-ЭПОПЕЯ ПО ЧЕТЫРЕМ ТОМАМ «ВОЙНЫ И МИРА»

ПОСТАНОВКА-ЭПОПЕЯ ПО ЧЕТЫРЕМ ТОМАМ «ВОЙНЫ И МИРА»

Для того, чтобы замахнуться на театральную постановку «Войны и мира», надо быть очень талантливым человеком. И если к этому приложить еще много труда, а также позвать на помощь много таких же таланливых людей, то получается то, что получилось в театре «Модерн». И для описания этого великого и могучего русского языка не хватает, приходится переходить на итальянский. Grandiozo! Magnifico! Bellissimo!

Впрочем, обо всем по порядку.

– Я вынашивал эту идею почти четыре года, – рассказывает художественный руководитель театра «Модерн» Юрий Грымов. – «Войну и мир» я читал четыре раза. Первый раз – в четырнадцать лет, естественно, ничего не понял, и мне не понравилось. Во время подготовки спектакля, когда мне требовалось перечитать, освежить в памяти какие-то сцены, я поймал себя на том, что читаю намного больше, чем нужно, что текст затягивает… Хотелось бы сказать еще вот что: Толстой не хотел называть свое произведение романом. И мне тоже не хочется называть это – спектаклем.

«Война и мир» – произведение, требующее массовости. Бондарчуку в свое время предоставили целый полк численностью в 1500 человек.

Юрий Грымов решил совершить небольшую революцию в театральном искусстве, и пригласил участвовать в спектакле русский академический хор имени Свешникова. Новаторство заключается в том, что артисты хора принимают непосредственное участие в спектакле. Хоры в постановках использовались и раньше (вспомним, к примеру, Древнюю Грецию), однако хористы обычно смирно стоят в углу или даже за кулисами и просто создают звуковой фон. А в этом случае артисты хора – это и толпа в церкви, и беженцы во время войны (сначала русские, потом французы), и масоны и многое другое. В том числе и небольшой, но очень веселый сюрприз перед вторым отделением.

Поэтому спектакль получился хрупким. И поэтому режиссер настоятельно просит зрителей вести себя тихо. Бывают моменты, когда на сцене работают одновременно две группы хористов, каждая со своим режиссером, и неожиданные щелчки фотоаппаратов или стук кресел могут сбить их с тональности.

– Инсценировки «Войны и мира» всегда появлялись в переломное для России время, – считает художественный руководитель академического хора имени Свешникова Евгений Волков. – Например, инсценировка Булгакова 1932 года, которая не прошла. Или еще одна постановка, которая прошла в 1941 году в Челябинске, в эвакуации. Граф Толстой приходит к нам в самое трудное для страны время. И я горжусь тем, что хор принял участие в такой уникальной постановке. Это – открытие новых ресурсов для театрального действа.

Всего в спектакле задействовано два хормейстера, одиннадцать солистов и тридцать три артиста хора. Плюс девятнадцать актеров театра «Модерн».
Разумеется, упаковать все четыре тома в три действия (3 часа 20 минут с двумя антрактами) – задача невозможная. Поэтому текст подвергся значительным купюрам. Семья Ростовых сократилась до трех человек: нет ни Николая, ни Сони. Также исчезли и небо Аустерлица, и встреча с дубом. И это понятно. Спектакль – не книга, все характеры, все преображения там раскрыть невозможно. Поэтому у постановки есть подзаголовок: «Русский Пьер». И это – история о том, как масон и западник Пьер Безухов (кстати, сцена с масонами совершенно великолепна!) стал Петром Кирилловичем, русским патриотом. Весь фокус внимания направлен на него.

А еще это история о том, как страшна война и насколько нам всем нужен мир.

Война у Грымова ужасна. Нет батальных сцен, нет ярких драгун, с воодушевлением бросающихся в атаку, нет криков «Ура!» и торжества победы. Есть толпы беженцев в пыльном тусклом свете, есть глухие звуки выстрелов за сценой, есть падающие люди – как военные, так и мирные граждане, даже священник оказывается сражен пулей. Вот солдаты сидят среди бутафорских пушек и чистят штыки, свет гаснет, раздаются выстрелы – и вот уже все кончено. И только молчаливые мародеры бродят среди убитых.

Почему-то на этом месте у меня возникли ассоциации с фильмом Акиры Куросавы «Тень воина». Там в конце тоже есть длинная, тягостная сцена поля битвы, с убитыми и умирающими людьми. Есть что-то общее в прорисовке, в концепции, а главное – в страшной тишине. У Акиры в этой тишине бьется в агонии лошадь, у Грымова – снимают сапоги с трупа.

А потом, в качестве контраста, показывают сцену с отрезанием ноги в госпитале. Без наркоза (какой, к черту, наркоз в 1812 году!) Вот там криков будет хоть отбавляй!

Впрочем, довольно спойлеров. Лучше посмотрим еще на техническую сторону постановки.

Художник по костюмам – Ирэна Белоусова. Ее усилиями было создано 432 костюма. Каждый с точностью до деталей воспроизводит одежду той эпохи. Белые цилиндры у мужчин, высокие гамаши на пуговицах с черными подвязками, широкий плащ Пьера (Александр Колесников) шелковый шлафрок старого графа Болконского (Андрей Давыдов), вычурный наряд Марьи Болконской (Марина Дианова).

Первый бал Наташи Ростовой – все общество в белом! Дамы в белых платьях, кавалеры в белых костюмах. Женские наряды отличаются только оборками (стиль везде одинаковый: ампир, талия под грудью), мужские – золотым или серебряным шитьем. Вы думаете, все это слилось в единую массу? Нет-с! Когда во время диалогов все общество замирает, кажется, что смотришь на фарфоровые фигурки в витрине музея.

Здесь хочется отметить художника по свету Антона Исаева. На сцене, заметим, нет никаких декораций. Весь антураж создается с помощью костюмов, пения и ювелирной (иначе и не скажешь!) работы со светом. Именно свет создает впечатление великосветского салона, церкви, проезжей дороги, чистого поля. Свет вырисовывает фигуры людей и оставляет между ними густую тень. Свет падает так, что даже без декораций ясно: вот эти русские беженцы идут летом, в начале войны, а вот отступают французы – и на дворе зима. Ведь солнце зимой и летом светит по-разному!

– Когда идет война, люди хотят мира. Когда повсюду мир, начинаются разговоры о войне, – напомнил Евгений Волков. – Хотелось бы, чтобы все люди, которые сейчас говорят: «Да мы всех победим опять, как в 1812 и как в 1945 году» пришли в театр «Модерн» и посмотрели. Возможно, они что-то поймут.

Яна МАЕВСКАЯ.

Фото: visualrian.ru

Добавить комментарий

Loading...
Top