ЛЮДИ, ОКАЗАВШИЕСЯ ВНЕ ОБЩЕСТВА

паллиативная медицинская помощь

По официальным данным, в России более 1,3 миллиона человек нуждаются в паллиативной медицинской помощи и только 180 — 200 тысяч граждан реально получают ее.

И это лишь те, кто, как выразился заместитель руководителя ОНФ Дмитрий Поликанов, «попали на радары», находятся в зоне видимости.
Как отметил во вступительном слове к пресс-конференции в ИТАР-ТАСС, посвященной подведению первых итогов проекта ОНФ «Регион заботы», ведущий Михаил Гусман, с учетом того, что эта ситуация затрагивает не только самих больных, но и их семьи, количество людей, нуждающихся в паллиативной помощи, возрастает до 18 миллионов.
По словам Нюты Федермессер, главного идеолога проекта ОНФ «Регион заботы», главная его цель – это «защита прав и свобод уязвимых групп граждан, людей, находящихся вне общества» (ред. — в хосписах, психоневрологических интернатах, местах лишения свободы):
«Это те, о ком не очень хочется думать, с кем себя не очень хочется ассоциировать. Это неизлечимо больные люди (и дети, и взрослые); люди с ментальными особенностями. «Регион заботы» столкнулся с масштабами этой темы тогда, когда для того, чтобы подсчитать, кто нуждается в паллиативной помощи, мы вместе с Минтрудом стали заходить внутрь учреждений социальной защиты. Результаты были изложены в моем докладе на Совете по правам человека, который назывался «О расчеловечивании в психоневрологических интернатах: смерть здесь наступает раньше, чем заканчивается жизнь». (…) Мы будем двигаться в регионы, потому что на федеральном уровне, когда пытаешься решать проблемы, часто слышишь, что всё уже решено: «У нас это написано, это написано и это написано». Но оно там не работает!».


В 2019 году проект реализовывался в пилотном режиме в 26 регионах, а исследованы были 32. Эти посещения, по словам Нюты Федермессер, показали, что зачастую сами медики не понимают, кто нуждается в паллиативной помощи:
«Оказалось, что в некоторых учреждениях аж до 30% людей с «зимним синдромом», когда в отделения попадают одинокие старики из сельской местности на зимний период, потому что у них нет ни сил, ни денег на дрова и то, чтобы топить дом. Они занимают сестринские или паллиативные койки. Медики в этих случаях думают: «Ну, да. Это наше. А куда их еще девать?!». Оказалось, что очень низкая доля действительно профильных пациентов на койках. Оказалось, что медики нуждаются в обучении и хотят этого. Оказалось, что наличие «коечного фонда», которым регионы отчитываются в Минздрав по отчетной форме, недостаточно для того, чтобы сказать, что регион помощью обеспечен. Койки есть, а помощи нет! Оказалось, что взаимодействие между здравоохранением и «социалкой», которое существует на бумаге, по факту не работает: в учреждениях соцзащиты нет медицинской помощи, а учреждения здравоохранения не особо взаимодействуют с учреждениями соцзащиты».
Модернизация системы психоневрологических интернатов в рамках проекта «Регион заботы», которая будет проводиться совместно с Министерством труда и соцзащиты РФ, начнется уже в этом году (в Нижегородской и Воронежской областях).
Чтобы увидеть ситуацию изнутри, Нюта Федермессер сама прожила неделю в одном из таких интернатов в Нижегородской области.
Как уточнил заместитель министра труда и социальной защиты РФ Григорий Лекарев, это не значит, что Минтруд собирается полностью прекратить деятельность психоневрологических интернатов: «Это значит, что эта система должна подвергнуться реформированию. Они должны стать более «прозрачными», меньшими по комплектности, они должны стать открытыми для некоммерческих организаций, и параллельно должна развиваться стационарозамещающая форма жизнеустройства их пациентов. Уже сейчас 69 регионов пытаются подступиться к «технологии сопровождения». Это не значит, что они полностью внедрили. Это значит, что они думают, как это отрабатывать».

Справка
Паллиативная помощь (от фр. palliatif от лат. pallium — покрывало, плащ) — подход, позволяющий улучшить качество жизни пациентов (детей и взрослых) и их семей, столкнувшихся с проблемами, связанными с опасным для жизни заболеванием, путём предотвращения и облегчения страданий за счёт раннего выявления, тщательной оценки и лечения боли и других физических симптомов, а также оказания психосоциальной и духовной поддержки.

Сергей ИШКОВ.