ПАПИНЫ СЛЕЗЫ

В Московском театре «Современник» состоялась премьера спектакля по пьесе современного французского драматурга Флориана Зеллера «Папа». Спектакль поставил известный израильский режиссер Евгений Арье. Он давно дружит с театром, где много сезонов идет его спектакль «Враги. История любви».

Наверное, не случайно именно этот спектакль появился в афише в то скорбное время, когда театр простился с Галиной Борисовной Волчек. Она не только руководила этим талантливым коллективом, была его душой и строгой мамой, но и репертуар выбирала особенный, современный. Чаще всего — о людях, их страстях и слабостях, одиночестве и предательстве близких, о старости и ее горестях. Премьерный спектакль «Папа» именно об этом.

Да, конечно, тема печальной старости давно отыграна во множестве зарубежных пьес, когда неблагодарные дети отправляют престарелых, выживших из ума родителей в богадельню. В европах-америках это обычная практика. Но в «Папе» дан, по-моему, совсем неожиданный ракурс: что происходит в сознании прожившего большую жизнь человека, когда возрастные изменения необратимы, и он становится каким-то другим существом с измененной картиной мира в голове. И повествование от эпизода к эпизоду срежиссировано  самим главным героем, вернее, его альцгеймером.

Центральный герой пьесы Андрэ, одинокий мужчина преклонных лет. Эту возрастную роль играет Сергей Гармаш, актер, которому под силу сыграть кого угодно – от матерого бандита до скромного интеллигента. Старость не щадит никого, и даже этот с виду благообразный мужчина, в прошлом наверняка весьма почтенный член общества и бонвиван, буквально на глазах превращается в какое-то беспомощное, забитое существо. Его мутузит распоясавшаяся мужская особь, а он, закрывая лицо, залитое слезами, не может ничего поделать. Этот эпизод спектакля становится его кульминацией. На Гармаша невозможно смотреть. Это как, когда в интернете выкладывают съемку с камеры, установленной дома у старика, которому наняли садистку-сиделку. Невыносимо.

В начале спектакля Андрэ еще вроде полон сил, он все время хочет показать, что не нуждается ни в какой помощи. Часы на руке – для него признак того, что у него все хорошо, все нормально. А его дочь Анна, которую превосходно играет Виктория Толстоганова, уже на грани нервного срыва (беспрерывно курит), понимая, что отца уже нельзя оставлять без присмотра. Она даже пытается его шантажировать тем, что уезжает с любовником в Лондон и часто бывать в Париже и навещать его не сможет. Нужна сиделка, а он протестует…

Постепенно с Андрэ происходят какие-то странные события. То он вдруг начинает доказывать, что в его квартире кто-то сделал перестановку, то там оказывается какой-то незнакомец, который ведет себя по-хозяйски. Андрэ вспоминает о сестре Анны, а та ничего ему не отвечает, понимая, что и это плод его спутанного сознания. Эту фантомность происходящего превосходно передает сценография Николая Симонова. Реальная обстановка квартиры все время меняется за прозрачными, перетекающими сквозь друг друга плоскостями.  Пока, наконец, на сцене не появляется больничная койка в доме скорби, где бездыханный Андрэ оказывается в конце концов. Как ни пыталась Анна, избежать такого финала не удалось даже этой любящей, заботливой и ответственной дочери.

Умный, трогательный и очень талантливо сделанный и сыгранный спектакль появился в «Современнике». Галина Борисовна была бы довольна.

Ирина ШВЕДОВА.

Фото предоставлены пресс-службой театра «Современник».

 

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x