НА ШТУРМ АРКТИЧЕСКИХ ШИРОТ

Памятник Михаилу Водопьянову на Ходынском поле-c

28 марта 1936 года с Московского аэродрома им. Фрунзе (находился на Ходынском поле) в далекую арктическую экспедицию отправились два самолета. Так начался арктический перелет под командованием Героя Советского Союза летчика Михаила Водопьянова по маршруту Москва — Земля Франца-Иосифа — Москва.

Это была первая советская высокоширотная воздушная экспедиция.

М В Водопьянов со своим самолетом
Михаил Водопьянов со своим самолетом

 «В соответствии с планом освоения северных территорий Управление Главсевморпути (Главного управления Северного морского пути. — С. И.) подготовило на 1936 год перелет из Москвы на Землю Франца-Иосифа. Рекордных целей при этом не ставилось. Основной задачей считалось изучение подступов к Северному полюсу, освоение маршрута полета, разведка ледовой обстановки в Карском и Баренцевом морях, накопление информации о климатических и погодных изменениях», — сообщается в книге Михаила Маслова «Самолеты-разведчики».

Вот как о событиях, предшествовавших экспедиции, в книге «Друзья в небе» позже вспоминал сам Михаил Водопьянов:

«Телефонный звонок вызвал меня к Шмидту (знаменитый полярник Отто Юльевич Шмидт в то время был руководителем Управления Главсевморпути. — С. И.). Когда я зашел к нему, он беседовал с начальником управления полярной авиации Марком Ивановичем Шевелевым. Оба были взволнованы. Вставая из-за стола и обращаясь ко мне, Шмидт сказал:

— Правительство утвердило проект высадки научной экспедиции на дрейфующую льдину в районе Северного полюса. Начинайте действовать! Прежде всего, слетайте на Землю Франца-Иосифа. Выберите там базу для экспедиции поближе к полюсу. Этот перелет, несомненно, даст вам очень многое. Я ушел окрыленный. Впервые в истории авиации самолет перелетел Баренцево море и достиг Земли Франца-Иосифа».

Водопьянов, ставший знаменитым после участия в операции по спасению экипажа ледокола «Челюскин» в 1934 году, теперь подготавливал полярную экспедицию. В звено под командованием Водопьянова входили два одномоторных самолета-разведчика Р-5 (авиаконструктора Николая Поликарпова).

«На этот раз их готовили особенно тщательно, а переделки и изменения стали более основательны. Новая модификация получила обозначение АРК-5 – тем самым подчеркивалось, что это арктический вариант. Количество членов экипажа в АРК-5 увеличили до 3-х человек, кабина была добротно отделана и утеплена. Бортовые обтекаемые контейнеры еще более увеличились в размерах, в них помещались запасные воздушные винты, лыжи, складные нарты, палатка и надувная резиновая лодка. Все экспедиционное оборудование подбиралось из расчета, чтобы в случае вынужденной посадки на лед экипаж каждого самолета мог самостоятельно продвигаться на материк, имея при этом запас продовольствия на 45 суток для трех человек.

Самолеты получили регистрационные номера Главсевморпути СССР Н-127 и Н-128, внешне привлекали оригинальной окраской в яркие зеленый и красный цвета», — рассказывается в книге «Самолеты-разведчики» Михаила Маслова.

Ведущий самолет Н-127 был оборудован радиопеленгатором и радиокомпасом, радиостанцией МРК-0,04, снабженной жесткой антенной на верхнем крыле. Н-128 был оборудован проще и имел коротковолновую радиостанцию для связи с землей и Н-127. Командиром перелета был назначен Михаил Водопьянов, вторым самолетом Н-128 управлял Василий Махоткин. Чрезвычайно тяжелая метеообстановка (практически отсутствие видимости, снежные штормы с ураганными ветрами) не стала неодолимым препятствием, и 21 апреля экспедиция достигла бухты Тихой на острове Гукера (входящего в архипелаг Земля Франца-Иосифа). 9 мая самолеты экспедиции взлетели и взяли курс на Большую землю. Но тут неожиданно задымил двигатель у Водопьянова. Пришлось срочно снижаться. А при посадке на лед бухты Тихой самолет Махоткина Н-128 налетел на скрытый под снегом ледовый выступ и разбился. Из членов экипажа никто не пострадал.

«Таким образом, обе машины летать уже не могли. Но попасть в Москву необходимо. Никаких мастерских, разумеется, на Земле Франца-Иосифа не было. Ждать ледокола? Но это почти полгода! Тогда мы решили из двух самолетов сделать один. Риск огромный, ведь на самолете, собранном из двух негодных, предстояло пересечь два моря — Баренцево и Карское. Но мы верили в золотые руки бортмехаников Ф. Бассейна и В. Ивашина», — записал в дневнике штурман экспедиции Валентин Аккуратов.

Участникам экспедиции удалось восстановить самолет Н-127, который под управлением Михаила Водопьянова 21 мая благополучно приземлился в Москве. Экипаж самолета Н-128 позднее забрал ледокол.

Сергей ИШКОВ

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x