МИХАИЛ КОЖУХОВ: КАЖДОМУ НУЖЕН СВОЙ ЯКОРЬ

МИХАИЛ КОЖУХОВ

Журналистика – занятие социальное. Изучая творческую деятельность человека, можно проследить, как менялась эпоха, а вместе с ней – вкусы и предпочтения общества. Журналист Михаил Кожухов – этому пример. Собкор «Комсомольской правды», четыре года писавший о войне в Афганистане, «известинец» в Латинской Америке, пресс-секретарь Владимира Путина, популярный телевизионный путешественник, показывающий нам удивительные страны и их особый, часто неведомый обычному путешественнику, уклад. Он и сегодня не сидит сложа руки, занимается любимым делом. Каким? Спросим об этом у Михаила.

— Михаил, если бы мы с вами начали ретровоспоминания о вашем журналистском прошлом, нам бы точно не хватило выбранного для нашей беседы формата. Впрочем, об этом столько написано и рассказано, что, кажется, и добавить уже нечего. Однако наших читателей больше интересует ваше настоящее. Чем сегодня занимаетесь?
— Все мои занятия пока свелись к одному: я занимаюсь развитием «Клуба путешествий Михаила Кожухова». Помимо создания невероятных путешествий, которые невозможно повторить самостоятельно, по всему миру, мы занимаемся много еще чем. Ставим спектакли, снимаем документальное кино, открыли онлайн-школу самостоятельных путешествий, делаем очередную книгу — тоже о путешествиях. Это занимает немало времени даже сейчас, когда в туристический сектор стрелы коронавируса попали первыми. Одни программы переносятся, другие — разрабатываются, а еще возвраты, переговоры с партнерами, прямые эфиры в соцсетях — много всего.

— Когда создан Клуб?
— Клубу семь лет, и мы пока не теряем надежды отметить очередную годовщину веселым и шумным музыкальным фестивалем на Шпицбергене в августе.

— Клубность – это некий статус. Как стать членом «Клуба путешествий Михаила Кожухова»?
— Это открытое сообщество людей, которых одолевает «охота к перемене мест». Съездил с нами в путешествие – вот ты уже и в Клубе.

— Любое турагентство может отправить туриста в любую точку мира. Чем Клуб от них отличен?
— Всем. Потому что никто в мире больше не делает такой формат авторских путешествий с «душой компании». Как правило, в этой роли выступает человек всем известный, вместе с которым вы и совершаете свое удивительное знакомство с неизведанными странами. В созвездии наших «душ»: Андрей Макаревич, Алексей Кортнев, Андрей Бильжо, Фекла Толстая, Екатерина Рождественская и многие другие всем известные и симпатичные люди.

— Действительно хорошая компания.
— И они не на мастер-класс вас приглашают, а проводят с группой 24 часа в сутки. Как говорит наша «душа» – Олег Нестеров, который всю жизнь занимается музыкой, их задача – сделать из группы ансамбль, чтобы между людьми возникла волшебная сила, которая превращает отдельные звуки инструментов в таинство музыки. А в нашем случае – чтобы эмоции отдельных людей умножились и сложились в новое качество понимания себя и мира. При том, что в путешествии есть обязательно и гиды, хотя таким термином мы не пользуемся, называем их «местные жители». И никогда не берем в путешествие людей, которых называют «гидами из Москвы». На рынке много таких предложений. Мы никогда не прибегаем к их помощи, потому что только когда ты живешь постоянно на месте, ты знаешь, где пекут самые вкусные пончики, где работает самый обаятельный сапожник и так далее. И еще. Каждая поездка делается специально под «душу компании». То есть если я, например, еду в Ирландию, а потом туда едет Алекс Дубас, то это во многом разные поездки, потому что у нас разные способы познания мира. В моем случае – это встречи с местными людьми, «кожуховские» активности, тактильное постижение страны. А в случае с Алексом это будут восторги на закатах, вкушение моментов счастья. Путешествия с Алексом Дубасом проходят под девизом «выносимая легкость бытия». В таких поездках нет места преодолениям — только здоровому гедонизму: учиться получать удовольствие от жизни.

— То есть ваши путешественники – люди, всегда стремящиеся увидеть что-то новое, им не интересно просто валяться под пальмами?..
— Все, кто обычно к нам приходят, говорят примерно одно и то же, и мне с каждым разом все труднее без улыбки их слушать: мы, мол, самостоятельные путешественники и никогда в жизни не ездили с группой. Да, это искушенные люди, которые многое видели сами. Но! У нашей «души» Андрея Бильжо уже 20 лет небольшая квартира в Венеции. Он влюблен в этот город, как юноша, и написал о нем уже две книги. Надо дорасти в своем путешественническом развитии до понимания: без Андрея ты, конечно же, и сам сможешь обойти там все достопримечательности. А с ним — увидишь такой город, который не видел никогда. Ты не постучишься во Дворец дожей, тебе его не откроют, а перед ним – распахнут двери, потому что там живет его приятель. Тебе в голову не придет искать самый вкусный ресторанчик, его специально спрятали, чтобы до него не добрались туристы. Тебя не пустят на остров Карантин (Лазаретто), потому что он закрыт абсолютно для всех, кроме археологов, друзей Андрея, которые ведут там раскопки.

— Любая идея имеет свое развитие. Как развивается ваш Клуб путешествий?
— У нас проходит около 120 поездок в год. На любой вкус. И короткие комфортные вылазки в Европу на три-четыре дня. И сухопутные путешествия по России и не только – для тех, кто любит покряхтеть на трекинге с рюкзаком. Морские – для любителей парусов и моря. Сейчас ждем развития событий. На самом деле, если оглянуться, много чего произошло… Мы поставили три документальных спектакля «Моменты моря», посвященных экипажам «Крузенштерна» и «Седова». Их премьеры прошли в Большом звездном зале Московского планетария. Это попытка прикоснуться к истории судов через биографии обычных людей, которые работают там много лет. Попытка понять, почему в море — другие законы человеческих отношений, ответить на вопрос, кто такой моряк и что отличает его от обитателей суши. Все это с живой музыкой и проекцией на подкупольное пространство планетария. Монологи читали народный артист России Сергей Гармаш и автор пьесы Даниэлла Окуджава.

— Поэтому, помимо познавательной, есть еще и культурологическая функция вашей деятельности?
— Есть теория «третьего места» американского социолога Рэя Ольденбурга. Ольденбург называет «первым местом» дом — место, где человек живет. «Второе место» — это рабочее место, где люди проводят большую часть времени. «Третье место» — это такой якорь в жизни общества, который содействует нашему творческому взаимодействию. Дом, работа, школа, институт — первое и второе место — считаются приоритетными в жизни индивида. Третьим же местам чаще отводится развлекательная, рекреационная роль. Тем не менее Ольденбург считает, что «третьи места» выполняют важные социальные, экономические и политические функции. Человеку необходимо, несмотря на все соцсети, более высокое качество общения, которого он по разным причинам лишен в ежедневной жизни. Каждому нужен свой якорь. Есть недобор, нехватка впечатлений, а удовлетворить их самому — трудно. Думаю, это наша главная функция.

— Вы упомянули, что пишете книгу о путешествиях.
— Это уже вторая документальная книга Клуба, в которой я рассказываю о телевизионном опыте, потому что в значительной степени Клуб вырос из моих ТВ-программ, которые много лет выходили под разными названиями на разных каналах. Но там есть и размышления наших «душ» и наших «местных людей», где они объясняют, как правильно, с их точки зрения, путешествовать. Это не инструкция, не модный сейчас «лайфхак», а скорее информация к размышлению для продвинутого путешественника.

— Перейдем к современной ситуации – о войне и мире. В своих многочисленных интервью вы много об этом говорили и писали. А вот сегодня появилась третья реальность, и человечество застыло… Многие считают, что после окончания пандемии все мы станем другими. Вы разделяете эту точку зрения?
— Не думаю, что в человеке многое изменится. На заре профессиональной юности я брал интервью у Котэ Махарадзе (советский и грузинский спортивный комментатор, телеведущий, актер театра и кино, театральный педагог, народный артист Грузинской ССР. – Н. Д.), который остался в моей памяти как один из самых образованных и обаятельных людей, с которыми меня сводила жизнь. Он был человеком энциклопедических знаний. Тогда я не понял фразу, которую он мне сказал: «Ты думаешь, Миша, что человек сильно изменился со времен Эсхила и Софокла?» А сейчас я соглашусь: с тех времен человек практически не изменился. Знаете, у меня возникло жесткое сравнение: когда уходит твой близкий человек и ты прощаешься с ним, то, как правило, в этот момент очень остро ощущаешь, что живешь неправильно, многое не успеваешь, не так делаешь. Даешь себе слово с понедельника начать новую жизнь, но приходит понедельник… и ничего не меняется. Схожий катарсис мы сегодня испытали все сразу, но я не верю, что человечество из этого способно извлечь какие-то уроки… Во всяком случае, из прежних потрясений оно уроков не извлекало.

— Полностью с вами согласна. Поэтому не могу не спросить, как журналист журналиста. Есть книга В. Богданова и Я. Засурского «Власть, зеркало или служанка?». В самом заголовке передана ее суть, однако главный вопрос так и остается без ответа. Как вы считаете, какой шанс занять у СМИ место если не четвертой власти, то хотя бы место, достойное этой профессии?
— Особенность этого занятия (не хочу называть его ремеслом, хотя оно таковым и является) состоит в том, что оно несет в себе способность быть и зеркалом, и служанкой. Но оно не самостоятельно, не существует отдельно от общества. Журналистика тесно связана со средой, в которой существует. Она формирует эту среду тоже, но все же это не волшебник, способный все изменить. Чтобы эта профессия полностью реализовала себя, у нас должно многое измениться в стране.

Нина ДОНСКИХ.