100 ЛЕТ НАЗАД ЗАКОНЧИЛАСЬ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА. ЧАСТЬ 9

Победа большевиков – чудо, воля случая или воля народа? Удастся ли Корнилова, Деникина, Колчака и Врангеля представить как радетелей рабочих и крестьян?

Если посмотреть на карту военных действий второй половины 1918 и 1919 года, то спасение правительства большевиков кажется чудом. В Мурманске и Архангельске, Одессе и Севастополе — британский и французский десанты. Колчак в Уфе, Миллер в Архангельске, Юденич в Пскове, Деникин в Орле (конница Шкуро и Мамонтова на подступах к Туле). Большевики создали подпольный Московский комитет партии и начали эвакуацию правительственных учреждений в Вологду. Армии Колчака и Деникина получают из Англии, Франции и США винтовки, патроны, танки, броневики, обмундирование…

Тем не менее — Советская власть выстояла. Как? Что ей помогло или что ее спасло?

Народ был за красных

Новая пропаганда, прежде всего через кино и телевидение (фильмы «Адмиралъ», «Солнечный удар», телесериалы «Троцкий», «Демон революции» и другие), пытается показать и рассказать нам о «новой истории» — и все время попадает впросак. Чем отвратительней изображаются вожди революции, красные бойцы и комиссары, чем красивее и благороднее выглядят белые офицеры, тем неизбежней возникает вопрос: что же народ не пошел за такими благородными, самоотверженными, православными воинами, какими их показали на экране, а пошел за «большевиками-христопродавцами»?

Потому что считал их СВОИМИ. Какие бы ни были, но – свои, такие же рабочие и мужики от сохи. А белые – господа, которые хотят восстановить прежнюю власть, чуждую народу, в течение веков державшую народ в позорном рабстве.

Можно сколь угодно идеализировать в фильмах белое офицерство, но реальная белая гвардия в большинстве своем считала народ взбесившимся быдлом. И думала загнать его пулями и плетьми в прежнее стойло.

Губернатор Енисейской губернии генерал-лейтенант Розанов, особо уполномоченный Верховного правителя Колчака, оставил письменное свидетельство:

  1. «При занятии селений, захваченных ранее разбойниками, требовать выдачи их главарей и вожаков; если этого не произойдет… — расстреливать десятого.
  2. Селения, население которых встретит правительственные войска с оружием, сжигать; взрослое мужское население расстреливать поголовно; имущество… отбирать в пользу казны…
  3. …За добровольное снабжение разбойников не только оружием… но и продовольствием, одеждой и прочим виновные селения будут сжигаться, а имущество отбираться в пользу казны.
  4. Среди населения брать заложников, в случае действий односельчан, направленных против правительственных войск, заложников расстреливать беспощадно».

Приказ генерала Розанова, в частности, относится к Енисейскому восстанию крестьян против Колчака. С апреля по июнь 1919 года в Енисейской губернии были расстреляны 8 тысяч человек.

А перед этим было Минусинское восстание, утопленное в крови генералом Шильниковым.

Отметим здесь социально-психологический, классово-психологический момент. Красные подавляли все попытки выступлений против них с не меньшей жестокостью. Но их жестокость, их действия воспринимались как действия «своих», таких же крестьян и рабочих. А вот карательные акции колчаковских (деникинских, врангелевских) частей вызвали новое озлобление как демонстрация расправы «господ» с «холопами».

Бунтовала не только батрацкая, бедняцкая Центральная Россия – бунтовала богатая Сибирь. По данным 1909 года на 100 жителей средней России приходилось 18 лошадей, 26 коров и 34 овцы. В Сибири — 55 лошадей, 70 коров и 74 овцы. Но почему-то даже многие зажиточные не признавали колчаковскую власть. Потому что она постановила отобрать у крестьян землю, которую они получили от большевиков, от Советской власти.

«Декларация Русского Правительства о земле» от 8 апреля 1919 года, то есть правительства Колчака, частично признавала существующее положение:

«Все, в чьем пользовании земля сейчас находится, все, кто ее засеял и обработал, хотя бы не был ни собственником, ни арендатором, имеют право собрать урожай…»

Значит, разрешается «собрать урожай» осенью 1919 года. А что дальше?

«Правительство будет широко открывать возможность приобретения этих земель в полную собственность».

То есть – покупать, выкупать? Землю, которую уже пашешь, которую уже привык считать своей?!

Далее:

«В окончательном же виде вековой земельный вопрос будет решен Национальным Собранием».

То есть ждать, что еще станется, какое там будет «Национальное Собрание» и будет ли оно?

Но никакие слова о «справедливости», о «свободной и цветущей России» будущего не могли скрыть главного, что вычитывалось в этой Декларации, что передавалось из уст в уста по всей мужицкой Сибири и по всей мужицкой России:

«Земли же, которые обрабатывались исключительно или преимущественно силами семей владельцев земли, хуторян, отрубенцев и укрепленцев, подлежат возвращению их законным владельцам (выделено мною – С.Б.)».

Вот и все.

Проследим теперь за продвижением армии Деникина. Почему она легко победила на Украине, а Москву взять не смогла? Хотя Деникин уже молебен в Москве заказывал.

Плакат политотдела 10-й армии, 1919 год.

То же самое повторилось осенью 1920 года – уже при наступлении армии Врангеля. При этом надо учесть, что Красная Армия только что потерпела поражение в Польском походе. Более того, намечался опасный для большевиков союз Врангеля, Пилсудского и Симона Петлюры на Украине.

14 сентября 1920 года Врангель начал решительное наступление. 19 сентября Белая Армия взяла Александровск (Запорожье), 28 сентября — Мариуполь, на 30 километров подошла к Таганрогу и на 17 километров — к Юзовке (Донецк). А Юзовка – топливная база, главный энергоресурс.

«В течение сентября Русская армия рассеяла противника на всем фронте от Азовского моря до Кичкасской переправы. Задача моя — развязать себе руки для заднепровской операции — была выполнена», — писал Врангель в мемуарах.

Но Врангелю не удалось продвинулся дальше Украины, Деникину ранее — дальше Орла.

Почему? Потому что Украинский Совнарком не отдал землю народу, а национализировал в государственную собственность. Для крестьян неведомый Наркомзем стал ничем не лучше помещиков. Украинский мужик по меньшей мере – не поддерживал красных. Или – начинал партизанскую войну. Не за белых – за землю и волю.

Но как только Белая армия переходила границу тогдашней Украинской республики и вступала в пределы Российской республики, движение тормозилось. Потому что в России крестьяне получили землю. Они расценивали приход Белой армии как попытку отобрать ее, вернуть помещиков. Так что у белых на территории России опоры в массах не было.

Повторим: новая пропаганда, прежде всего через кино и телевидение (фильмы «Адмиралъ», «Солнечный удар», телесериалы «Троцкий», «Демон революции» и другие), пытается показать и рассказать нам о «новой истории» — и все время попадает впросак. Чем отвратительней изображаются в картинах вожди революции, красные бойцы и комиссары, чем красивее и благороднее выглядят белые офицеры, тем неизбежней возникает вопрос: что же народ не пошел за такими благородными, самоотверженными, православными воинами, какими их показали на экране, а пошел за «большевиками-христопродавцами»?

Но история не признает и не должна признавать идеологических установок. Сейчас, в свете новых идейно-политических канонов, можно, как предлагали уже некоторые общественники и депутаты, переименовать улицы Красноармейские в Белогвардейские, московскую улицу Марксистскую в Колчаковский проспект, можно назвать площади именами белых генералов и поставить им памятники, но удастся ли Корнилова, Деникина, Колчака и Врангеля представить как радетелей рабочих и крестьян?

Народ в большинстве своем был с красными. А как распорядились коммунисты народным доверием и поддержкой – другая глава истории.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x