Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ТЕРПЕНИЕ ЛОПНУЛО: НАЗНАЧЕНО CLOSING RUSSIAN FEDERATION

ТЕРПЕНИЕ ЛОПНУЛО: НАЗНАЧЕНО CLOSING RUSSIAN FEDERATION

В мире растет число хрупких государств, не говоря уже о несостоявшихся. По мере тотального нарастания угрозы риторика осуждения вмешательства в суверенитет на базе international rules из комплекса превосходства США опускается до кухонной терминологии и расширяется в биологию и медицину.

На этом можно было бы завершить репортаж о вторничном мероприятии в Совете Федерации по актуальнейшей теме разработки «концепции проекта международной конвенции о противодействии вмешательству в суверенные дела государства».

Осталось впечатление, что большинство уважаемых людей, допущенных до высокой дискуссии, в силу неуязвимости своего положения уже забыли или еще не поняли поставленную задачу.

Сторонний и малограмотный в международных хитросплетениях человек вроде меня мог узнать много познавательного. Например, что суверенитет не новая позиция, известна с шестнадцатого века от Жана Бодена. Даже в период между войнами Лига наций вела себя терпимо к событиям в Японии и Германии. Не мешали фашистам громить коммунистов и готовиться к войне. А сейчас в мире не так много стран, которые обладают суверенитетом и обстановка накалена. Россия очень дорожит своим суверенитетом.

Судя по обстановке внутри страны, суверенитет среди пандемических установок можно разглядеть при достаточном увеличении. Организаторы предпочитают народ не пугать и поменьше говорить о неприятном.

Мероприятие формата «круглый стол» совместными усилиями провели председатель Комитета СФ по международным делам Константин Косачев и зампред того же комитета Андрей Климов.

США после провала майданной технологии на Болотной в 11-12 годах с помощью проекта WikiLeaks Джулиана Асанжа засветили и ротировали свою элиту экспертной советологии. Во вмешательстве в российский суверенитет резко ощутилась «рука мастера».

Так оценил перемены Андрей Климов. В отличие от советологии США, российская американистика пережила истерику на фоне раскручивания проекта WikiLeaks бескровно и без кадровой ротации. Надо понимать характер опытного международника, жестко подавляющего собственные эмоции в беседе с любым собеседником. С учетом данной особенности было заметно, что Климов в натуре взбешен непониманием коллег, от которых на данном этапе зависит запуск процесса.

Кончилось тем, что Климов свернул перешедшее в режим самовосхваляющего занудства обсуждение и на правах ведущего узурпировал микрофон для короткой убедительной отповеди. Напомнил, что Дональд Трамп подписал документ, где прямо написано: The closing Russian Federation. А дальше четко названо, кому чего закрывать. Страны НАТО участвуют на все сто процентов, также Евросоюза на все сто процентов, затем Украина.

Никто не отрекся от назначенной роли. Мир не нами оказался разобран на две части. Прямо написано – сдерживать противников Америки

Гражданское общество на чьей стороне играет? Риторический вопрос возник из вялотекущих банальностей привлекать НКО на свою сторону.

Задача Климова консолидировать, а не поссорить африканцев с западниками, как прозвучало.

Как известно из бурных обсуждений далеко за пределами Федерального собрания, сенатская комиссия Климова по защите суверенитета предложила меры против иностранных агентов. Но не за действия, как в США, а нарушение правил маркировки.

Буквально впервые Климов буквально восстал против искусственных рамок своего мандата. По нам стреляют из систем залпового огня, а мы предупреждаем о нарушениях. Андрей Климов призвал помочь Западу вылечиться от страшной болезни пострашнее коронавируса. Нужен точный диагноз обозначенной болезни и формирование клинического протокола в консилиуме, чтобы созданную вакцину можно было масштабировать для практического применения. Чтобы в консилиум приглашали людей по принципу уважаемости, я такого не припомню.

Андрей Климов в какой-то степени стал жертвой собственных установок никого не ссорить и не обижать, чтобы не давать повода либеральной прессе и ее кураторам. На своих мероприятиях Климов переводит скользкие моменты в закрытый режим. Круглый стол проводил комитет Косачева, а не комиссия Климова. Поэтому он перешел на риторику недомолвок и умолчаний. Участники наверно не понимали намеки, но им это не нужно.

Климов тщетно пытался втолковать, что беседа носит не абстрактный характер. По мере того, как инструментарий вмешательства в суверенитет все больше и больше осваивался нашими коллегами (так Климов называет тех, кто объявил нас врагами), тем меньше консенсусных документов принималось, в том числе на площадке ООН. На площадках ОДКБ появлялись документы о недопустимости вмешательства. Но это не глобальные конвенции. Тем не менее, наши коллеги начали отступать. Кто-то там постоянно дежурит и подает сигналы русофобии. Нам говорят, что это не вмешательство, а нормальная дипломатическая практика. Прямо обязывают соблюдать закон США о сдерживании России. Как-то никто не возмутился не отрицал.

Пока делегация России отсутствовала в ПАСЕ, поменялось кадровое наполнение и появились новые судьи ЕСПЧ. Политизация уже не требует научного анализа, все на поверхности.

Никто не мог представить, что будет виртуальная сфера и что там будет твориться. Некие люди, которых никто не избирал, не назначал, решили судьбу правительства США.

Россия заявила о готовности работать над концепцией конвенции. Поднялся шум, как будто мы покушаемся на святое. В Японии продолжаются гонения секты и недавно был повешен лидер. На Западе неофашизм.

В такой международной обстановке Климов выполняет требования Конституции о глобальной борьбе за мир и противодействия вмешательству в суверенитет.

Константин Косачев выступил первым, представил алгоритм анализа факторов воздействия на угрозу вмешательства. Насчитал двенадцать и разделил на зеленые (допустимые) и красные (за гранью).

В последнее время происходит гуманизация повестки, на первом месте человек. Не для защиты человека, а ради не вмешательства в суверенитет.

К корректным действиям Косачев отнес заявления, что может не нравиться в другой стране с указанием, как это делается в моей стране. Более жесткая форма заявление с осуждением. Далее идет прекращение коммерческой деятельности. Понижение дипломатической взаимодействия и разрыв дипломатических отношений. На этом кончаются допустимые средства защиты суверенитета. Далее идут непризнание выборов, признание альтернативного лидера, прямое вмешательство и интервенция.

Косачев призывал участников говорить не только и не столько о вмешательстве, мы знаем о чем речь, а о необходимости конвенции и возможности ее продвижения. Мы в минимальной степени должны изобретать велосипеды и в максимальной основываться на международном праве.

В проекте записано противодействие вмешательству и это предлагает коллективные действия. Косачев предложит облегчить формулировку до недопустимости вмешательства. Срок глава комитета отвел десять месяцев достаточно. Проблема слишком кричащая.

Послушав пессимистические прогнозы, Косачев отбыл на другое мероприятие, сбросив управление мыслительной стихией на Климова.

Отмеченную Климовым тему ЕСПЧ продолжил сенатор Александр Башкин. Требование немедленно освободить Навального оказалось политическим перформансом, а не юридическим документом.

Освобождение Навального требуется ЕСПЧ в качестве обеспечительной меры во избежание необратимых последствий. Якобы нахождение берлинского реконвалесцента в местах лишения свободы препятствует рассмотрению в ЕСПЧ.

Российский сенатор таких причин не видит, до сих пор сидельцы выигрывали дела в Страсбурге.

Содержание отравляющих веществ в крови Навального, как теперь принято в западной юридической практике, highly likely. Решение ЕСПЧ Башкин считает откровенным вмешательством.

Я понял выступление сенатора о Навальном на фоне ажиотажа вокруг него так, что Москва с этим персонажем Вашингтон переиграла. Возможно, его планировали устранить по сценарию Немцова, чтобы убить сразу всех зайцев и Кремль обвинить, и от свидетеля избавиться. Будучи человеком зависимым наподобие Родченкова или Скрипаля, Навальный психологической обработки не выдерживает. Что, собственно, и показало его общение с куратором Браудером.

В таком случае ближе к выборам обществу будут предъявлены старые факты в новом жестком освещении и Вашингтону надо срочно креативить новые проекты на место очередного провала.

Но может быть и наоборот, готовится план обвинения посерьезнее коррупции по Ив Роше или Киров-леса с лишением гражданства и депортацией. Свободное общение с журналистами на Западе после такой раскрутки приведет непредсказуемым результатам.

Я фантазирую, но за истерикой «Свободу Навальному!» стоит нечто большее обычной для США правочеловеческой тематики.

Москва упорно ведет Вашингтон к вынужденному согласию на добровольное взятие обязательств по ограничению вмешательства в суверенитет. В самих США ситуация неоднородна подобно гитлеровскому руководству 1944 года. Каратели творили на оккупированных территориях, что хотели, повергая в шок берлинских кураторов. Естественно, не самим фактом зверств, но растущим сопротивлением обреченного местного населения.

Конвенция была бы именно сейчас очень вовремя в качестве некоего этиотропного препарата против вируса вражды с секундарной инфекцией агрессивной трусости.

Лев МОСКОВКИН

Добавить комментарий

Loading...
Top