31 Июля 2021г., Суббота
  • $ 73.1
  • 87.0
Главная» Политика» СУЕТА В ПОЛИТИКЕ ВРЕДНА, или ЧЕМ ПРИМЕЧАТЕЛЬНА ГОСДУМА СЕДЬМОГО СОЗЫВА

СУЕТА В ПОЛИТИКЕ ВРЕДНА, или ЧЕМ ПРИМЕЧАТЕЛЬНА ГОСДУМА СЕДЬМОГО СОЗЫВА

Дума

Вчерашнее заседание Госдумы, последнее для депутатов седьмого созыва, сильно напоминало выпускной в школе. Ну, или минимум, — последний звонок.

«Что там за шум?» – председатель Госдумы очень не любит, если кто-то повышает голос, когда он перед заседанием вещает, донося журналистам свои мудрые оценки событий в палате и мире.

«Единая Россия» фотографируется» – поскольку вождь постоянно что-то забывает, за спиной стоят помощники с подсказками.

Жириновский обрадовался: Больше они не увидятся никогда. Случайные люди. «Дом колхозника» устроили, пришли бабушки с поля и раскудахтались.

Перед последним заседанием Думы седьмого созыва ее обитателей охватил иерусалимский синдром. Необъяснимо радостное чувство овладело депутатами и перекинулось на журналистов. На месте их мало, по случаю очередной волны пандемии. Большинство работают удаленно.

Жириновский пожалел аккредитованных журналистов: «Я не знаю, кто вам запретил задавать вопросы. Немая пресса, одна говорящая голова».

Радостный ажиотаж продолжился в Большом зале пленарных заседаний Думы.

Пяти лет как не бывало. Сам председатель Вячеслав Володин удивился поведению коллег по палате: «Вы так фотографируетесь, как будто в последний раз видитесь. Увереннее себя чувствуйте. Вот посмотрите на Геннадия Андреевича – сама уверенность. Владимир Вольфович – сама уверенность, ни с кем не фотографируется. Это о чем говорит? Сергей Михайлович вообще на это всё смотрит так, со сторонки. А суета в политике вредна, коллеги, да? Владимир Иванович Кашин как занял место рядом с Геннадием Андреевичем, так и никуда не отходит, а если бы бегал по залу фотографировался, чем бы закончилось? Да».

Володин прав. Коммунист-академик Кашин – первый профессионал по образованию в истории парламента на посту председателя комитета по аграрным вопросам, и ему именно в седьмом созыве удалось провести мертвые, казалось бы, законы. В последние дни приняты законы о прибрежном рыболовстве и по возврату государства в сферу самоходной техники. Это в какой-то степени вернет утраченные преимущества отечественному производителю.

В связи с нагнетанием ковидного ужаса тем более странно обилие шумных людей в последний день перед думскими каникулами. Напоминает первые созывы, когда в Думе действительно было много случайных людей, и иерусалимский синдром был понятен.

Объективный анализ деятельности депутатов седьмого созыва порождает взаимоотрицающие полярные оценки, причем они вполне паритетны.

Единоросс Андрей Исаев говорил о достижениях. После него предводитель эсеров Сергей Миронов совершенно справедливо отметил, что бедных стало больше и граждане стали жить хуже. Отсутствие общей позиции определяется тем, что одним из проявлений hybrid proxy war является приписывание этих проявлений национальной власти, и роль Думы в противодействии такой странной войне не видна. Сравнение Думы с Радой почему-то не работает.

Проблемы Украины отодвинули ковид и прививки на второй план, а СМИ увлеклись парламентскими драками. В России такое было в 1990-х.

Руководитель фракции ЕР Сергей Неверов заболел, прибавив птичку в список двух сотен отковиденных депутатов. С итоговым заявлением от фракции выступал харизматичный профсоюзный трибун, зампред ФНПР Андрей Исаев.

Случайных людей на Охотном ряду не бывает, независимо от вывески на здании, тут каждый уникален. Андрей Исаев отличается безошибочным выбором существенного.

«Пандемия, так это бывает в жизни, явилась не только трагедией, но и мощным стимулом развития, в том числе, и развития нашего законодательства. Вопросы, которые накапливались и не решались годами, были оперативно решены», – удивительно, что с адекватной оценкой текущего момента истории выступил только один из 450.

Эволюцией руководят уникальные случайности, история не составляет исключения.

Единоросс Исаев отказался от общей установки приписывать успехи партии и правительству, списывая провалы на непреодолимые погодные условия.

«Пандемия стала настоящей бедой для экономики и социальной сферы. Это потребовало оперативной работы парламента в тесном взаимодействии с правительством. Приведу только один пример такой работы. Во вторник президент дает поручение освободить от НДФЛ выплаты врачам. В четверг законопроект вносится в Государственную Думу. В пятницу принимается в трех чтениях. В субботу одобряется Советом Федерации, идет на подпись президенту и со следующей недели норма начинает работать», – приведенный депутатом пример отражает инвариантную картину достижений.

Русские, согласно национальной особенности, страдают вековым комплексом неполноценности, и он стал доминирующим фактором развития науки и технологий, включая технологии нормативно-правового обеспечения деятельности или избирательного формирования власти. Естественно, этому никто не верит по причине, с которой началось предыдущее предложение. Мы узнаем о ведущей роли России из ажиотажа вокруг таких событий, как встреча Байдена с Путиным. Индоктринированные гомункулы неспособны понять миссию России в мире. В голове тамошних журналистов реальность не укладывается.

Байден назвал своего визави «Трам-Путин» и классически набросился на одну из немногих отфильтрованных журналисток с грубым предложением сменить профессию. Возможно, это единственная истина, высказанная им за всю жизнь.

Подобных событий в мире становится больше, по мере наращивания напряженности. Депутаты во многих участвуют. Большинство организуются палатами ФС.

Несколько международных инициатив председателя шестого созыва Сергея Нарышкина стали буквально окном в мир. Представители придавленных глобальным диктатом у себя на родине оппозиционных партий получили трибуну в Москве. Россия стала источником истины и вернула свою историческую миссию по решению трудных вопросов текущей истории.

США сами способствовали концентрации разума в России. За успехи и международную популярность Сергея Нарышкина отрезали от ПАСЕ и ОБСЕ. Делал это лично потомственный манипулятор Билл Браудер.

Данные факты не укладывается ни в какой журналистской голове по принципу: если мы чего-то не понимаем, значит, этого не существует. Поэтому первые попытки по инициативе США прошли незамеченными, когда председатель международной комиссии Конгресса США Генри Хайд посетил Думу для заявления о несогласии с политикой руководства своей страны.

Однако попытки не прекращались. Неназванный конгрессмен каялся на закрытой части международного комитета Думы, он участвовал Афганской войне против СССР. Затем в Думу заявилась миссия «Синяя лента», ее цель – аккумуляция международного опыта для борьбы с ядерными отходами АЭС.

Председатель седьмого созыва Вячеслав Володин продолжил и расширил традиции, заложенные предшественником. Это прежде всего, борьба за бюджет силами председателя профильного комитета Андрея Макарова, публичность альтернативных позиций и вовлечение непарламентских партий в парламентские процессы, представительные международные форумы.

В ходе седьмого созыва их проведено несколько. Последним предковидным аккордом стал крупный Межпарламентский форум в ЦМТ на Пресне, по смыслу — прорывной. Дума стала примером для заимствования технологий парламентской организации.

Традиция распространилась на СФ. Первой ласточкой стала попытка сенатора Руслана Гаттарова призвать к ответу за деструктивное поведение в России иностранные сети, что в 2020 году вошло в число приоритетов государственной политики защиты суверенитета и получило свое направление законодательстве.

Сенатор Борис Шпигель провел в СФ два Антифашистских конгресса, за что был приговорен к политической смерти. Коммунистическая идеология интернациональна, потому что несопоставимо более популярна в народе по сравнению с фашистской. И уже по этой причине претендующий на абсолютную власть истеблишмент в борьбе с населением использует националистический фашизм. Так начиналось в Германии и продолжилось на Украине.

Тем более актуальной становится роль России и ее парламента. По инициативе председателя СФ Валентины Матвиенко Ильяс Умаханов готовит «Всемирную конференцию по межрелигиозному и межэтническому диалогу», намеченную на 21 мая 2022 года.

Активность Матвиенко тоже не прошла незамеченной, Вашингтон без объяснения причин приватизировал ООН и не дал ей визу. Такая форма признания заслуг.

Жаль, что одна из традиций Нарышкина продолжения не получила. Геннадий Зюганов до сих пор хвастается лекциями Жореса Алферова в Думе, единственного в мире парламентария – Нобелевского лауреата. С моей стороны неприлично напоминать, что Алферов приходил в замешательство от моих вопросов. Например, почему данные Большого адронного коллайдера остаются мертвым грузом? Уверен, Алферов знал, но не мог назвать причину – кризис западной модели науки, под которую он был вынужден подстраиваться. Иначе не видать ему ни Нобелевки, ни мандата в Думе. Публичность отечественных ученых тщательно фильтруется, их не допускают в экспертные советы ФС.

Миссию исторического просвещения Нарышкин по должности председателя Российского исторического общества, забрал с собой в СВР, что оказалось к месту для обнародования и популяризации миссии советских агентов. Вместе с ним из аппарата Думы ушла команда историков.

Год литературы, изначально проваленный, получил сугубо формальное продолжение. Нарышкин сам выступал «диктатором» Тотального диктанта для популяризации творчества лауреата премии «Большая книга» Евгения Водолазкина.

Негатив всегда привлекает внимание больше позитива. Вячеслав Володин довел парламентскую демократию до уровня технологии и достиг успеха в реализации идеи председателя Думы четвертного и пятого созывов Бориса Грызлова. Тогда общество было не готово к адекватному восприятию простых идей. Первое же выступление Грызлова в его новом качестве трансформировалось в неудачную шутку «Парламент не место для дискуссий», став мемом-символом долгоиграющей кампании дискредитации Думы.

Грызлов такого никогда не говорил, он буквально сказал, что с популизмом покончено благодаря победе единороссов с образованием фракции-большинства.

Однако популизм не прекратился, просто он получил управление из-за пределов Охотного ряда. Была уничтожена конструкция борьбы трех центров силы за популярность в народе между президентом, правительством и Думой, которая опасно выигрывала. Соответственно, была закрыта торговля местами в партийных списках и голосами за бюджет. Просто фракция-монстр превратилась в послушный инструмент проведения внешних решений.

Для контроля в аппарат Думы внедрили корпус инсайдеров, резидентов-манипуляторов. Их заслуга – отсрочка цифровизации страны и усиленное закрепление зависимости от ПО Microsoft. В течение десятка лет блокировались любые попытки законов о цифровом документе и электронной цифровой подписи. Во фракции СПС Бориса Немцова для этого был даже специальный депутат — Игорь Шубин.

Руководитель аппарата шестого созыва Джахан Поллыева осталась в истории как автор первой и последней попытки абсорбировать либеральные силы на парламентской площадке в публичном режиме. Для контрастирования достигнутого успеха Джахан задолго до Сноудена сказала о таком универсальном инструменте deep state, как управление депутатами непубличными сотрудниками аппарата ПАСЕ.

Джахан Поллыева подействовала на парламентаризм подобно пандемии в формулировке Андрея Исаева и принесла депутатам определенную долю свободы, приватизированной ее предшественником Алексеем Сигуткиным. Бывший депутат ЕР остался в памяти попыткой исказить исторический образ Знамени Победы. На посту руководителя аппарата он внес посильный вклад в дискредитацию Думы солдафонскими попытками заставить журналистов писать правильно и выводом ресурсов из думского бюджета. С бывшими коллегами-депутатами генерал обращался так, будто перепутал их с солдатами на плацу.

Из-за Джахан управлять парламентской демократией стало намного сложнее. Сформировалась финальная форма цензуры с лишением мандата после фабрикации уголовного дела.

Жесткий аппаратчик Вячеслав Володин попытался аккумулировать позитивные достижения предшественников, последовательно и системно устраняя факторы, которые не позволили достичь успеха до него. Весьма пригодились опыт его первого пришествия в Думу, работа на Старой площади и выработанная способность говорить с враждебной метажурналистикой mainstream media в режиме импровизации.

Я не знаю, как это удалось, но Володин практически исключил превосходство непубличных инсайдеров в парламентском процессе. Никому больше в мире это не удалось, и в том числе на Б. Дмитровке.

Более заметно введение в публичный оборот альтернативной позиции. Володин воплотил и доказал принцип зампреда предреволюционной Думы Василия Шульгина в новом качестве – оппозиция в Думе, а не на площади, где экстремистский анархизм.

«Я три созыва в Государственной Думе, до этого работал в Совете Федерации, но, конечно, всегда внимательно наблюдал и могу сказать, что действительно таких возможностей у тех, кто имеет иную точку зрения, ну, кого мы называем оппозиционными фракциями, никогда не имели ни в одной Государственной Думе, как в Госдуме седьмого созыва», – сказал Сергей Миронов в итоговом заявлении от фракции СР.

В кресле председателя Володин проявил чудеса гибкого управления парламентской демократией, чтобы исключить из думской публичности не столько даже популизм, а прежде всего опасный для страны экстремизм. Вот здесь и пригодился опыт Старой площади по предотвращению попытки «снежной революции» на Болотной площади.

Володин нашел персональный подход к каждому из парламентских старожилов, начиная с коммуниста Валерия Рашкина, который считал своей главной задачей дискредитацию и устранение Володина. В отношении смутьяна Володин такой цели не ставил. Он стал первым, кто открыто обозначил цель исключения новых революций в России, и сумел консолидировать Думу для общей задачи.

До этого организация сепаратизма и экстремизма активно использовала думские фракции. Только писать об этом было нельзя и для контроля в аквариуме среди журналистов присутствовали свои инсайдеры.

Сегодня, 18 июня, на сайте Кремля опубликован Указ президента о назначении выборов Государственной Думы на 19 сентября. С этого момента начинается избирательная кампания. Партии должны провести съезды для выдвижения кандидатов. Отсюда стало понятно, почему председатель Володин поспешил закрыть седьмой созыв досрочно, именно 17 июня, — чтобы выполнить установку Путина на отказ от предвыборного популизма.

Подводя итоги своего исторического экскурса, я должен отметить заметное повышение профессионализма депутатов в технологиях законодательного процесса. Меня часто удивляет, как председатель Вячеслав Володин внимательно слушает и вылавливает из словесного потока существенные моменты. Такое впечатление, что председатель незримо присутствует на заседаниях комитетов и понимает смысл всех принимаемых законов.

Диалог с залом перенял зампред Думы Александр Жуков, развивая принцип публичности альтернативной позиции в оппонировании исполнительной власти.

Опыт работы в Думе, подобно чекистской подготовке Путина, тренирует мозг в сопоставлении больших объемов разнородной информации. Человек получает возможность идентифицировать невидимые связи для нахождения прямых и простых решений сложных вопросов.

Национальная способность русских творить креатив с помощью латерального мышления нашла надежное применение в Думе.

Председатель думского комитета по финансовому рынку Анатолий Аксаков превратил свою роль в миссию упорядочения потока хаотизации финансовой системы, проводником которой выступал его предшественник Владислав Резник. Кризис осени 2008 года запустили при его законодательной поддержке, мы писали об этом. Резник был тогда самым могущественным депутатом Думы.

После него в итоге кризиса экономики деривативов и пузырей в США Вашингтону пришлось наращивать непопулярную санкционную систему и развивать лингвистическую войну в финансовой сфере. Анатолий Аксаков рассказал, как тренировал свой мозг в Думе, находя смысл в том, где изначально он был тщательно скрыт. Комитет под его руководством сумел выстроить систему цифровых активов и быстрых платежей.

Из варианта технологии двойного назначения была исключена оружейная составляющая в виде финансирования экстремизма и терроризма. Был проведен сложный закон о цифровом рубле, сочетающем функции наличной и безналичной национальной валюты. Введение нового понятия в законодательство требует системной работы, иначе получится как с заменой ТСЖ на ТСН в Гражданском кодексе. Оставшиеся пробелы обязательно используют хорошо организованные мошенники, чтобы заменить прямой экстремизм на что-то доступное в условиях нового законодательства.

Цифровой рубль как национальная валюта под контролем Банка России должен стать для граждан надежной альтернативой криптовалюте. Отпускать валюту на блокчейн нельзя, и страны мира идут по пути ограничения биткоина. В данном случае позиция Аксакова незыблема. ФРС США придется искать какую-то иную модель для сбрасывания обязательств по обесцененному доллару. Параллельно Вашингтон диверсифицирует инструментарий hybrid proxy war, чтобы удержать от распада Бреттон-вудскую базу имперского притока ресурсов. Без этого США не только утратит сетевое deep state, но лишатся средств к беспечному существованию и возможности развлекаться проектами типа BLM. Деструктивные проекты сожрут своего создателя и ввергнут страну в новую великую депрессию, которая может оказаться последней.

Возможно, в этом простая причина мучительных поисков смысла в инициативе Вашингтона о встрече Байдена с Путиным. Позитивными технологиями организации властного управления никто больше не владеет. После волны бомбардировок, цветных революций и смены правительств никого не осталось, кроме России.

Изгнание с парламентской площадки хаоса, популизма и экстремизма не ограничивается прямыми мерами. Необходимо исключать их поддержку со стороны монополистов ТНК и развивать взаимоувязанность в законотворчестве.

Надо сказать, именно ТНК своим коррупционным лоббизмом внесли непоправимый ущерб правовому полю России – Microsoft, British-American Tobacco, производители кормов для животных и особенно группа биотехнологических компаний. Они добились исключения защиты российской интеллектуальной собственности в генетике.

Володин в последние два дня устроил натуральную выволочку за чехарду с поправками в законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «О морских портах в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Номинально правительственный документ посвящен инвестиционной декларации и соглашении о создании объектов инфраструктуры морского порта. В процесс вмешались интересанты из числа портовых инвесторов и почему-то ФСБ. Текст законопроекта размыли давно отработанными приемами инициатив и согласований.

«Вот данный законопроект рассматривался вчера, практически, в авральном режиме, когда дополнения и, соответственно, поправки вносились в зале, практически, с голоса, это всё ведёт к снижению качества законотворчества. Министерство отвечает за политику в этой сфере», – заявил председатель и потребовал содержательных объяснений по каждой поправке.

Держать ответ пришлось кандидату на должность Министра транспорта Виталию Савельеву.

Он сообщил Думе: «Я принимаю все ваши замечания, которые вы высказали. Я хочу вам сказать, что на самом деле, почему закон так тяжело проходил, и так было много поправок до последнего момента. Мы пытались найти сбалансированную позицию именно с бизнесом. У нас на сегодняшний день в России 67 портов, и мы собираемся в рамках комплексного плана модернизации инфраструктуры провести 41 мероприятие до 2030 года. Вот о чем сейчас говорил Виктор Ефимович, это абсолютная правда, многие инвесторы просто как бы занимают участок, как инвесторы, и дальше всё, и на этом заканчивается. Таких примеров очень много. Именно поэтому мы просим вас поддержать этот законопроект».

Так вот где собака зарыта! Применяется один из универсальных инструментов блокирования производства в России – занять место, чтобы блокировать или закрыть. С тем же борется председатель комитета по природным ресурсам Николай Николаев в части недропользования.

После пояснений министра закон приняли. Его позиция об ответственности бизнеса совпадает с линией председателя Думы.

Последним принятым в седьмом созыве символично стал дополнительно внесенный в повестку правительственный документ второго чтения «О внесении изменений в статью 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности». Он предоставляет Минюсту доступ информации о финансировании НКО после внесения их в реестр иностранных агентов. Тут сопротивление было нее меньше, чем с морскими портами.

Уверенности депутатам придали пояснения статс-секретаря – замминистра юстиции Андрея Логинова. В прошлом он создал себе надежную репутацию на посту представителя правительства и научил Думу считаться со своей компетентностью.

Логинов аргументированно заверил Думу, что закон касается только НКО – иностранных агентов, на партии и религиозные организации не распространяется.

Логинов рассказал, как работает Минюст с обращениями прокуратуры о НКО-иноагенте: «Если же мы находим в деятельности НКО элементы политической деятельности, у нас возникает вторая проверка, вторая стадия – это проверка на наличие иностранного финансирования. С 2014 года это обязанность Минюста. Мы обычно обращались с этим вопросом непосредственно в некоммерческую организацию, часто получали отрицательные ответы. Обращались в банковские организации, но банки говорили: вы знаете, на нас не распространяется закон «Об НКО», есть закон «О банковской деятельности», эту информацию мы предоставлять не будем. Мы шли в суды, выигрывали эти суды, получали эту информацию, но на всё это уходили месяцы».

Закон был принят во втором и третьем чтении в итоге короткого спора. Возражал депутат ЛДПР Сергей Иванов. Он опасается за партии.

После этого председатель Вячеслова Володин подвел итоги сессии и созыва.

Состоялось 427 заседаний. Внесено 5500 законопроектов, 4485 принято. КПД Думы — 81%. 2020 законопроектов оставалось в завалах которые копились 20 лет. Осталось 26 — 1,3%. Рассмотрено 6479 законопроектов, 2672 принято — 41,2%. Увеличение количества социально значимых — на 31,5%, в эту сессию — 33%.

К социально значимым законам председатель относит такие, которые решают повседневные проблемы людей, касаются вопросов образования, здравоохранения, жилищно-коммунального хозяйства, взаимодействия наших граждан с государственными структурами.

Остался не рассмотренным 1041 законопроект. С 2016 года в Думу поступило более миллиона обращений. Запрос на диалог растет.

«Мы вышли на системное принятие взаимоувязанных законов. Это позволило решать проблему в комплексе, но и потребовало более тщательной проработки вопросов с регионами, с правительством, с экспертным сообществом, согласованной работы профильных комитетов, когда не один комитет Государственной Думы, а несколько, занимаются решением проблемы и выходят на принятие ряда законов, которые в итоге добиваются того, чтобы большой комплекс вопросов по разному профилю был снят», – описал Володин одну из существенных своих новаций в технологии законодательства.

Окончание сессии было омрачено небывалой кампанией против вакцинации. Ее организация требует отдельного изучения новых технологий социальной инженерии. Отчаянное сопротивление вакцинации приобрело маниакальный характер. Граждане страны первой вакцины и первого полета в Космос уподобляются средневековым флагеллантам, готовым сами себя высечь, избегая прогресса в борьбе со злом. Это или ковид с ментальными побочками, или уже какая-то другая пандемия. Источник своих убеждений никто назвать не может, а вопросы вызывают агрессию.

Из-за этого не смогли принять закон о включении прививки от ковида в национальный календарь.

До кучи, президент 15 июня отклонил и вернул в Думу принятый 19 мая закон «О внесении изменений в статью 57 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» и статьи 12 и 13 Федерального закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

Авторы инициативы Сергей Боярский и Евгений Ревенко исходили из того, что журналисты должны бы нести ответственность за цитирование ложных и противоправных материалов других СМИ, если главных редакторов этих СМИ нельзя установить и привлечь к ответственности.

У решения президента есть конкретный повод. Вне связи с ним история с вакцинацией показывает, что для преодоления информационной или лингвистической агрессии нужны системные взаимоувязанные меры. Прямые запреты с наказаниями приводят к обратным последствиям.

Например, наказание за публичное отрицание Холокоста сделал эту форму публичного садомазохизма привлекательной. Новый закон Елены Ямпольской и Алексея Пушкова о запрете на уравнивание СССР и фашистской Германии спровоцировало кампанию сопоставления решений президента и Думы с законами Третьего рейха. Заведомая ложь работает эффективно.

Председатель прав, суета в политике вредна.

Лев МОСКОВКИН.

Лев Московкин/ автор статьи
Яндекс.Метрика