Сергей Ишков. Первый дом, «отправившийся в путешествие»

12 августа 1898 года на улице Каланчевской в Москве впервые в России передвинули каменный дом.

На следующий день газета «Московские ведомости» сообщила, что для расширения путей Николаевской железной дороги на Каланчевской улице был передвинут дом (дом сохранился до наших дней, его адрес — ул. Каланчевская, 32/61 — прим.автора), причем бывшая хозяйка Джейн Мак-Гилль согласилась сделать это за собственные деньги.

На тот момент Евгения (Джейн) Ивановна Мак-Гилль была вдовой богатого уроженца Шотландии — Роберта Робертовича (Романа Романовича) Мак-Гилля, который в России развернул серьезный бизнес: до своей смерти в 1893 году он был главой товарищества «Каменноугольные копи и химические заводы», пайщиком ряда российских текстильных предприятий, в том числе Товарищества Высоковской мануфактуры и ряда английских фирм.

В газете «Русский листок» передвижение двухэтажного кирпичного дома Мак-Гиллов в стихотворной форме увековечил фельетонист Менделевич:

«Нельзя сказать, чтобы проворно,

Но все ж — единственный пример!

Дом продвигается упорно,

И торжествует инженер…».

Здание весом 1 840 тонн передвинули на 100 метров, причем перед этим пришлось засыпать достаточно большой ров, который был около дома. А «торжествующим инженером»-новатором, как сказано в стихотворении из «Русского листка», был инженер путей сообщения Осип Федорович. Примененный им метод позже вошел в учебные пособия для будущих архитекторов и строителей как «метод передвижки Федоровича», основанный на американском опыте и его собственных разработках.

Здание было скреплено в трех местах поперек стен железными связями; в окнах и дверях вставлены распорки. Для уменьшения тяжести штукатурка была отбита, сняты все перегородки, двери и пол также вынуты. Внизу над фундаментом во всех стенах здания были пробиты отверстия, в которые вставлены рельсы, связанные между собою соединениями и образующие неподвижную раму. Под раму были подложены катки, и при помощи домкратов и воротов здание потихоньку передвинули и поставили на новый фундамент. В этом трудоемком процессе были задействованы около сотни человек и 60 лошадей, бывших основной тягловой силой. Бюджет проекта составил 4 тысячи дореволюционных рублей.

Передвижка дома стала далеко не единственным архитектурно-строительным проектом Мак-Гиллов в Москве. Унаследовав после смерти мужа большое состояние, Евгения Ивановна приняла решение в память о нем часть средств тратить на благотворительность. Еще её муж начал возводить в Москве (в Вознесенском переулке) англиканскую церковь святого Андрея. Евгения Мак-Гилль продолжила эти работы: в 1894 году был окончен дом для пастора прихода, на котором сохранилась сделанная по её приказу памятная табличка с надписью: «Built for Andrew Church in memory of Robert Mc Gill by his widow. A. D. 1894» (Построено для церкви святого Андрея в память о Роберте Мак-Гилле его вдовой. 1894).

В дальнейшем она финансировала строительство «Вдовьих и сиротских домов» Братолюбивого общества имени М. Л. и Т. А. Королёвых и Мак-Гилля в Лефортово (современный адрес: Госпитальная улица, 6, 10 (стр.1), 14). Несколько позже Евгения Мак-Гилл основала в Москве пансион для английских и американских гувернанток (был открыт 31 октября 1904 года), ставший известным, как «Дом Святого Андрея» (современный адрес: Спиридоньевский переулок, дом 9).

После революции для Евгении Ивановны наступили тяжелые времена. Она не захотела покидать Москву, где находилась могила горячо любимого мужа, где так много было связано с его именем. По воспоминаниям людей, знавших ее в тот период, в январе 1918 года в ходе мероприятий по уплотнению жилья в ее собственный дом на Спиридоновке (дом № 15) были подселены революционные матросы. Евгения Ивановна пыталась наладить с ними отношения, но устав от просьб старухи аккуратнее относиться к мебели и книгам, подселенцы выгнали женщину на улицу в лютый мороз. Кто-то из прихожан узнал Евгению Мак-Гилль и помог добраться до когда-то построенной ею церкви святого Андрея. Сильно простудившись, она через три дня умерла в доме пастора. Ее последнюю волю — быть похороненной рядом с мужем — исполнили, и теперь прах супругов Мак-Гиллов покоится на Введенском кладбище.

На снимке: Дом Евгении Мак-Гилль дожил до наших дней.

Фото из открытых источников.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x