Все оттенки возможного: управляем жизнью с помощью цвета

Мы воспринимаем наполненный цветом мир как нечто само собой разумеющееся. И мало кому приходит в голову задуматься о том, почему все вокруг выглядит именно так, а не иначе. В разные моменты жизни мы отдаем предпочтение определенной цветовой гамме — опять-таки, чаще всего неосознанно. А между тем, исследователи настаивают: если подходить к выбору колористических решений осмысленно, можно в буквальном смысле слова корректировать свою жизнь. Звучит интригующе, не правда ли?

Кое-что о научных парадоксах

Для начала вспомним — в самых общих чертах — что говорят ученые о таком явлении, как цвет. Итак, цвет — это качественная субъективная характеристика электромагнитного излучения оптического диапазона (то есть, воспринимаемого человеческим глазом), которая определяется на основании физиологического зрительного ощущения и напрямую зависит от ряда субъективных факторов  — физических, физиологических и психологических. Иными словами, восприятие цвета зависит не только от внешних условий (например, освещения), но и от физиологических и психических особенностей конкретного человека.

Цвет как волна

Есть люди, которые в силу физиологических особенностей видят гораздо больше цветов, чем все остальные. Среди них и  художница из Сан-Диего (Калифорния) Кончетта Антико. Она способна различать до 99 миллионов оттенков, тогда как обычно человек различает порядка 1 миллиона оттенков. И связано это с генетической мутацией, которая называется тетрохромией. То есть, у обычного человека сетчатка глаза содержит четыре типа светочувствительных рецепторов — палочек, отвечающих за светочувствительность, и три типа колбочек, ответственных за восприятие цветов и оттенков. Наше многоцветное зрение складывается из трех основных цветов: синего, красного и зеленого. Множество их комбинаций дают большое разнообразие оттенков. У людей с тетрохромией присутствует еще и четвертый тип колбочек, который существенно увеличивает чувствительность к оттенкам — за счет расширения спектра воспринимаемых волн.

Художница Кончетта Антико

Не удивительно, что, Кончетта Антико пишет необычные, очень яркие, врезающиеся в память картины…

По большому счету получается, что существование единой картины мира — довольно спорный вопрос. Мало того, что люди изначально визуально воспринимают электромагнитные  волны в весьма ограниченном диапазоне, так вдобавок еще и индивидуальные особенности каждого (к примеру, состояние сетчатки глаза, наследственная степень экспрессии полиморфных зрительных пигментов, равно как и нюансы психики) вносят свою корректировку в формируемый мозгом образ. И получается, что наблюдаем мы все вроде бы приблизительно одно и то же, однако научные эксперименты свидетельствуют: достаточно часто цвета тех или иных предметов  участники эксперимента определяют по-разному. То есть де факто наше представление об окружающей реальности более чем субъективно. И лишнее тому подтверждение — совершенно иное восприятие ее представителями фауны.

Скажем, известно, что птицы обычно хорошо различают желтые, красные, зеленые и оранжевые оттенки и гораздо в меньшей степени — синие и фиолетовые; собаки воспринимают до 40 оттенков серого цвета, а также цвета в сине-фиолетовом и желто-зеленом диапазоне; кошки не различают многих оттенков, например, красный для них может «сливаться» с зеленым, а фиолетовый интерпретироваться как вариант синего и так далее, и в целом они улавливают цвета как ненасыщенные; лошади воспринимают голубой и зеленый тона, а также незначительную часть оранжевого спектра.

Человеческое зрение является трехстимульным анализатором, когда спектральные характеристики цвета выражаются в трех значениях. Если сравниваемые потоки излучения с разным спектральным составом производят на колбочки одинаковое действие, цвета воспринимаются как одинаковые. В животном же мире существуют четырех- и даже пятистимульные цветовые анализаторы, поэтому цвета, воспринимаемые человеком как одинаковые, животным могут казаться разными.

Спрашивается, как тут не вспомнить всевозможные гипотезы о том, что мы на самом деле живем в некоем виртуальном пространстве, моделируя для себя ту реальность, которая нам необходима и которая при этом совершенно необязательно является объективно существующей. Сегодня в популярных статьях все чаще вспоминают о квантовой механике и, в частности, о корпускулярно-волновом дуализме, означающем, что объекты микромира могут демонстрировать свойства как волны, так и частицы — в зависимости от позиции наблюдателя. Получается, все в материальном мире и впрямь… абсолютно относительно! Вот такой вот парадокс. И, собственно, ситуация с цветовосприятием вполне вписывается в этот интригующий «сценарий».

«Ощущение цвета нельзя свести к объективной картине световых волн, имеющейся у физика. Мог бы физиолог объяснить его, если бы он имел более полные знания, чем у него есть сейчас, о процессах в сетчатке, нервных процессах, запускаемых ими в пучках оптических нервов в мозге? Я так не думаю».

Эрвин Шредингер (1887-1961), австрийский физик-теоретик,
один из создателей квантовой механики, лауреат Нобелевской премии по физике (1933).

В общем, очевидно, что с природой нашего цветовосприятия даже серьезной науке еще далеко не все понятно. И, тем не менее, это совсем не мешает нам продуктивно взаимодействовать с цветовой палитрой и наслаждаться любимыми оттенками — как в искусстве, так и в обиходе.

Как нарисовать свою жизнь 

О влиянии цвета на физическое и психическое состояние человека знали еще в древности. А в XIX веке возникло такое научное направление, как психология цветовосприятия. Соответственно, с помощью цветотерапии предлагается корректировать здоровье  и настроение людей. Получается, если грамотно (с точки зрения воздействия цвета на организм) подходить к выбору, скажем, гардероба или интерьера можно улучшить свое самочувствие, повысить работоспособность, стать более энергичным или, напротив, сбросить напряжение и расслабиться.

Что же специалисты рекомендуют нам знать о тех или иных цветах? Вот несколько основополагающих рекомендаций.

Белый — улучшает зрение, способствует нормализации работы эндокринной системы. Он хорош для тех, кто стремится к независимости и самореализации. Однако длительное его воздействие приводит к апатии и депрессии (показательный пример — полярники, которые очень часто испытывают в экспедициях угнетенное состояние).

Черный  — способствует концентрации, развивает силу воли и организованность, но в то же время, опять-таки, будучи в избытке, может провоцировать возникновение подавленного состояния.

Серый — при всей его кажущейся «невзрачности» — отличный целитель: он способствует обретению внутренней гармонии, рождает ощущение стабильности и уверенности в своих силах, помогает при нервном истощении.

Синий — успокаивает, снимает излишнее напряжение, помогает справиться с бессонницей. В то же время, окружая себя темно-синими вещами в большом количестве, вы рискуете стать тревожно-депрессивным человеком, а чрезмерно  увлекаясь светлыми оттенками этого цвета, — погрузиться в мир иллюзий.

Красный — придает сил, согревает, повышает выносливость, укрепляет иммунитет. Но может провоцировать агрессию и раздражительность. Поэтому его необходимо строго дозировать.

Зеленый — расслабляет, дарит чувство покоя и умиротворения. Он полезен для зрения и нервной системы, помогает сконцентрироваться, чувствовать себя бодрее.

Желтый — обладает целым набором интереснейших свойств. С одной стороны, он улучшает настроение и повышает общий тонус организма, с другой  — помогает расслабиться и ощутить внутренний покой. Считается, что он способствует усвоению полезных веществ, прежде всего, кальция, улучшает состояние кожи и нервной системы. В то же время им не рекомендуется злоупотреблять людям, страдающим бессонницей.

Голубой — повышает работоспособность, помогает сконцентрироваться на поставленной задаче, придает уверенность в своих силах. Но опять-таки важно не переборщить: избыток голубых оттенков в интерьере делает человека замкнутым и эмоционально холодным.

Специалисты по цветотерапии также подсказывают, что бирюзовый цвет повышает стрессоустойчивость, бежевый снимает напряжение, стабилизирует психофизиологическое состояние человека, фиолетовый нацеливает на самопознание (хотя при переизбытке может способствовать развитию чувства «обессиленности» и приводить к психическим расстройствам), а сиреневый настраивает на оптимистический лад и помогает развить в себе креативность. Также успокаивает, опять-таки  в умеренных количествах, и розовый цвет, который дарит чувство защищенности и уверенности в своих силах, помогает восстановиться после физических и эмоциональных перегрузок.

Это, разумеется, самые общие цветовые характеристики и рекомендации, но отталкиваясь от них можно формировать психологически комфортную для себя среду, которая будет способствовать саморазвитию и реализации жизненных планов. Согласитесь, весьма увлекательная перспектива.

«Звучала музыка в саду…»

 Почему-то именно эта ахматовская строка  ассоциируется у меня с абстрактной живописью. Точнее, с тем ее направлением, которое делает ставку на цвет, его непосредственный диалог со зрителем. У талантливых художников-абстракционистов цветовые композиции действительно «звучат», рождая ассоциации с симфонической музыкой.

Ассоциативный цветозвукоряд — очень интересное явление. И на него давно обратили внимание профессиональные музыканты и художники.

В конце XIX века музыкально-цветовой синестезией ученые называли разновидность хроместезии или «цветного слуха», то есть особенности, при которой музыкальные звуки вызывают у человека определенные цветовые ассоциации. «Цветным слухом» обладали многие музыканты: русские композиторы Н.А. Римский – Корсаков, А. А. Кенель и Б. В. Асафьев, литовский художник и композитор М. К. Чюрленис, француз О. Мессиан и австриец А. Шенберг. Каждый музыкант «видел» тональности, окрашенными по-разному. Например, у Б. В. Асафьева ре-мажор приобретал изумрудный оттенок, а у Н. М. Римского-Корсакова он был золотистым. Ре-бемоль мажор в представлении А. А. Кенеля был лимонно-желтым, в то время как Б. В. Асафьев изображал его красным, пылающим словно огненное зарево.

Система «раскрашивания» музыки у каждого композитора была своя. Н. А. Римский-Корсаков делал музыку очень изобразительной, наделял ее «графической звукописью», основываясь на собственных чувствах и задумках, тогда как австрийский композитор Арнольд Шенберг сопоставлял краски с музыкальными тембрами различных инструментов симфонического оркестра.

Александр Николаевич Скрябин

Благодаря способности «цветного слуха», А. Н. Скрябин создал собственную систему цветотональности, в которой обозначил до-мажор красным цветом, ре-мажор — желтым, соль-мажор — оранжево-розовым, а ля-мажор — зеленым. В специальной таблице композитора первые тональности полностью повторяли цветовую гамму радуги, остальные обозначались производными цветами.

Полностью воплотить замысел синтеза искусств композитору удалось в 1910 году в музыкальной поэме «Прометей» («Поэма огня»), которая стала первым светомузыкальным произведением в мировой истории.

Что же касается абстрактной живописи, то расцвет ее начался после того, как широкое распространение получила фотография — теперь у художников, по сути, отпала необходимость непременно стремиться к реалистичной точности изображения. И они смогли сосредоточиться непосредственно на ускользающей, и потому такой особенно интригующей сути творческого процесса, этого непостижимого великого таинства. Соответственно, совершенно иное значение стало придаваться игре света и форме, живопись начала искать пути пересечения с музыкой.

«Мне стало неинтересно копировать предмет. Зачем писать внешний вид яблока, как бы похоже ни получалось? Что пользы в копиях предмета…? Важно показать отношение предмета к художнику, к его личности и способность художника организовать свои ощущения и чувства».

Анри Матисс (1869-1954). «Записки живописца»

 

Анри Матисс «Слон»
Анри Матисс «Красные рыбки»
Анри Матисс «Читающая женщина в фиолетовом платье», 1898

Считается, что «точка невозврата» в плане становления абстракционизма как самостоятельного направления в искусстве  была пройдена в 1910-х годах — именно тогда из живописи фактически ушло непременное требование строго отображать действительность. Между тем идеи абстракционизма витали в воздухе задолго до этого. Одним из его родоначальников называют известного британского художника Уильяма Тернера (1775-1881). Его работы отличают не только неповторимая авторская манера письма, но и совершенно особенный цветоритм, не характерный для академического реализма.

Уильям Тернер. «Гейльдельберг» (Heildelberg), 1846

Кто знает, возможно, в том, как нам дано воспринимать окружающую нас реальность, в буйстве красок и гармонии звуков, таится тот самый секрет неисчерпаемой энергии, которая способна поддерживать наши силы и продлевать жизнь. Ученые давно всерьез размышляют на эту тему. Впрочем, никто не мешает каждому из нас тоже экспериментировать и делать собственные наблюдения и выводы. На самом деле, трудно придумать что-то более увлекательное, не находите?

Миа Маришина.

Фото из открытых источников

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x