Сергей Баймухаметов. Что делать – известно, главный вопрос – как

Речь о широко обсуждаемом выступлении министра обороны Сергея Шойгу в Сибирском отделении Академии наук: «Нам необходимо в Сибири построить три, а лучше пять крупных центров научно-промышленных, экономических центров, проще говоря — городов с населением 300 – 500 тысяч, лучше — до миллиона человек». Научно-технических обоснований этому нам еще (пока) не привели, правительственных мнений и решений — тем более, но все уже приветствуют и одобряют.

Заголовки СМИ говорят сами за себя: «Идея Шойгу станет новым национальным мегапроектом», «Идею Шойгу о новых городах в Сибири назвали грандиозной», «Возможно, мы сейчас находимся на пороге великих свершений»…

Столь бурный энтузиазм публицистов, политологов можно объяснить гуманитарной направленностью их образования, опыта и образа жизни. Однако с не меньшим пылом и пафосом откликнулись ученые, среди них даже экономисты, которые несколько лет назад резко критиковали экономическую политику власти в общем и в целом.

В чем секрет? Может, в том, что общество истосковалось по мечте, по грандиозным проектам, устремленным в будущее? Ломоносов почти 300 лет назад сказал, «Российское могущество прирастать будет Сибирью…»

Но мечты мечтами, а мы живем в век анализа, расчета, оценки возможностей.

В 2019 году правительство РФ выделило Центру стратегических разработок 100 миллионов рублей для «проведения исследований, направленных на осуществление пространственного развития и формирования программных документов для создания нового научного и финансового-промышленного экономического развития Сибири».

ЦСР – некоммерческая  организация (НКО), но очень влиятельная, позиционирующая себя как главного разработчика экономических программ правительства. В руководстве Центра – сплошь бывшие и настоящие высокопоставленные люди из правительства и администрации президента: Евгений Ясин, Герман Греф, Алексей Кудрин, Максим Орешкин…

Насколько известно по отрывочным сведениям, в проекте рассматриваются варианты развития Ангаро-Енисейского макроэкономического региона. Это Красноярский край, Иркутская область, республики Тыва, Хакасия, Якутия. Помимо создания городов, планируется, само собой, расширение пропускной способности Транссиба, по сути, строительство Транссиба-2. Более того, создание новой Дороги народов, нового Великого Шелкового Пути от Китая до Западной Европы.

Сейчас на огромных пространствах Восточной Сибири, Забайкалья и Дальнего Востока приходит в запустение даже то, что ранее, в советские времена, было освоено. Отток населения оттуда приобретает масштабы бегства: в среднем 300 тысяч человек в год. Это – поток жизни, устремлений, планов, надежд. Поток, включающий многие экономические составляющие.

Остановить этот поток, повернуть —  задача глобального экономического, социального масштаба.

Центр стратегических разработок еще не обнародовал деталей проекта. Может, он еще на уровне концепций, общих положений: построить в Сибири пять крупных научно-промышленных, экономических центров, городов с населением 300 – 500 тысяч.

Естественно предполагать, что условная «Сибирь» — лишь первый этап. Потому что за Сибирью – Забайкалье, Амурский край, Дальний Восток. Один лишь пример: от Читы до Биробиджана — станции-поселки Зубарево, Зилово, Раздольное, Амазар, Уруша, Сковородино, Магдагачи, Ушуман, Шимановская, Серышево, Архара… А городов, как крупных центров цивилизации, — нет. Я имею в виду города уровня Калуги или Смоленска. Но ведь от Читы до Биробиджана — 2,5 тысячи километров! Представьте, что вы едете от Москвы до Омска, и на вашем пути нет Ярославля, Владимира, Костромы, Кирова, Перми, Екатеринбурга, Челябинска, Тюмени…

Или, если по европейским меркам, это значит проехать от Москвы до Парижа через Белоруссию, Польшу, Чехословакию, Германию — и не увидеть ни одного города. Вообразите: на вашем пути нет Смоленска, Минска, Бреста, Варшавы, Кракова, Праги, Берлина, Мюнхена, Дрездена… Европа без городов — вот что такое путь от Читы до Биробиджана.

Пока в общество вброшена лишь идея, пока нам сказано, ЧТО ДЕЛАТЬ.

Когда-то это был главный русский вопрос. Теперь — нет. Теперь главный вопрос – КАК?

Город в 500 тысяч – это примерно 150 тысяч квартир. А сколько заводов, сколько фабрик, мастерских, больниц, школ, детских садиков, столовых, институтов?..

А предполагается создание пяти городов с населением до 300-500 тысяч. Напомню, в 1935 году силами заключенных ГУЛАГа на пустом месте началось строительство Норильского горно-металлургического комбината и города Норильск. Сейчас, через 85 лет, в нем 180 тысяч населения.

В 1950 году заключенные ГУЛАГа построили на пустом месте горно-химический комбинат и город Железногорск (Красноярск-26). Сейчас, через 70 лет, в нем населения – 80 тысяч.

И кстати, о рабочих. Кто будет строить эти города, заводы, фабрики, жилые дома, школы и больницы?

Освоение Сибири в СССР (после эпохи ГУЛАГА) происходило за счет финансовой, производственной мощи всего государства. Помимо  энтузиазма молодежи, которая сама рвалась на ударно-комсомольские стройки, был точный расчет на квалифицированных рабочих. Их привлекали двойные коэффициенты оплаты труда, северные надбавки, растущие надбавки за годы работы — шанс заработать большие деньги, вернуться домой и купить квартиру-машину.

Сейчас никакого энтузиазма нет. Где взять деньги на тройную оплату труда, чтобы заманить десятки и десятки тысяч новых покорителей Сибири, Севера, Дальнего Востока?

Однако оплата труда – только часть затрат. За счет чего разворачивать «стройки века»? Бросить на мегапроекты все средства, накопленные в Фонде национального благосостояния и Резервном фонде? Каким будет срок окупаемости, возврата? И будет ли? Наши олигархические структуры, корпорации не создают, как правило, ничего нового — лишь выкачивают деньги из советского наследия. Они будут техническими исполнителями, зарабатывая на крупнейшем в истории  госзаказе или же станут участниками, возьмут на себя затраты, расходы? Государство их заинтересует или заставит?

ЧТО ДЕЛАТЬ вообще, мы знаем. Например и в частности, «развивать сельские территории». С 2006 года принято четыре Программы, вложено несколько триллионов  рублей – а результатов нет.

Знаем также, ЧТО ДЕЛАТЬ с Байкало-Амурской магистралью. 7 лет назад сам президент Владимир Путин дал старт проекту БАМ-2. Правительственная «Российская газета» писала:

«8 июля 2014 года на одном из ключевых участков Байкало-Амурской магистрали — перегоне Таксимо-Лодья — было уложено «серебряное» звено второго пути. Тогда же президент Владимир Путин дал официальный старт «БАМу-2», крупнейшей современной стройке на Восточном полигоне (БАМ плюс Транссиб). Этот проект стал инфраструктурным вызовом для новой России».

Вызовом!

Семь лет прошло… Вы что-то слышали о стройке БАМ-2? Только что услышали, в новостях от августа 2021 года: «Министр обороны РФ Сергей Шойгу прибыл с рабочей поездкой в Восточный военный округ… В Верхнезейске (Амурская область) Шойгу примет участие в церемонии торжественной закладки памятного камня, посвященного началу реконструкции БАМ».

«Начало реконструкции» — через 7 (!) лет после «старта», данного самим президентом? Заметим – реконструкция предполагается исключительно силами военных.

Повторим: нет еще никакого «сигнала» из правительства о проекте освоения Сибири, нет экспертного заключения. Более того, мы даже точно не знаем: это проект ЦСР, получившего правительственный грант на 100 миллионов рублей, или же каких-то других институтов.

Газета «Ведомости» со ссылкой на главного экономиста Внешэкономбанка Андрея Клепача пишет, что группа ученых под эгидой Русского географического общества (РГО) разрабатывает стратегию опережающего развития Центральной Сибири, которая предполагает создание Корпорации Ангаро-Енисейского макрорегиона, а также появление должностей вице-премьера и полпреда президента по макрорегиону. Документ готовится при участии Российской академии наук и Сибирского отделения РАН.

«Стратегия создается по заказу РГО. Ожидается, что к сентябрю она будет готова и будет представлена президентом РГО Сергеем Шойгу председателю попечительского совета общества — президенту России Владимиру Путину», — сказал Андрей Клепач.

Андрей Клепач — не просто главный экономист ВЭБ, но еще и «руководитель рабочей группы по развитию Сибири при РГО».

Русское географическое общество, как следует из названия, – общественная организация. Но эта сугубо общественная организация привлекает к разработке своих идей такие сугубо бюджетные организации как Российская академия наук и Сибирское отделение Академии наук. Интересно, из каких средств оплачивает общественная организация «привлечение» институтов АН? Правительство РФ, мы знаем, выделило некоммерческой организации «Центр стратегических разработок» на те же цели 100 миллионов рублей.

И, кстати, еще вопрос: ЦСР соучаствует в проекте РГО или готовит свой проект, в качестве конкурентного?

Очень все туманно, запутанно. Главное — каким будет результат. Действительно начнется титаническая работа на мегапространствах Сибири – или же, как и другие «национальные проекты» за эти 20 лет,  все тихо сойдет на нет и забудется, растает, как мираж. Но, как водится – с «освоением средств». Вполне реальных.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x