Один погибший шахтер на каждые 5 миллионов тонн угля

Сегодня, 3 декабря, в Кузбассе проходят траурные мероприятия в память по погибшим на шахте «Листвяжная». 51 человек не вернулись из забоя. Во всех храмах служат панихиды, по всему краю на 30 секунд будут включены сирены…

С давних времен слова «шахтер» и «Кузбасс» ассоциируются со словами «авария», «взрыв», «смерть».

21 марта 2000 года, шахта «Комсомолец», погибли 12 горноспасателей.

16 июня 2003 года, шахта «Зиминка»,  погибли 12 человек.

10 января 2004 года, шахта «Сибирская», погибло 6 горняков.

28 октября 2004 года, шахта «Листвяжная», погибли 13 человек.

9 февраля 2005 года, шахта «Есаульская», погибли 8 шахтеров и 17 горноспасателей.

19 марта 2007 года, шахта «Ульяновская», погибли 110 человек.

10 апреля 2007 года, шахта «Тайжина», погибли 47 горняков.

24 мая 2007 года, шахта «Юбилейная», погибло 38 человек.

30 мая 2008 года, шахта «Распадская», погибли 5 шахтеров.

8 мая 2010 года, шахта «Распадская», погиб 91 человек, 100 — получили ранения, тела 11 погибших так и не были найдены.

20 января 2013 года, шахта № 7, погибли 4 человека.

8 декабря 2019 года, шахта «Распадская», погибли 6 человек.

Гибнут и на других шахтах России. Но – не в таких количествах.

13 января 2002 года, шахта «Воркутинская», Республика Коми, погибли 6 человек.

23 октября 2003 года, шахта «Западная-Капитальная», Ростовская область, погибли 2 человека.

29 октября 2003 года, шахта «Центральная», Приморский край – погибли 6 шахтеров.

7 сентября 2006 года, шахта «Центральная», Читинская область – погибли 26 человек.

11 декабря 2008 года, рудник Расвумчорр, Мурманская область – погибли 12 горняков.

23 декабря 2009 года, шахта «Естюнинская», Свердловская область – погибли 9 человек.

11 февраля 2013 года, шахта «Воркутинская», Республика Коми, погибли 19 шахтеров.

17 января 2015 года, шахта «Южная», Свердловская область, погибли трое горняков.

25-28 февраля 2016 года, шахта «Северная», Республика Коми, погибли 36 человек.

4 августа 2017 года, шахта «Мир», Якутия, погибли 8 горняков.

22 декабря 2018 года, шахта «Уралкалий», Пермский край, погибли 9 человек.

Примерная траурная статистика на угольных шахтах России ужасает. Точных данных нет. Широкой общественности известны только крупные аварии.

Сошлюсь на авторитетный официальный источник – правительственную «Российскую газету». В 2008 году депутат Госдумы Наталья Ермакова писала: «Каждый добытый миллион тонн угля уносит одну-единственную (во всех смыслах!) жизнь конкретного шахтера».

В 2017 году та же «Российская газета» констатировала: каждые 5 миллионов тонн угля – жизнь одного шахтера.

Сейчас добываем 400 миллионов тонн в год. Значит, 80 жизней в год – норма?

Человеческая трагедия еще и в том, что люди не могут бросить эту убийственную работу. Куда ехать? Где их примут? Где еще будет работа?

Так что все охи и ахи, разговоры вокруг да около — кощунственное сотрясение воздуха.

Вопрос надо ставить просто и жестоко: что сделать, чтобы свести аварии на шахтах к минимуму?

Конечно же, мы, рядовые люди, верящие в государство, сразу говорим – усилить контроль. Только если разбираться, то непонятно — ЧТО усиливать?

Вот сейчас срочно провели проверку на 31 шахте Кузбасса, выявили 449 нарушений правил техники безопасности. Но это ведь означает, что никакого контроля и не было. «Усиливать» нечего. И хозяевам шахт, и якобы государственным службам наплевать на шахтерские жизни.

В этом году на той же «Листвяжной» за нарушение правил техники безопасности выписали штрафы на 4 миллиона рублей.

Напугали козлов капустой. Да еще и копеечной.

Хозяевам проще заплатить эти штрафы, чем тратиться на оборудование шахт по последнему слову техники безопасности.

Поэтому, например, экономист Дмитрий Прокофьев в статье «Миллион долларов за жизнь шахтера» пишет:

«Есть только одно средство — деньги… Но не те деньги, о которых говорят информационные агентства. «Семьи погибших на шахте «Листвяжная» получат по 1 млн рублей от Фонда социального страхования (РИА «Новости»). Шахта «Листвяжная» выплатит родственникам погибших по 2 млн рублей в дополнение к предусмотренным законом выплатам» (ТАСС).

Нет. Три миллиона рублей, или 40 тысяч долларов, — это «не работает».

Речь идет о миллионе долларов за жизнь каждого погибшего.

Люди на твоих шахтах рискуют своими жизнями — ты рискуешь своим состоянием».

Да, в исследовании Финансового университета при правительстве РФ говорится: «Общая стоимость человеческой жизни по миру в целом составляет 4,6-4,7 млн долл. США в ценах 2011 г. В группе стран с душевым потреблением более 10 тыс. долл. в год стоимость жизни увеличивается до 18,5 млн долларов».

А у нас в самых смелых требованиях Прокофьева — 1 миллион долларов: «Люди на твоих шахтах рискуют своими жизнями — ты рискуешь своим состоянием».

Ох… Представим, что исполнится требование Прокофьева, и за каждую загубленную жизнь хозяин шахты заплатит 1 миллион долларов. Напугали… Да у магнатов только яхты ценой в сотни миллионов долларов. Причем яхты для них – игрушки. Они их и называют игрушечно – «лодка».

Поэтому, на мой взгляд, есть только один путь: дополнительно к компенсации – беспощадно сажать в тюрьму. Тогда они будут знать, что не откупятся.

Вот и президент Путин сказал о том же самом:

«С тех, кто в погоне за прибылью или по каким-то другим причинам пренебрегает безопасностью людей, подвергает их смертельному риску, нужно спрашивать по закону, жестко».

Условно, 10 лет тюряги каждому – по всей вертикали: от начальников, госнадзора и до хозяев, сидящих в оффшоре на Кипре, к примеру.

Кажется, чего проще? Тем более, наше государство только тем и занято, что придумывает, как бы еще наказать подданных. Это же не анекдот: на девушку, обнажившую ягодицы на площади с видом на церковь, завели уголовное дело по статье «Оскорбление чувств верующих». Статьи «Оскорбление чувств полицейских» еще нет, но другую девушку за то же самое возле здания отделения полиции арестовали на 5 суток.

А уж здесь-то сам бог велел власть проявить, покарать по всей строгости закона — за жизни трудовые шахтерские. И народ воспримет с удовлетворением, преисполнится благодарных чувств к родной власти за справедливость.

Но законы у нас приняты не вчера, они существуют изначально, тогда почему же хозяева, руководители  и госнадзорные работники аварийных шахт не сидят по тюрьмам?

После гибели 13 шахтеров  на «Листвяжной» в 2004 году виновных приговорили к условным срокам наказания.

После гибели 25 человек на шахте «Есаульская» в 2005 году уголовное дело прекратили «в связи с отсутствием состава преступления».

После гибели 110 человек на «Ульяновской» в 2007 году диспетчера шахты и инженера участка вентиляции и техники безопасности приговорили к 3,5 годам колонии-поселения и 3 годам условно. Через 8 лет (!), в 2015-м, виновным признали и экс-директора Андрея Функа, приговорили к 6 годам колонии. В 2017 году президент Путин подписал указ о его помиловании.

После гибли 38 человек в 2007 году на шахте «Юбилейная» уголовное дело закрыли.

После гибели 91 человека на шахте «Распадская» в 2010 году дело передали в суд только через 6 лет — в 2016-м. В 2020 году дело закрыли в связи «с истечением срока давности».

Так что никакой закон, никакой суд им не страшен: они же знают, что российский суд по отношению к ним – самый гуманный суд в мире. А российское государство по отношению к ним – самое гуманное государство в мире.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ