Новинки и традиции non/fictio№23

Ежегодная Международная ярмарка интеллектуальной литературы non/fictio№23 открылась в четверг, 2 декабря, года в Комплексе «Гостиный Двор» на Ильинке в очном режиме и будет работать ежедневно по 6 декабря включительно.

Билеты нескольких типов, включая льготные, продаются онлайн на сайте выставки.

Как всегда, на выставке проходит огромное количество мероприятий. Выступающие на соседних площадках натружено перекрикивают друг друга в стремлении привлечь внимание публики. Способности оной оцениваются со значительным занижением, на уровне группы детского сада, которую надо прежде всего развлекать и уже потом решать, как транслировать информативную составляющую и стоит ли вообще это делать.

Мероприятия выставки можно использовать для воспитания у студентов способности извлекать из камня слезу и из мутного потока крупицу золота.

К редким исключениям относится выступление директора Эрмитажа Михаила Пиотровского, которое прошло как всегда содержательно. Главный вывод в том, что мы научились использовать пандемию. В музее «Открытый Эрмитаж» все фонды становятся открытыми, и виртуальный посетитель получает возможность постоянного присутствия.

К сожалению, так нельзя сказать о самой non/fictio№23. Презентация новой книги Михаила Пиотровского «Хороший тон. Разговоры запросто, записанные Ириной Клёнской» Издательства «Молодая гвардия» стала одним из немногих мероприятий выставки, проведенным с трансляцией в Интернет. Возможно, к тому же единственное, представляющее интерес.

Пиотровский назвал книгу частью музейного пространства и символом цивилизации. В Эрмитаже книгу потеснили античные скульптуры. На какой-то момент казалось, что книга ушла, уступив экрану. Пиотровский рад, что книга возвращается. Вот если бы еще заменить nonfiction на что-то другое, но всё сплошь иностранные слова.

Ирина Клёнская с удовольствием сообщила о счастье работать с Пиотровским — это всегда выдумка и озорство

Кстати, о возвращении интереса к печатной книге сказал не только Пиотровский, о том же говорили представители некоторых издательств.

Один из уроков пандемического режима в том, что с трансляцией проще работать и ее намного лучше слышно. Если только нет проблем с техникой и организацией, что на книжных выставках может иметь заметный ангажировано-политический характер вне зависимости от интересов аудитории, скорее, вопреки им.

К сожалению, вопросы онлайн не предусмотрены, а в оффлайне публика пассивная и мало чем интересуется. Однако данная особенность в большей степени принадлежит взрослым. Дети обнаруживают просто шквал любознательной активности. Данный факт проявился в последнее время на нескольких несвязанных площадках, а конкретно на non/fictio№23 — при обсуждении очень страшных историй. Дети расположились вокруг троицы ведущих и вели себя подобно настоящим хозяевам жизни. Мероприятие организовано издательством «Белая ворона». Провели его фольклорист Никита Петров, антрополог Анна Кирзюк и психолог Ольга Румянцева.

Беседа была не просто развлекательной, но весьма полезной. Ведущие с помощью игры в слова и их сочетания учили тому, что наши западные повелители лингвистических мод именуют fact-checking для намеренного перепутывания information, misinformation и disinformation.

Еще одна новая тенденция состоит в возвращении на активную арену мальчиков. Десятки лет доминировали девочки, а в литературе — тетеньки.

Детский писатель Валентин Постников представил мне свой сборник рассказов «Верхом на портфеле» издательства «Аквилегия» в типе веселых «Денискиных рассказов» Виктора Драгунского и параллельно сообщил, что когда Эдуарда Успенского спросили, что такое детский писатель, он сказал: «Во-первых, это мужчина». В то время, когда писал Драгунский, было царство мужчин-писателей, почему сейчас женщин стало так много?

Ответ писателя Постникова прост: даже если мужчина может написать хорошую книгу, он не способен этим прокормить семью. Отец Постникова — Юрий Дружков, автор Карандаша и Самоделкина, основатель журнала «Веселые картинки». Когда у него выходила книжка тиражом 240 тысяч экземпляров, он получал гонорар пять тысяч – машину можно было купить, и на эти деньги можно было жить.

На современные гонорары жить невозможно, и мужчины вынуждены зарабатывать чем-то другим. А женщины, которые в свободное время пишут книжки, на этом не зарабатывают, у них, как правило, для этого есть муж.

Писатель Постников не знает ни одного современного детского писателя, который жил бы на гонорары. Мужчины просто не могут себе этого позволить.

Однако взрослые писатели себе это позволить могут, но и они в большинстве женщины – Дина Рубина, Людмила Улицкая, Людмила Петрушевская, Гузель Яхина, Марина Степнова, Мария Метлицкая…

Дети сегодня меняются и становятся умнее. Постников думает, что это связано с интернетом, с мобильными телефонами. У них с раннего возраста мобильный телефон, в нем огромный пласт информации, и они впитывают очень много информации с самого детства.

Оригинальный и позитивный человек этот детский писатель, он даже думает против шерсти масс. Его рассказы действительно похожи на творчество Драгунского — отторжением назойливых банальностей добра, эксплуатации авторитетов и конъюнктуры, рабства искусственной релевантности.

В настоящей литературе релевантность естественно сочетается с актуальностью, но бывает это редко.

Первое, что буквально бросается в глаза на non/fictio№23 — наиболее яркая особенность этого года, красочное изобилие разнообразной детской литературы. Приятно, что продавцами от издательств выступают заинтересованные участники процесса подготовки книги, и они охотно высказываются о собственных предпочтениях, если таковые имеются.

Так в издательстве «Детская литература» мне объяснили, что Ксения Драгунская как писатель сильнее отца, но она осталась в его тени. Такие вот тайны писательской семьи.

Причина, в общем, проста, и я уже писал об отсутствии навигации по современной литературе. Путь современного читателя к своему писателю своеобразен, прихотлив и извилист, поэтому завершается успехом нечасто. По моим ощущениям, новая русская литература в своей сильной части превышает далеко неслабую русскую классику, однако аудитории в целом сие остается неведомым.

Если в прошлом советско-партийная машина, которой теперь приписывают только цензуру, обеспечивала мониторинг мировых новинок и кормила неосведомленный по части собственного счастья народ выверенным продуктом, то теперь издательства всё осуществляют своими силами и по своим вкусам.

Стимулировать писателей к позитивному труду и осуществлять разводки по кормушкам у современных издательств нет возможности. В части гонораров — тотальная импотенция с экономией на оплате творческого труда. Цензуры стало больше, она приобрела какой-то антигуманный характер и действует против интересов большинства.

Любая ежегодная книжная выставка в Москве с каждым годом показывает растущий разрыв интереса русского читателя к национальной и к зарубежной литературе. Международные партнеры выставки вызывают заметно меньше внимания.

Переводная литература представлена достаточно обильно, но в данном направлении деятельности издательства прибегают к изыскам.

Например, экранизированный в Израиле роман Сарит Ишай-Леви «Королева красоты Иерусалима» издательства «Книжники» издан в переводе с иврита Ирины Верник при содействии посольства Государства Израиль тиражом три тысячи.

Те же «Книжники» выпустили тиражом полторы тысячи заведомо интересную книгу военной переводчицы, участницы процедуры капитуляции Елены Ржевской «От дома до фронта».

Еще одна книга Ржевской «Геббельс Портрет на фоне дневника» основана на его дневниках, которые она нашла в Берлине.

Обычным издательским приемом стал выпуск в свет того, что является элементом национальной культуры у себя на родине, но на русский прежде не переводилось.

Например, издательство «РИПОЛ-классик» выпустило в свет сборник рассказов Валери Ларбо в переводе с французского Алексея Воинова.

В целом переводная литература заметно проигрывает национальной, и в художественном сегменте, и особенно научно-популярном. Русские авторы не держат читателя за недоумка, даже маленького. Соответственно, не превращают науку в пустую погремушку, но увлекательно представляют естественнонаучную точность.

Хорошим примером служит с любовью подготовленная серия издательства «Настя и Никита»: Степан Кайманов, «Большой взрыв» с иллюстрациями Ольги Салль; Наталья Габеева, «Животные – малютки» с авторскими иллюстрациями; Надежда Щербакова, «Родина Ильи Муромца» с иллюстрациями Кристины Лапшиной.

Пример новой русской литературы для малышей – Анастасия Пикина «Майсси из цветочного домика» с рисунками Иры Гришановой издательства «Феникс» (Ростов-на-Дону.)

Мое внимание на non/fictio№23 неизменно привлекает продукция издательства «Товарищество научных изданий КМК». Напомню, что сотрудник Зоомузея МГУ, арахнолог по основной специальности Кирилл Михайлов со штатом в три человека фактически выполняет миссию естественнонаучной редакции издательства «Наука». Среди прочего он с 2016 года издает содержательные ежегодные памятники эпохи с описаниями событий каждого дня соответствующего года. Первым стал «Текущая реальность. 2016: избранная хронология». Составитель — сотрудник МГИМО Елена Пономарева. Последний выпуск за 2020 год был представлен на выставке, следующий, за 2021 год, предположительно, выйдет в апреле.

Кто помнит впечатляющий фильм «Воспоминания о будущем» Харальда Райнла 1970 года может насладиться книгой Николая Михайлова «Слово Творца. Хроники богов».

В этом году Кирилл Михайлов выпустил в свет книгу эволюциониста и архивиста Юрия Чайковского «Взгляд из Арктики на историю России».

Издатель сожалеет, что не успел привезти на non/fictio№23 книгу Чайковского «Историк науки в вихре событий. Том 2. Эволюцию надо понять сегодня». Автор выразил в названии свой тезис, воплощение которого в жизнь он сделал своей миссией. Чайковский — последний русский эволюционист, последовательно сохраняющий вопреки политическому давлению верность науке согласно традициям наших классиков — Тимофеева-Ресовского, Николая Вавилова, Сергея Мейена, Александра Любищева.

Второй том «Историка науки в вихре событий» описывает ситуацию с коронавирусом. Его обещали привезти из типографии в понедельник.

В целом подбор авторов для экспозиции на non/fictio№23 достаточно специфичен и отличается в существенных деталях от двух других московских выставок. Организаторы оберегают эту выставку от политического давления, причем с обеих сторон. В результате на non/fictio№23 не попала как скандальность с претензией на шедевральность, так и просто высококачественная новая проза с адекватным отражением реальности.

В анонсе говорится, что участниками программы non/fictio№23 станут известные прозаики, поэты, драматурги, публицисты, иллюстраторы, переводчики, литературные критики, ученые и популяризаторы науки, педагоги, кинематографисты и кинокритики, путешественники, деятели культуры и общественные деятели. Но значительную долю в списке составляют все же не писатели, а надежные в оценках общественно-политические фигуры.

Читателю же, как всегда, приходится разбираться во всём самостоятельно.

Лев Московкин.

Фото автора и Светланы Юрьевой