Молитвенный голос безмолвия

Музыка и смех детей, веселые песни и театральные постановки, шум дождя и рокот грозы — мы слышим это, даже не задумываясь, как это: жить без звуков? Порой, находясь вдали от городского шума, мы говорим: тишина какая, аж на уши давит! Среди нас живут люди, которые в такой давящей тишине пребывают постоянно.

Мы живем в мире, отличающемся от мира неслышащих людей, и вряд ли задумываемся о проблемах, стоящих перед ними. Неслышащему нереально договориться о починке текущего водопроводного крана, вызвать врача на дом, даже  просто купить продукты. Глухой человек не слышит приближающуюся машину, пугается, когда внезапно из-за спины появляется самокат. Конечно, сегодня помогают всевозможные гаджеты, но у инвалида по слуху часто нет средств  связи с окружающим миром: размер пенсии не позволяет приобрести телефакс, компьютер или другую технику, помогающую общаться. Социальные работники, призванные помогать немощным и инвалидам, не знают жестовый язык, в итоге глухой часто замыкается в себе, он оторван от мира, не может спуститься на улицу, пообщаться и поговорить с кем-нибудь, не говоря уж о том, чтобы посетить храм.

Мы часто называем тех, кто пользуется языком жестов, глухонемыми или просто немыми, но, оказывается, это в корне неверно. Глухие общаются, читают, смотрят фильмы и новости с субтитрами, пользуются интернетом. Понятие «глухонемой» было характерно для педагогики и медицины дореволюционный России. Современные неслышащие получают достойное образование, водят автомобили и живут такой же насыщенной жизнью, как и те, кто слышит. Но, с другой стороны, именно в советское время, когда педагогами и сурдопереводчиками были созданы хорошие условия для социализации и реабилитации инвалидов по слуху, участие в церковной жизни было сведено практически к нулю. Лишь в 1990-х годах начали возрождаться церковные общины глухих – в 1991 году в Москве, в 1995 году – в Минске, затем в Вологде и Астрахани, в 2000 году – в Санкт-Петербурге, Львове, Бобруйске, затем в Казани, Новосибирске, Пскове и многих других городах.

В 1991 году по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II  была образована первая и единственная в то время община инвалидов по слуху и получено благословение на создание специального богослужения, понятного неслышащим людям: «30.06.91 г. Божие благословение да сопутствует святому делу возрождения храма и заботе, и попечении о глухонемых и слабослышащих — этих обездоленных людях. Патриарх Московский и всея Руси Алексий». Начало этому служению было положено в Новодевичьем монастыре, в Успенском храме. Тогда Владыка Ювеналий, выходя на солею с каким-нибудь словом или обращением, говорил: «Особенно сегодня я приветствую наших братьев и сестер – слабослышащих. Благословение Божие вам!»

В наши дни Русская православная церковь не оставляет инвалидов по слуху без внимания и заботы. В своей проповеди Святейший Патриарх Кирилл призвал всех епископов «обратить особое внимание на братьев и сестер, которые имеют ограничения по здоровью». «Они члены нашей Церкви, и мы должны делать все от нас зависящее, чтобы им ничто не мешало чувствовать себя полноценными членами православной христианской общины», – отметил предстоятель.

Один из храмов, где проходят богослужения для людей с проблемами слуха, — храм святителя Спиридона Тримифунтского в Филях в Москве. Там создана православная община инвалидов по слуху «Глас тишины».

С чего все начиналось и как живет  храм сегодня,  нашему корреспонденту рассказал диакон Евгений Чайков.

В 2007 группа жителей Западного округа обратилась к Святейшему Патриарху Алексию II с просьбой благословить организацию православного прихода, главной целью которого стало в первую очередь строительство храма в честь святителя Спиридона Тримифунтского.  В это же время  в ЦСО «Фили-Давыдково» стараниями и усилиями сотрудницы Марины Петровны Любимовой была организована группа инвалидов по слуху. Среди прочих занятий и бесед решено было приглашать и священнослужителей для бесед о вере.  Как позднее вспоминал настоятель храма протоиерей Илья Кочуров, русская поговорка гласит – Бог не в бревнах, а в ребрах. Стройка отнимала много времени и сил, но необходимо было прежде всего еще общаться с местными жителями, служить молебны, проводить духовные беседы. Поэтому, когда к нему обратились с просьбой проводить беседы для глухих, это была большая радость. Ведь появилась возможность Слово Божие донести и до инвалидов.  Так начались первые встречи с глухими, затем  люди захотели посещать и богослужения. Для этого пришлось проделать большую работу, за советом обращались в другие православные общины. С Божьей помощью все устроилось, и с благословления священноначалия 4 декабря 2016 года состоялось открытие православного общества глухих «Глас тишины» при нашем приходе. С этого дня начались совершаться богослужения с сурдопереводом.

Расскажите о богослужении для неслышаших: как оно проходит, отличается ли от обычной службы, кто переводит сложные тексты молитв?

Прежде всего для глухих отведено специальное место недалеко от Царских Врат. Глухим необходимо видеть не только переводчика, но и максимально созерцать все происходящее на богослужении. Храм должен быть настоящей живой общиной, а такая община просто не может существовать без сознательного и глубокого участия в Евхаристии. Иконостас — это не глухая стена, это символическое изображение Царства Небесного, а Царские Врата – вход в рай. Обычно служба проходит с закрытыми Царскими Вратами, их открывают только в самые важные моменты. Но по благословению Святейшего Патриарха Кирилла, в храмах, где проходят службы для глухих, Царские Врата открыты всю службу. Это символизирует то, что для глухих прихожан теперь тоже открыто Царство Небесное! Они являются полноценными  прихожанами.

Человек, лишенный слуха, более чувствителен к проявлению малейших запахов, визуального ряда, прикосновений. Если в обычной жизни нам достаточно что-то услышать, чтобы изменилось настроение, возникло чувство радости или огорчения, то во взаимоотношениях с глухими бывает достаточно одного взгляда, жеста, исходящего запаха, чтобы сформировать определенное отношение глухого к предмету или повлиять на его внутреннее состояние. Надо учитывать, что у неслышащих людей есть система невербального восприятия — например, через запах ладана, прикосновение к иконам, огоньки свечей, кропление святой водой. Сначала слышащие прихожане не понимали, как все будет происходить, но все  волнения были напрасны, люди приходят, молятся, и всем хорошо.

Для перевода вначале приходилось приглашать переводчиков со стороны. Это было очень неудобно, в переводе богослужения есть своя специфика, свои жесты, а переводчики иногда были людьми не церковными и не могли правильно и понятно  передавать содержание богослужения. Поэтому была необходимость «вырастить» своих.  Сотрудница ЦСО Марина Любимова окончила специальные курсы по русскому жестовому языку и потихоньку стала учиться переводить службы. Среди глухих тоже появился переводчик — Татьяна Зверева. Она очень усердно стала изучать богослужения, и появилось желание переводить службы. Татьяна — удивительный человек: она увлекает, заражает своей энергией, радостью — это великое дело! Она не просто работает, она душу вкладывает в перевод. На подходе появился и третий переводчик — молодая, но очень талантливая девушка Алена Спиридонова. Теперь у нас свои переводчики.

Переводчики не просто приходят и встают перед людьми, они тщательно и долго готовятся  к службе. Некоторые части богослужебных текстов предварительно приходится переводить на русский язык, а затем на язык жестов.  Очень важно, чтобы глухие поняли перевод. Согласитесь, не каждый сможет с ходу понять, что означает «оградиши нас кровом крил невещественная Твоея славы», или «Цевнице духовная» и т. д. – это всего лишь малое число примеров, которые даже опытного переводчика могут поставить в затруднение. Еще одна особенность перевода заключается в том, что нет единого чтения и перевода в разных храмах. В Москве еще относительно одинаково, но глухой, приехав в другой город, может и не понять службу. Сурдоперевод в церкви зарождался постепенно,и сегодня, к сожалению, единого церковного языка жестов нет.

Вам радостно, что неслышащие люди получили возможность участвовать в богослужении?

Конечно, это очень  радостно, что инвалиды могут вести нормальную церковную жизнь. Были времена, когда инвалидов считали людьми второго сорта, всячески ущемляли их. Теперь для них все меньше ограничений. Настоятель храма протоиерей Илья уделяет особое внимание к ним, часто приводит их усердие к молитве как образец. Например, у нас один глухой добирается до нашего храма из города Королёва, а это полтора часа!

В нашем храме каждое воскресенье в 9.30 совершается Божественная литургия с сурдопереводом. Но проблема понимания богослужения – это не только языковая проблема, а проблема отсутствия религиозного воспитания. Когда человек не знает, кто такой Христос, ему не захочется прочитать молитву «Отче наш» и понять, о чем она. Для глухих очень важны зрительные подробности. Мы-то, слышащие, детали часто не замечаем, а для неслышащих все бросается в глаза – как для слепого все слышно. Мы ведем церковную школу, где рассказываем об основах православия, о житии святых, о чудесном обретении той или иной иконы, об истории Российского государства, которая связана непосредственно с Русской православной церковью, раскрываем смысл евангельского чтения или апостольского послания, которое читается в день занятий. Объясняем отдельные детали облачения, потому что они тоже несут в себе смысл: это диакон, он выходит из алтаря. Вот у диакона орарь – что это такое, а вот у священника епитрахиль – а зачем это? Таких нюансов очень  много. Это расширяет кругозор, повышает интеллектуальный уровень человека, увеличивает духовный потенциал и интерес к познанию мира, к истории России. Поэтому мы организуем паломнические поездки по святым местам, экскурсии в музеи и выставки.

Что касается самого жестового языка, в словаре неслышащих людей появилось много новых слов. Прихожане удивительно тепло отзываются о церковно-славянском языке и говорят, что он очень красивый и им больше нравится читать на нем. Они чувствуют особую глубину, особый смысл, особую близость к Богу, душой принимая язык, на котором совершается богослужение. Словарного запаса жестового языка при переводе богослужения не хватало. Приходилось очень долго и подробно разбирать каждое слово в молитве и песнопении. Понадобилось более трех лет, чтобы сформировать жестовый эквивалент Божественной литургии. И как засияли лица наших прихожан, когда они стали участвовать в богослужении во всей полноте! Войти в мир глухих, понять его изнутри – вот наша главная задача.Нужна работа по разбору текстов и совершенствованию перевода, нужны люди с доскональным знанием и литургики, и жестового языка. В некоторых странах жестовый язык официально признан вторым государственным, он популярен в университетах, и его с интересом изучает все большее число слышащих.

«Слова Спасителя «имеющий уши да слышит» не означают, что евангельскую проповедь может принять только тот, у кого есть слух, — отметил в настоятель нашего храма протоиерей Илия Кочуров, — благодатное слово Евангелия ложится на добрую почву сердца, преисполненное чистоты и любви, а люди, лишенные слуха, в большей мере являются носителем этого драгоценного дара. Воистину они слышат сердцем!» Инвалиды по слуху — люди очень тонкие, чуткие и внимательные. Если видят, что собеседнику интересно общаться с ними на языке жестов, помогают, поправляют, если ошибся, с удовольствием вводят в тот мир, в котором живут и мыслят сами. И наш христианский долг — помочь им почувствовать себя нужными для людей и общества.

А  как вы относитесь к «бегущей строке»? Может,  нужно просто включить- и все довольны?

Бегущая строка — идея хорошая, может, она бы помогла и слышащим прихожанам, но не получится. Увы, некоторые глухие просто не умеют читать! Люди выросли в детдомах, без должного образования. В семье — это одно, а  интернат… Но техника все же помогает. С теми, кто умеет читать, мы общаемся в ватсапе, не просто пересылаем картинки с цветочками, а разбираем Евангелие, выкладываем духовные поучения и обсуждаем духовные проблемы.

Как исповедуются глухие прихожане — в присутствии переводчика?

Присутствие переводчика во время исповеди исключается, это же таинство! Исповедь проводится в письменном виде — глухие записывают на бумаге свои грехи и передают священнику для разрешительной молитвы. Другое дело, что после исповеди священник может с помощью сурдопереводчика передать кающемуся некоторые назидательные или утешительные слова. Но проблема еще и в том, что глухие не понимают значения многих грехов и, соответственно, не замечают их у себя. Например, объяснять такие известные всем состояния, как гордыня, тщеславие, осуждение, им приходится буквально на пальцах и примерах из жизни. А для тех, которые не умеют писать, это  большая проблема. Но есть храмы, где священники знают язык жестов.

В какие храмы можно прийти людям с нарушениями слуха, чтобы полноценно участвовать в богослужении?

В настоящее время в Москве проводятся богослужения на жестовом языке в  пяти храмах. Одним из первых стал совершать богослужения на жестовом языке храм Тихвинской иконы Божией Матери бывшего Симонова монастыря. В Новокосино храм Всех Святых в земле Российской просиявших, на приходе этого храма периодически проходят курсы обучения жестовому языку, действует прекрасная община для глухих и слабослышащих «Десница». Периодически сурдоперевод богослужений также проходит в храме благоверного князя Димитрия Донского в Раеве, при храме святого благоверного князя Димитрия Донского в Северном Медведково и, конечно, в нашем храме святителя Спиридона Тримифунтского у метро «Багратионовская». Всего в России 59 приходов, где работают с глухими и слабослышащими, в 9 из них помогают и слепоглухим людям. Сегодня в России русским жестовым языком в разной степени владеют 33 священника и 7 диаконов.

В нашем храме святителя Спиридона Тримифунтского сейчас оказывается помощь нуждающимся, храм сотрудничает с обществами инвалидов, глухих и слабослышащих столичного района Филевский Парк. На базе районного центра социального обеспечения проводятся занятия с подопечными, в том числе и инвалидами: миссионер храма беседует с ними на духовные темы, сопровождает их в экскурсиях и в паломнические поездки. Увы, вирус внес изменения в жизнь, но мы стараемся не унывать и верим, что эти замечательные мероприятия вернутся.  Неслышащим людям очень трудно жить, они не слышат  сигналов опасности, музыки радости. Но эти люди со смирением переживают свой недуг, они очень дружные, жизнерадостные, добрые — недаром говорят, что они слышат сердцем.

К сожалению, сегодня  при общении с нецерковным человеком мы слышим о Церкви только негативные слова и мысли. Желтая пресса, неграмотные блогеры насаждают негативное отношение людей к храмам, к священникам, к вере. Но Русская православная церковь сегодня уделяет много внимания людям с ограниченными возможностями — медицинское обслуживание, социальная адаптация, создание безбарьерной среды в храмах. Действует более 400 церковных проектов помощи инвалидам. Церковь помогает бездомным, детям-сиротам, но в миру это предпочитают не видеть. Мало информации, чем живет церковь! Люди должны знать, что вере всегда сопутствует милосердие, — почитайте Деяния Святых Апостолов: первые христиане всегда помогали окружающим людям. Ведь почему дети любят маму? Не за то, что она кормит и одевает, а просто за то, что мама есть, малыш стремится сделать маме добро! Так и каждому верующему человеку, любому приходу, всей Церкви по сути и духу свойственно помогать, сочувствовать, делать добро окружающим!

Михаил Ковалёв.

Фото автора.

 

 

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x