Геннадий Шапошников: Достоевский снова дает нам коды выхода из туннеля

театр Фото Буловой

В рамках «Ночи театров» в театре «На  Покровке» состоялась открытая репетиция спектакля «Карамазовы. Брат Алеша». Этот спектакль является третьей частью трилогии Фёдора Достоевского, отдельные законченные части которой мы уже видели в течение сезона. В ходе репетиции режиссер Геннадий Шапошников решил кое-что уточнить, а заодно и продемонстрировать собравшимся  «режиссерскую кухню» — то, как, собственно, происходит работа с артистами этого любимого многими москвичами театра. К слову сказать, яблоку в зале в этот поздний вечер упасть было негде.

 

Фото Елены Буловой

— С одной стороны, — рассказывает обозревателю «Московской правды» Геннадий Шапошников до начала репетиции, — три постановки о Карамазовых, названные по именам братьев, — это разные спектакли, но которые вместе с тем можно сопоставить. И чем дальше зритель продвигается, размышляя над всеми тремя историями, тем больше возникает ощущение, что их все-таки нужно рассматривать в комплексе. И вовсе не потому, что кто-то что-то не поймет, увидев только один из них. Спектакли рассчитаны на  совершенно  обособленный просмотр, и более того — на людей, которые вовсе не читали роман.  Но в комплексе в этой трилогии вдруг начинает считываться какая-то  новая история, о которой мы, подступаясь к репетициям,  даже и не думали. Но эта история, скорее всего, была заложена самим Фёдором Михайловичем. Ведь сам роман полон загадок и кодов. И когда пытаешься их расшифровать, то вдруг попадаешь в пространство романа и сам становишься кодом. Вот такая интересная штука получается.

Фото Дианы Евсеевой

Когда прошлой весной мы только  начинали это с ребятами репетировать, я говорил артистам:  «Вот вы видите, этот роман незаконченный». Не секрет, что у Фёдора Михайловича было в планах его закончить, а Алёшу довести до душевного состояния, когда он бросит бомбу в царя. У него было такое в планах. Но, когда мы репетировали, что-то уточняли, вдруг стало ясно, что этот роман полностью закончен и что никакой бомбы в руках Алёши уже и представить себе невозможно. Потому что, может быть, образ Алеши и планировался так, что была у Достоевского подобная  задача, но с этим автором такое случалась часто (это вообще с талантливыми авторами случается), что персонажи начинают вести себя совершенно иначе, чем писатель  рассчитывал. Роман как бы начинает тянуть автора за собой.

Фото Дианы Евсеевой

Алёша нашел свой путь. И вот этот Алёша  уже никогда не встанет на путь террора. У него никогда не будет бунта, потому что свой внутренний бунт он уже прошел. Прошел как раз в описываемых событиях. Это абсолютно законченная история. Она про поиск жизненного пути. И тут очень важны Алёшины слова «Зачем ты меня послал в мир?», обращенные к старцу. Потому что в монастыре для Алёши царил мир, а снаружи царила даже и не суета, нет, а существовал мир, ему непонятный. Но именно на  этом непонятном пути через преодоление Алёше и становятся понятны слова старца: «Счастье ищи в горе». Алёша обнаруживает, что в горе возникает нечто новое, в горе люди объединяются и, как ни странно, на этом пути объединения человек реально может стать счастливым. Так что Достоевский снова дарит нам коды выхода из туннеля к свету.

Фото Дианы Евсеевой

На репетиции побывала Елена Булова.

Главное фото Елены Буловой.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x