А вокруг суета на бюджетные места – размышления по мотивам приемной кампании – 2022

Приемная кампания — 2022 не была ординарным событием и оставила чувство глубокой незавершенности. Соответственно прошедшие в МИА «Россия сегодня» пресс-конференции ректоров потребовали осмысления.

Осталось весьма неудобное состояние когнитивного диссонанса, когда уважаемые люди на серьезном посту ректора говорят всяческие отчетные слова о достижениях, а их интонация и выражение лица свидетельствуют об обратном.

Диссонанс вербального и невербального каналов информации бывает нечасто, он настолько заметен, что навсегда врезается в память.

Ситуация в какой-то степени прояснилась в ответах на вопросы, но не в полной мере. Используемая лексика явно не соответствует реальной картине.

Ощущение проводимого над человечеством эксперимента с каждым прожитым годом приобретает все более назойливый характер. Приемная кампания — 2022, как всегда, стала шоковой терапией для абитуриентов и их родителей, это такой типичный до банальности момент. Но кто бы мог подумать, что на сей раз достанет вузы и их ректоров.

Олимпиадников может прийти больше числа бюджетных мест. Или, например, шесть абитуриентов вдруг перед самым зачислением забрали подлинники аттестатов. Для вуза это почти катастрофа, обозначаемая неприятным термином «недобор».

Прежде судьба абитуриентов зависела от неведомого произвола в недрах вуза, теперь вузы зависят от необъяснимых душевных веяний абитуриентов.

Давно стало привычной банальностью, что каждый год министерство меняет нормы, причем каждый раз в неожиданном направлении. Зачисление на бюджет в одну волну вроде уже пережили в прошлом году, а тут, чтоб жизнь медом не казалась, значительно увеличили контрольные цифры приема.

Среднестатистический вуз из труднодоступного храма на высоком холме превратился в площадку ритуального действа, привлекающую выпускников школ всеми доступными и не очень доступными средствами. Тут и вузовские экспансии в школы, и обещания надежного места работы в крупных компаниях с высокой зарплатой, и индивидуальные образовательные траектории, и персональное сопровождение школьных недорослей в вузе, и стипендии для особо талантливых студентов до сорока тысяч рублей, которые мне лично не снились.

Чем обусловлено решение о повышении КЦП в 2022 году, я так и не понял. Вряд ли так неожиданно возросли потребности рынка высококвалифицированного труда, скорее обычный министерский волюнтаризм популистского разлива.

Важно то, что КЦП не просто увеличили, а перераспределили в пользу региональных вузов. И пусть столичные штучки покрутятся. А чтобы преференции региональным вузам не оставляли сомнений, запустили суперсервис, через который теоретически любой выпускник школы независимо от места жительства, лишь бы интернет не глючил, мог записаться в любой вуз страны.

Суперсервис вызвал у ректоров такие противоречивые чувства, что буквально рвал душу. Никто не сказал, что это плохо, но все дружно высказывали свое неодобрение в связи с качеством его работы. Затем следовали строгие ректорские указания в адрес Минцифры кардинально доработать суперсервис задолго до следующей приемной кампании.

Неудовольствие ректоров вызвали победители и призеры школьных олимпиад. Их много и становится все больше. У них завышенные претензии в части не проходных задач, а великих свершений. Но при этом олимпиадники могут быть талантливы в чем-то одном, а все остальное не тянут. В жизни нужны люди, способные исполнять проекты, а не побеждать на олимпиадах.

Рост интереса школьников к инженерно-техническим специальностям и IT продолжается несколько лет, и все равно застает врасплох. Вузы создают обреченные на успех комбинации типа информатика в дизайне. Простая химия без навороченных прибамбасов остается без покрытия естественным абитуриентским интересом.

Мне казалось, что химики нужны народному хозяйству больше дизайнеров, хотя, конечно, специалисты по приукрашиванию реальности в наш век симуляции кипучей деятельности буквально на вес золота. Мы же теперь не те, кто мы есть, но как себя подаем.

Вся картина приема студентов мне лично жестко напоминает о вреде демократии. Как будто министерство реализовало все наши чаяния, замыслы, помысли и домыслы в прошлом. Работа вузов со школьниками, индивидуальные образовательные траектории, учет олимпиадных призов при поступлении – все это вызревало в глубоко советское время.

Насколько я понимаю, сложившийся в постсоветское время порядок приема создает вузам проблемы в связи с дифференциацией абитуриентского контингента. Есть очень высоко мотивированные дети, и на их фоне есть инфантильные переростки. Кто придет в данный конкретный вуз, прогнозировать невозможно из-за нестабильности общества и непредсказуемости процессов формирования общественного мнения. Слишком много желающих на него влиять.

Управлять таким обществом проще, чем информировать. А обучать и воспитывать вовсе невозможно.

В обществе действительно происходит самоорганизация людей сообразно их генетической конституции. На практике это выглядит так, что крупные компании с государственной поддержкой типа Росатома, Роскосмоса или Роснефти вымывают активных мотивированных студентов. В то же время организовать хорошую производственную практику, например, для журналистов физически невозможно.

У меня такое впечатление, что Росатом и СМИ подчиняются разным государствам.

Что касается так называемых творческих вузов, они вообще непонятно кому подчиняются. Самые престижные институты искусств превращены в площадки встречи студентов друг с другом и с преподавателями. В стране происходит расцвет нового русского кино, литературы и театра на фоне конфронтации с англосаксонским антиискусством. Все это существует в каких-то параллельных мирах.

Лучшие успехи в искусстве показывают не те, кто не очень разбирается в математике, физике и химии, а вовсе наоборот. Система образования вследствие специфической кадровой политики не может воплотить запрос на конвергенцию образования. Специалистам в сфере политологии, журналистики и культуры остро необходимы естественно-научные знания по физике и синергетике, общей и эволюционной генетике, научные представления о работе мозга и формировании его потребностей по системе Павла Симонова.

Объективно расхождение между мотивированными и инфантильными подростками растет. Вузы так и не научились работать ни с теми, ни с другими. Иногда доходит до многосторонней войны ректората, ППС, активных и безвольных студентов, склонных больше требовать с других, чем с себя. В некоторых вузах превалируют преподаватели, которые в связи с политической целесообразностью отрицают законы природы и за это ненавидят студентов.

Среди преподавателей изредка встречаются жесткие люди, но большинство просто жить еще не научились и учат тому же студентов.

Среди студентов нет и не может быть единства. Одним проще платить за зачеты, других бесит такой порядок образовательного процесса. Начинается наушничество, оговоры и подставы. К концу второго курса развивается разочарование и утрата смысла жизни вплоть до самоагрессии.

Особенно много проблем в престижных вузах международного формата. В России это ВШЭ и РАНХиГС.

Естественно, ничего этого на пресс-конференциях не звучит.

Как ни странно, никто из ректоров не говорит о вреде ранней специализации в школе через выбор ЕГЭ. Никто не говорит о синергетике, теории катастроф, кластерном анализе или нетривиальных теориях эволюции. Генетика и биотехнология звучат почти постоянно. Что имеется в виду, непонятно. Наиболее вероятно затратное и малоинформативное полногеномное секвенирование. Количественная генетика, цитогенетика, генетические маркирование и популяционная генетика вышли из моды. Воспитание детей тоже биотехнология. А генетика сказывается повсеместно, в том числе и в том, что ректоры не всегда понимают, что говорят, лишь бы звучало современно и релевантно.

Вузовские танцы с бубнами перед школьниками и мучительная погоня за красным словцом увеличивает разрыв образования и потребностей общества, культивирует инфантилизм, создает преференции конъюнктурщикам и доламывает систему наук, и без того давно разрушенную.

Причина мне представляется предельно простой. Только как-то неловко постоянно писать об одном и том же, когда, кроме тебя, никто о том же не упоминает в принципе – центрифугальный отбор. Ну не выглядят эти ректоры персонажами Любови Орловой из незабываемого фильма «Весна». Не тянут они ни на ученых, ни на артистов. Естественные человеческие чувства перекрыл страх недобрать студентов на бюджетные места, тогда и не будет платников с живыми деньгами.

Чему учить, вопрос тридесятый. Есть ФГОС 3++, а для надежности можно накануне лекции побегать по интернету. Речь идет не о красивом названии курса, а его фактическом наполнении. Это большая проблема, особенно в условиях двухступенчатого образования.

Кадровая политика номинально в руках государства, и ему я не могу ничего советовать, только наблюдать, дивиться и описывать в меру своего понимания. А вот школьникам и студентам у меня есть совет. Не всегда престижное является лучшим, и не надо ждать, что ваши заслуги будут оценены пятерками, стипендиями и прочими наградами. В жизни чаще наоборот, лучшей оценкой становится профессиональная зависть. Но даже если вас будут последовательно и системно преследовать, не надо падать духом, и лучше вообще по возможности не показывать свою реакцию, тогда и мотива вас преследовать будет меньше. И вам обязательно кто-то поможет. Нужно научиться выбирать существенное и учиться соответственно выбору. Россия чрезвычайно информированная страна с высоким уровнем интеллекта. Если не зацикливаться на несущественном, вы увидите, что наше образование лучшее в мире, и проведенные в университете годы станут лучшими годами вашей жизни.

Лев МОСКОВКИН.

Фото «Московской правды»

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x