44-й ММКФ: от Питера до Гонконга

Фильмы трех последних дней, показанные на 44-м ММКФ, касаются социальных проблем людей из разных стран мира. Истории эти очень эмоциональны, понятны каждому на земном шаре и составляют в известной степени палитру тех проблем, которыми сегодня живет и дышит земной шар в разных его точках.

Кадр из фильма «F20»
Кадр из фильма «F20»

В российской конкурсной картине «F20» главный герой фильма Олег – парень с окраины Питера. Олег увлекается боксом и на Канонерском острове работает в автомастерской. У него есть приятель Леха. Олег мечтает совершить кругосветное путешествие, пока очередная тренировка не разделяет его жизнь на до и после.

— Началом для нашей работы, — рассказывает режиссер картины  Арсений Герасимов, — послужила история молодого, физически одаренного спортсмена из моего  собственного города, который был призером мира по греко-римской борьбе. Но он начал употреблять наркотики, в том числе героин, о чем узнал его друг и избил его. Спортсмен пообещал, что он больше не притронется к наркотикам, но в итоге укололся, ему стало стыдно перед другом, он написал записку и повесился. А дальше история для фильма эволюционировала.

Картина эта сделана за скромный бюджет и без государственных денег. На съемках артист Павел Давыдов несколько дней прожил в центре реабилитации для наркозависимых. Ребята там  оказались максимально открытые: на первых этапах пребывания в  заведении люди еще не готовы делиться, но те, кто находится дольше, 3 — 6 месяцев (некоторые даже год или два),  достаточно открыто рассказывали о себе, что, конечно же, очень помогло артисту, не слишком знакомому с этой деликатной темой.

— У каждого, наверное, есть какие-то детские паттерны, — говорит Павел Давыдов, — которые вытекают из традиционного воспитания, которые уже во взрослом возрасте вызывают ужасы, комплексы. Для моей роли это надо было доставать из себя, просто подгоняя в условия окружающего мира, в данном случае  наркозависимого. Наркозависимых людей, к сожалению, очень много. Особенно из тех мест, где родился я сам. Это абсолютная периферия, и они были рядом – соседи, кто-то из друзей.

Специально артист из знакомых ни к кому не обращался, просто вспомнил свою историю и подгонял ее под рамки сценария.

— А я полностью доверился режиссеру,  — говорит еще один актер проекта, Никита Павленко, — приехал в Санкт-Петербург, и мы сразу же пошли гулять на Канонерский остров. И когда ты там видишь эти кеды, которые висят на проводах, понимаешь, что начинается зона наркоманов. И начинаешь по кирпичикам, по ощущениям набирать материал для роли. Мы делали то, что нас волнует, и это было здорово.

С совсем другого ракурса освещена проблема спортсменов в китайском фильме «Горящий лед». Она рассказывает о том, как после подачи заявки на проведение зимних Олимпийских игр в Пекине хоккей на льду стал приобретать все большую популярность в стране, постепенно переходя на профессиональную основу. Герои фильма – три девятилетних нападающих пекинской юношеской любительской хоккейной команды – мечтают стать профессионалами. Пока они всецело отдают себя тренировкам, а их родители стоят перед непростым выбором: поддержать своих детей в стремлении стать профессионалами или заставить их забыть о своей мечте.

Кадр из фильма «Горящий лед»
Кадр из фильма «Горящий лед»

— Я сам родом из Пекина, — рассказывает режиссер картины Лю Ханьсян. — Снимал я кино не о том, как китайское государство растит хоккейных игроков, а о том, как семья растит игроков. У них могут быть разные цели – кто-то хочет стать  профессиональным игроком, прославиться, добиться успеха, улучшить свои условия. Но если говорить про детей, которых я снимал, то у них семьи ставят задачу развития ребенка, чтобы он занимался тем, что ему нравится, они это делают не ради медалей. Также я хотел показать, как три поколения семьи относятся к мечте ребенка и как их отношение постепенно меняется.

В документальном фильме о спорте «Голубоглазый японец» рассказана история выходца из России, ставшего  японской суперзвездой бейсбола. В фильме две сестры воссоединяются спустя 42 года, чтобы раскрыть невероятную историю своего отца. Виктор Старухин — молодой русский беженец, обладавший броском убойной силы, сумел пережить нищету, ксенофобию и Вторую мировую войну и стать японской легендой спорта.

Кадр из фильма «Голубоглазый японец»
Кадр из фильма «Голубоглазый японец»

— Мы семь лет вместе работали над этим фильмом, — рассказывает режиссер Чавдар Георгиев (он общался со зрителями на пресс-конференции онлайн). — На идею картины мы вышли через одного из наших продюсеров, Андрея Климова, который всегда находит уникальные истории с русской изюминкой. При этом мне всегда попадаются проекты, которые на первый взгляд выглядят неосуществимыми: нужно было найти людей, которые знали Старухина, убедить его дочерей принять участие в нашей картине, причем у старшей даже не было паспорта для того, чтобы выехать за границу, и я лично водил ее в консульство. Наташу было найти легко, так как она достаточно известный человек в Японии. У нас был японский линейный продюсер. Она очень вежливый человек – не из Токио, из провинции – и много кланяется людям так, что многие для нас сделали то, что никогда бы не сделали для меня или для Ани. Так мы потихоньку вышли на всех, в том числе на бейсбольный музей и ведущих японских игроков. Вторая часть процесса – выкопать все архивы и решить вопрос, как войти во внутренний мир человека, который уже не с нами. И поэтому мы остановились на анимации, визуально выполненной в стиле бейсбольных карточек 1930 — 1940-х годов. Первоначально мы думали, что Наташа и Лиз смогут полностью рассказать историю, но потом мы поняли, что она затрагивает Америку, Японию, Россию, и везде открывается новая грань Виктора. Так мы вышли на Олега, от которого мы узнали очень много интересного. Меня поразило, как Олег философски смотрит на своих родственников в Японии. Их семья до фильма 100 лет не встречалась – и для нас, киношников, это уникальный момент. В целом, я думаю, что это достаточно гуманистическая картина, которая сегодня одинаково резонирует и в Японии, и в России, где нужно учиться помнить свою историю. В Японии, например, было четыре фильма Старухина, и везде его показывали как позитивного героя, спортсмена, но очень мало было о том, что он пережил от японцев, хотя среди них у него были очень хорошие друзья. Так что это очень важный фильм, который нужно посмотреть, чтобы осознать свою историю.

— Мы все были просто в шоке, — говорит Олег Старухин, сын главного героя,  от того, что на нас вышла съемочная группа, и до сих пор не можем в себя прийти. Семья распалась – это большое горе. И фильм позволил ей снова соединиться, за что огромное спасибо. Мои прабабушки старались ничего не говорить о тех сложных временах, считали, что та семья погибла полностью в Гражданскую войну. Мои отец и дед выросли и жили в Тагиле и никогда даже не упоминали эту историю.

Совсем иное направление носит игровая картина Бориса Акопова «Кэт», в центре сюжета  которого молодая женщина-танцовщица, занимающаяся эскорт-услугами. Она недавно стала матерью, отца у ребенка нет, и Кэт готова ради своего первенца на всё. Она преодолевает серьезный внутренний конфликт и совершает важный моральный выбор между материнским инстинктом и бизнесом, который приносил хороший доход.

Кадр из фильма «Кэт»
Кадр из фильма «Кэт»

— Я сам – человек с балетным прошлым, — рассказывает  Борис Акопов, — и одна из моих первых работ во ВГИКе была посвящена этой теме, так что она в итоге созрела до полнометражной картины. Не то что через представительницу эскорта я изначально задумал передать срез общества, элит, это пришло позже. Но я всегда говорил, что с помощью такого персонажа, который вынужден путешествовать, так сказать, по рукам сильных мира сего, ножом разрезается ткань современного социального мира. Для меня эта картина во многом о перевертышах добра и зла. По идее, сутенер – негативная фигура, а мне хотелось показать его с другой стороны. Властные люди, которые должны нас защищать, – наоборот. Мне хотелось поиграть с добром и злом и смешать эти стереотипы.

В картине основного конкурса «Инстинкт» (Бангладеш – Нидерланды) нищий калека по имени Лянгра, живущий на железнодорожной станции, регулярно ходит в дом наркоторговца Каалы, чтобы купить у него травку. Жена Каалы Сохаги заводит с ним роман. Узнав об этом, муж избивает неверную, и та убегает от него к Лянгре. Вместе они уезжают в его родной город. Однако там Сохаги узнает, что ее возлюбленный осужден за убийство и скрывается от наказания. Испугавшись, Сохаги решает вернуться к мужу.

Кадр из фильма «Инстинкт»
Кадр из фильма «Инстинкт»

—  Я познакомился с людьми, которые живут на железнодорожной станции, — говорит режиссер Джуборадж Шамим, — много с ними разговаривал, и они нравились мне все больше и больше. В какой-то момент я понял, что могу сделать о них фильм, потому что их историю было интересно рассказать. Режиссер, он как писатель, но у того есть ручка и бумага, а у меня была камера. Я взял ее и решил, что сделаю фильм. Я верил, что с моим опытом видеосъемок я смогу снять фильм, и для меня это стало очень интересным опытом. И мне очень понравилось это занятие, так как я сам подбирал локации и людей для своей истории.

В неспокойном Гонконге 2019-го  была снята  история еще одной любви — «Расёмон Гонконг». Город сражается сам с собой. Социально-политические конфликты проникают в жизнь каждого горожанина. Семьи распадаются, верность ставится под сомнение, давние отношения не выдерживают постепенного разрушения некогда идеального города, разрывающегося на части.

Кадр из фильма «Расёмон Гонконг»
Кадр из фильма «Расёмон Гонконг»

— Мы хотели сделать  именно документальный фильм,  — говорит режиссер картины  Малкольм Кларк, и как только услышали о протестах на улицах Гонконга, покинули наш дом в Шанхае и стали одной из первых групп, которая снимала материал об этих беспрецедентных событиях. Мы начали брать интервью у людей и поняли, что они боятся говорят под запись. Но готовы были рассказать историю, но не под включенную камеру. Поскольку мы делали не радиошоу, нам нужна была картинка. Перед нами были новости мирового масштаба, но в то же время мы видели страх, паранойю, дезинформацию, и мы не могли в этой ситуации быть судьями. В результате мы с продюсерами приняли решение правдиво воспроизвести рассказанные нам на улицах истории, но с использованием актеров. Конечно, я нервничал, потому что стараюсь избегать смеси художественного и документального подходов, так как это может сбить с толку зрителей. Но другого выхода не было. Это был большой вызов для нас, потому что мы должны были найти актеров, но они боялись так же, как и люди на улицах, и с финансовой точки зрения был риск, что мало кто захочет вложиться в такой фильм. Нам пришлось переложить реальные события в сценарий, параллельно продолжая снимать на улицах, чтобы вписывать в него актуальные события. В результате  отобрали актеров, готовых рискнуть своей карьерой, несмотря на страх, что их внесут в «черный список». Вне зависимости от того, нравится вам или нет, как они играли, они храбрые люди. В титрах некоторые имена выдуманы, потому что многие считали, что нет смысла рисковать и называть свои подлинные имена.

Вот такое кино было представлено на ММКФ в минувшие несколько дней.

Елена Булова.

Кадр из фильма «F20»
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x