О чем говорит слово «мобилизация»

Это слово сейчас на слуху у многих, то и дело встречается в информационном, в политическом пространстве. Причем, понимают его часто по-разному, из-за чего возникают даже скандалы.

Так, заявление лидера КПРФ Геннадия Зюганова на недавнем заседании Госдумы: «Нужна полная мобилизация страны, нужны совсем другие законы» некоторые СМИ интерпретировали как призыв к всеобщей военной мобилизации. Это вызвало жесткую ответную реакцию в руководстве КПРФ. Глава пресс-службы пригрозил карами: «Некие группы занимаются откровенными провокациями, как те, кто распространил данную новость, скажу больше, таких вообще казнить надо».

Конечно, Зюганов имел в виду мобилизацию экономики, всех ресурсов, включая идеологические, но и комментарии тех, кто понял его по-своему, тоже можно объяснить. Во-первых, слово «мобилизация» очень многозначное. Во-вторых, слухи именно о военной мобилизации буквально витают в воздухе. О ней говорят блогеры, юзеры, соседи, сослуживцы, многочисленные штатские и военные эксперты, губернаторы, политики.

Например, как расценивать заявление депутата Госдумы Михаила Шеремета: «Без полной мобилизации, перевода на военные рельсы, в том числе и экономики, мы должных результатов не достигнем»?

Можно так, можно этак. Но на всякий случай сенатор Андрей Климов, что называется, дезавуировал высказывание коллеги: «Я признаков такой необходимости (мобилизации) не наблюдаю, как и введения военного положения».

Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков на вопросы журналистов, возможна ли мобилизация, вначале ответил уклончиво: дескать, вопрос относится не к его компетенции, а к компетенции Министерства обороны. (https://ria.ru/20220912/udary-1816183660.html)

Но на следующий день заявил решительно:

«В настоящий момент нет, об этом речи не идет». (https://ria.ru/20220913/mobilizatsiya-1816440462.html)

Однако еще через день, 15 сентября, глава Чеченской республики Рамзан Кадыров выступил с призывом к руководителям регионов (https://t.me/RKadyrov_95/2822):

«Россия — федеративное государство, в котором регионы могут быть инициаторами любых начинаний. И одним из таких начинаний сегодня должна стать самомобилизация. <…> Каждый руководитель региона вполне в состоянии подготовить, обучить и укомплектовать хотя бы одну тысячу добровольцев. Для отдельно взятого субъекта это не такое уж большое количество, я бы даже сказал, что это — минимум, который субъекты должны выполнить для начала. Зато в масштабах государства это внушительный военный контингент в 85 тысяч человек…»

Безусловно, дополнительное брожение умов вызвал законопроект, (https://sozd.duma.gov.ru/bill/193682-8), внесенный в Госдуму 12 сентября. Его инициаторы, а в их числе и председатель думского комитета по обороне генерал-полковник Андрей Картаполов, предлагают «предоставить гражданам, имеющим трех и более детей, возможность поступить в мобилизационный людской резерв, если у них есть такое желание. В настоящее время указанная категория граждан подлежит безусловному освобождению от призыва на военные сборы, т.е. они не могут быть призваны на военные сборы вне зависимости от их волеизъявления и соответственно они не могут заключить контракт о пребывании в резерве».

Естественно, возникли вопросы: зачем отцам троих и более детей давать разрешение (приглашение?) поступать на военную службу по контракту?

Смотрим цифры.

Штатная численность Вооруженных Сил РФ, по указу президента РФ от 17 ноября 2017 года, составляет 1 902 758 человек, в том числе 1 013 628 военнослужащих.

Из них 384 тысячи солдат и сержантов, проходящих воинскую службу по контракту.

В специальной военной операции участвуют только контрактники и офицеры, состоящие на профессиональной воинской службе.

Солдаты срочной службы — а их 630 тысяч человек — в СВО не участвуют.

Отправка солдат срочной службы может вызвать негативную реакцию в обществе. Солдатские матери, в том числе и организованные в «Комитет солдатских матерей России» — мощная общественная сила.

Президент Путин 5 марта заявил: (http://www.kremlin.ru/events/president/news/67913):

«В этой операции принимают участие только профессиональные военные, офицеры и контрактники. Призывников нет ни одного, и мы не планируем это делать и не собираемся. <…> Достаточно нам сил и средств, для того чтобы решать эти задачи, которые мы перед собой ставим, силами профессиональной армии».

В ноябре 2006 года на совещании руководящего состава Вооруженных сил РФ он  объявил:

«К 2008 году уже 70% военнослужащих, включая офицеров и прапорщиков, будут проходить службу по контракту». (https://ria.ru/20061116/55698688.html)

В апреле 2019 года, на встрече с сотрудниками научно-производственного объединения «Энергомаш», уточнил:

«Мы движемся в направлении создания профессиональной армии, то есть призыв постепенно, постепенно будет уходить в прошлое. Правда, для этого нужно время и соответствующие финансовые возможности».

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Егор
Егор
9 дней назад

На сколько я понял они имели ввиду мобилизацию экономики в данной ситуации, но не как не мобилизацию резервистов. Сейчас времена не простые и потому нужно сплотиться и менять экономику с новыми ориентирами.

1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x