Не стало Глеба Панфилова

Ушел из жизни большой режиссер, и с ним ушла целая эпоха…

Фото upload.wikimedia.org
Фото upload.wikimedia.org

Глеб Панфилов попал в институт Склифосовского с инсультом 11 мая. Позже у него диагностировали пневмонию. Все это время 89-летний режиссер находился в тяжелом состоянии в реанимации. В августе Марк Варшавер сообщал, что Панфилов чувствует себя плохо, но его состояние врачи оценивают как удовлетворительное. Глеб Панфилов пережил свою супругу народную артистку СССР Инну Чурикову на 7 месяцев. При жизни эта семейная пара служила образцом супружеской верности и творческого семейного союза.

Все, за что  брался Глеб Анатольевич Панфилов – заходила ли речь о его фильмах  или театральных постановках – носило статус высочайшего  качества и профессионализма. В арсенале Панфилова были отечественные премии киноакадемиков «Ника» и «Золотой Орел», зарубежные награды «Золотой Леопард» Локарно, «Серебряный Лев» Венеции, «Золотой Медведь» Берлина.

Однако в жизни режиссера были не только аплодисменты, но и несправедливые минуты забвения. Например, его картина «Мать» 1989 года, получившая приз жюри Канн «За вклад в мировое киноискусство», на родине прошла практически незамеченной. Возможно, сказалось наше отношение к творчеству Максима Горького: средняя школа внесла большой вклад в то, чтобы вызвать у людей отвращение к этому произведению.

Между тем Панфилов считал, что  фильм «Мать» стал ступенькой к легендарной картине «Романовы. Венценосная семья». Тема жизни последнего русского царя и его семьи на долгие годы захватила режиссера. Видимо, сказалось то, что он вырос на улицах города, где произошли кровавые события, связанные с царской семьей.

Любовь к кино тоже «ковалась» в родном Свердловске, где будучи школьником начальной школы Глеб Панфилов сбегал с уроков в кино смотреть военную хронику: «в мороз сердобольные тетушки-билетерши пускали детей в зал, чтобы они не замерзли». Глеб Анатольевич рассказывал «Московской правде», как по улочкам этого города он с детства бегал в гости к бабушке, «а дорога пролегала как раз мимо страшного дома Ипатьевых». А однажды Панфилов испытал настоящее потрясение, потому что оказался внутри дома.

Впервые о том, что в подвале дома Ипатьева был расстрелян последний русский царь, будущий режиссер узнал от своей мамы. Ребенка пожалели и не сообщили подробностей, не сказали, что кроме царя в подвале была убита вся семья – жена и дети. Проходя мимо этого дома в темноте, Глеб всегда испытывал страх, глядя на темные окна. «Мрачный дом, – рассказывал он, – покоя не давал достаточно долго, продолжал притягивать. И вот однажды случилось то, что должно было случиться. Я бежал в сторону пруда, мне было восемь, шел июль сорок третьего. Стояла такая жара, что асфальт плавился под ногами. А рядом с домом была тень и холодные плиты. Я ступил на них, и неожиданно увидел приоткрытую боковую дверь, обычно наглухо запертую. Там, видимо, проходила какая-то закрытая экскурсия. Решившись, я вошел внутрь: деревянный пол был хорошо покрашен, стены белели, а на стене была картинка с кровавым отпечатком ладони. У меня внутри все оборвалось: я решил, что это отпечаток ладони убитого царя, что падая он оперся о стену рукой, а его отпечаток заключили потом в раму – на память. Я зарыдал, меня заметили и тут же вывели. Это переживание, эпизод моей биографии, в итоге много лет спустя и дал толчок к созданию фильма «Романовы». Это же переживание толкнуло меня на создание моего самого первого фильма, отозвалось в «Матери» и стало кодой в «Венценосной семье».

Еще одной важной темой для творчества Панфилова стал период, описанный в произведении Александра Солженицына «Один день Ивана Денисовича». «Задача стола непростая, – рассказывал нашему обозревателю режиссер, – сделать внятную содержательную картину, которую зритель смог бы с внутренним интересом посмотреть от начала и до конца. Это был большой и сложный фильм».

Глеб Анатольевич живо интересовался не только историей, но и всем, что происходило вокруг него в настоящим. Он в отличие от коллег с оптимизмом смотрел на то, что происходило в российском кино в последнее десятилетие. «У меня пессимизма нет, – говорил он. – Отечественный кинематограф развивается довольно динамично и интересно. Просто времена изменились, кино стало другим. Оно – не то, что было во время становления моего поколения. Другая страна, другие приоритеты. Но нравственные приоритеты  не меняются. Для меня они лично остаются прежними, и у тех, с кем из молодежи я общаюсь – тоже. Но страна, реакция на жизнь и сама жизнь безусловно стали другими. Вот смотрите, не так давно часто звучала мысль, что сейчас фестивалей больше, чем картин. А мне кажется, что просто на наших глазах складывается новая форма общения со зрителем. Ибо нарушена какая-то внутренняя связь между творцами и зрителями.  И любой российский фестиваль затевается прежде всего для того, чтобы мы, кинематографисты,  увидели лица тех, кто пришел смотреть наше кино, чтобы наладился более тесный контакт со зрителем. Нам очень важно пообщаться и, наконец, понять, что именно представляют из себя наши зрители, особенно молодая их часть. И для этого лучше представлять картины на фестивалях».

Панфилов большую часть своей жизни прожил в Москве и  тепло приветствовал те изменения, которые происходили в последнее время со столицей. «В Москве, – говорил он в беседе с нашим корреспондентом, – строятся прекрасные дороги, новые линии метро, появились замечательные места отдыха. Развязки столичные просто ошеломляют своей необходимой нужностью: нам стало легче и удобнее ездить и по столице, и по ближнему окружению. Тут подвижки есть, и очень серьезные. Москва стала светлая, помолодевшая. А в целом, когда город ухожен – дома, дворы, когда все сделано с любовью и вниманием, а такого немало, это приятно. И замечательно, когда храмы возрождаются. Причем, возрождаются очень качественно – к храмам отношение очень серьезное, когда речь заходит об их  реставрации. Приятная, красивая жизнь, что говорить?»

Глеба Анатольевича волновало многое в окружающем мире. «Меня, как и всех нас, волнуют дети, молодежь, их образование. Меня волнует здоровье молодых, мне кажется, этим надо прицельно заниматься. Не очень я понимаю сокращение медучреждений, больниц. У меня такое ощущение, что людей-тружеников медленно подталкивают к платному медобслуживанию. Для людей молодых или состоятельных – это нормально. Но для подавляющего большинства – это путь к болезням. Потому что старики не могут платить столько, сколько в этих хорошо оснащенных платных медучреждениях требуют с пациента».

Стало известно, что Глеба Панфилова похоронят 30 августа на Новодевичьем кладбище, рядом с Инной Михайловной Чуриковой.

Елена Булова.

Фото upload.wikimedia.org
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x