Пожар на советском теплоходе «Приамурье»

В ночь с 17 на 18 мая 1988 года в японском порту Осака произошел пожар на советском пассажирском теплоходе «Приамурье» Дальневосточного морского пароходства. Вырваться из огня удалось далеко не всем.

Теплоход после пожара

«Предположительно, пожар случился в одной из пассажирских кают. Вскоре он перекинулся на другие помещения», – говорилось в сообщении из Дальневосточного пароходства, поступившем в дежурную службу Министерства морского флота 18 мая 1988 года.

В Министерстве морфлота для расследования обстоятельств и причины пожара была создана комиссия под председательством заместителя министра О. Савина. Она сразу же выехала во Владивосток. Свое расследование начала и Прокуратура СССР.

Тушение пожара на теплоходе «Приамурье»

Как выяснилось в ходе проведенного расследования, 7 мая 1988 года теплоход «Приамурье» под командованием капитана А. Ерастова вышел из порта Владивосток в круизный рейс по маршруту Отару — Токио — Осака — Хиросима — Нагасаки — Канадзава — Владивосток. Тур был организован Бюро международного молодежного туризма «Спутник». На корабле было 295 путешественников и 129 членов экипажа.

Как только теплоход вышел из порта Владивосток, пассажиров по судовой трансляционной сети ознакомили с правилами поведения и противопожарным режимом на судне. Утром 8 мая путешественников собрали и проинформировали о действиях по судовым тревогам, использовании коллективных и индивидуальных спасательных средств, о путях эвакуации и требованиях пожарной безопасности на судах Министерства морского флота. В общем, всё как обычно.

В порт Осака теплоход «Приамурье» прибыл 17 мая в 7.15 и пришвартовался к причалу центрального пирса. Вечером в музыкальном салоне корабля проводилась дискотека, после которой все разошлись по каютам.

Тушение пожара на теплоходе «Приамурье»

Как было установлено комиссией по соответствующим записям и расчетам, а также по показаниям свидетелей, 18 мая в 1.25 пожарный матрос совершал обход, и, когда он находился в отсеке кают 340 – 348, беды ничего не предвещало, запаха гари матрос не ощутил.

А уже через 10 минут на судне прозвучал сигнал тревоги — звонили колокола громкого боя. В отсеке кают третьего класса (340 – 348) начался пожар!

Помощник капитана по пожарной части С. Воронин сразу же побежал по трапу, ведущему в блок кают третьего класса. Ему навстречу внизу, по коридору к трапу, бежал один из пассажиров и кричал, что горит каюта №346. Помощник капитана быстро вернулся в администраторскую и по микрофону объявил: «Пожарная тревога! Пожар в каюте №346! Аварийным партиям приступить к тушению пожара!»

Из траповых ниш, ведущих в каюты третьего класса, повалил едкий дым, стремительно заполнявший вестибюль музыкального салона. Закончивший объявление пожарной тревоги помощник капитана увидел в черном и густом дыму языки пламени. Пожар быстро нарастал.

Пассажиров стали выводить на берег, судовые помещения — герметизировать. Необходимо было локализовать огонь. К сожалению, из-за стремительного распространения пламени задачи были выполнены лишь частично. Пожаром экипаж теплохода был разделен на две не связанные между собой группы: одна находилась на корме, другая — на носу корабля.

По установленным экипажем с кормы сходням было выведено 132 человека, по парадному трапу сошли двое, по специально поданным с бака тросам спустились 53 туриста, через иллюминаторы на причал выбрались 36 человек, в воду с использованием индивидуальных спасательных средств членами экипажа было сброшено 22 пассажира, которых подобрал японский катер. Наконец, с борта теплохода на бетонный причал спрыгнули 39 человек, из которых некоторые получили травмы.

«Все произошло слишком быстро. Гораздо быстрее, чем на «Титанике», – приводит слова выживших участников того круиза Николай Николаев в книге «ТАСС уполномочен… промолчать». –  <…> «Учебная тревога», – подумали мы. <…> Мужчины поднялись быстро и без паники. Майка, штаны – и в дверь. Учебная, не учебная тревога, кто знает. Дышать было уже трудно. <…> Вырвались в коридор. Из соседней каюты – открытое пламя… «Подожгли», – мелькнула мысль. По коридору – и вверх по лестнице, на этаж выше, к ресторану. Потом еще этаж – и палуба… <…> На берег сошли спокойно, по сходням на корме. Девчонки – впереди, потом ребята. То есть, поначалу все было и спокойно, и непонятно. Потом, когда народ начал прыгать с борта на бетон причала и ломать ноги, появилась тревога».

Действия экипажа в значительной степени были затруднены тем, что очаг возгорания находился в средней части теплохода. Около двух часов ночи огнем были повреждены идущие на мостик кабельные трассы, в том числе и кабели управления электродвигателями пожарных насосов, поэтому подача воды в пожарную магистраль прекратилась…

В 1.55 прибыли японские пожарные машины и катера, сразу же включившиеся в тушение огня. Через пять минут по требованию японских огнеборцев экипаж «Приамурья» сошел на берег.

Проведенной проверкой было установлено отсутствие 11 пассажиров, проживавших в отсеке кают 337 – 348. Из-за сильного огня члены экипажа проникнуть туда и спасти людей не смогли. Температура во внутренних помещениях при пожаре была настолько высокой, что даже огнеборцы в жарозащитных костюмах с кислородно-изолирующими приборами не могли находиться на судне больше 20 минут.

Фактически руководство борьбой с пожаром вынуждены были принять на себя японские специалисты, которые не знали особенностей устройства корабля, его технического состояния (предельная изношенность корпуса и систем), не имели соответствующей документации.

Пожар удалось локализовать к 8 часам утра 18 мая, в половине одиннадцатого его потушили полностью. К полудню были обнаружены 11 погибших пассажиров.

Выживших людей сначала доставили в школу недалеко от порта, а потом развезли по гостиницам.

«Питание, кажется, началось с ужина, – вспоминает один из пассажиров «Приамурья» в книге Николая Николаева «ТАСС уполномочен … промолчать». – После привычной российской кухни на «Приамурье» – устрицы, салатики из двух листочков, кофе и вода со льдом. В номере – кимоно, зеленый чай в термосе, спутниковый телефон.

Японцы среагировали быстро. Нет, не пожарные, которые тушили пожар часов десять, а простые люди. Прочитав в газетах про эту трагедию, тут же начали собирать помощь. Одежда, обувь, какие-то сувениры, зонтики… По 50 долларов – всем туристам. <…> Через три дня, когда за нами пришел комфортабельный «Константин Черненко», японские фирмы привезли электронику – для возмещения потерь. Всем не хватило, и японцы решили помочь – дали такси, на которых желающие поехали в Кобе за техникой. <…>

Много еще чего было в то время. <…> Но главное – это прощание с погибшими в одном из храмов Осаки. Тяжелое впечатление. Цинковые гробы, непривычная для нас обстановка в храме…

Тогда было не до вопросов – отчего загорелось, кто тушил, кто спасал?.. Валили все на команду, хотя она действовала достаточно профессионально, пытаясь до последнего момента спасти людей. <…> Но главный вопрос в другом: неужели те, по чьей вине загорелся корабль, не могли, убегая, хотя бы разбудить всех соседей рядом?! Можно сколько угодно говорить, что корабль старый (27 лет), что материалы переборок и стен – горючий пластик, но правда в том, что возгорание произошло по вине пассажиров».

В результате пожара на теплоходе выгорели каюты третьего класса № 340 – 348, каюты первого класса правого борта № 101 – 133 и левого — № 102 – 112, музыкальный салон, каюты комсостава, расположенные на шлюпочной палубе, ходовой мостик и коридоры.

Как установило расследование, огонь вспыхнул в каюте №346 из-за оставленного без присмотра кипятильника.

Быстрое распространение пожара по теплоходу, по заключению комиссии Министерства морфлота, произошло из-за того, что члены экипажа после объявления тревоги задержались с действиями по локализации огня и герметизации судовых помещений, пассажиры оставили открытой дверь в горящую каюту и по причине нахождения рядом с очагом пожара «горючеактивных веществ», принадлежащих туристам (говорили, что это были баллончики с газом для зажигалок и аэрозоли).

Был упущен начальный момент возгорания: вахтенная служба не обнаружила признаков пожара в закрытой каюте №346 до срабатывания системы пожарной сигнализации. Ей также вменялось в вину то, что своевременно не была вызвана японская береговая пожарная служба.

Пассажиры рассказывали, что спастись из огня людям мешали задраенные иллюминаторы.

«От отчаяния парни били их пепельницами, графинами, фотоаппаратами, но тщетно — стекло не поддавалось, – писал в №1470 журнала «Смена» за 1988 год Сергей Каленикин. – Иллюминаторы не глухие, в принципе они открываются, но дело в том, что еще перед выходом в море члены экипажа сняли с иллюминаторов (второй палубы) «барашки» и вместо них навернули гайки. Навернули так, что без ключа не обойтись…

– Нарушений тут нет, — пояснил замминистра (замминистра Морского флота О. Савин. — С. И.), — иллюминаторы должны быть задраены, это требование ко всем судам, ибо во время плавания пароход нередко захлестывается волной и даже из-за одного незакрытого иллюминатора может пойти ко дну; поэтому те, которые от поверхности воды расположены выше 50 сантиметров, должны быть надежно задраены.

Пусть так. Но, видимо, предотвращая одну экстремальную ситуацию (затопление), одну беду, негоже создавать условия для другой. <…>

Противопожарные двери не сработали, шлюпки спустить не успели, блокировать огонь водой не удалось (через 7 – 9 минут после пожара водоснабжение прервалось), японских пожарных вовремя не оповестили… Судя по всему, если бы трагедия разыгралась в море, то, похоже, жертв было бы намного больше».

Капитан теплохода «Приамурье» А. Ерастов был освобожден от должности капитана и лишен диплома капитана дальнего плавания сроком на год. Начальником Дальневосточного пароходства были освобождены от занимаемых должностей и понижены в должности старший помощник капитана, старший механик, помощник капитана по пожарной части и помощник капитана по пассажирской части. Предупреждены о неполном служебном соответствии четвертый помощник капитана и электромеханик. Наказаны в дисциплинарном порядке руководители пассажирской судовой службы, а также работники служб пароходства.

Сергей Ишков.

Фото с сайта photoship.ru

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x