Заброшенная федеральная собственность уродует города

Спикер Совфеда Валентина Матвиенко попросила премьер-министра РФ Михаила Мишустина поручить Росимуществу провести ревизию заброшенных зданий, находящихся в федеральной собственности, так как такие строения уродуют внешний вид городов и не вовлекаются в хозяйственный оборот.

Москва, город, высотки, МЦК, дорога, фото Юлия Смагринская

В феврале прошлого года Генпрокуратура сообщала, что по итогам проверки соблюдения законодательства при выявлении бесхозных или заброшенных зданий, строений и сооружений в России их было выявлено более 181 тыс., из которых только 10% были приведены в безопасное состояние.

Как отметил в ходе пресс-конференции в ОСН эксперт тематической площадки ОНФ «Жилье и городская среда» Павел Склянчук, сначала необходимо провести инвентаризацию всех таких объектов. По его словам, «Валентина Матвиенко озаботилась судьбой именно федерального имущества, потому что из Москвы сложно рачительно управлять всеми этими зданиями, из-за чего появляется большое количество заброшек».

«Это, конечно, и наследие советского периода, когда вся собственность была государственной, и какие-то заброшенные объекты, которые появились раньше или уже позже, – сказал Павел Склянчук. – Больше 80% таких зданий – это объекты ЖКХ (например, заброшенные коллекторные, котельные, хозяйственные постройки), то есть это всё, что связано с темами жизнеобеспечения. Эти здания действительно уродуют городскую среду и зачастую становятся местами притяжения различных маргинальных социальных элементов. Но самое важное, что ценность может представлять не сама эта постройка, а весь земельный участок, который относится к данному объекту. Передавая такое задание другому собственнику, нужно передать как земельный участок, так и коммунальные сети, которые к этому зданию прилегают и являются неотъемлемой его частью. Кроме этого, часть федеральных заброшенных зданий имеют культурную ценность, и такие здания нужно передавать собственникам, которые готовы вложить в их восстановление собственные средства».

Кстати, в Ярославской области в рамках пилотного проекта Росимущество уже провело подобную инвентаризацию, в ходе которой были выявлены сотни таких объектов и определено их дальнейшее целевое назначение.

По словам вице-президента фонда «Институт экономики города» Татьяны Полиди, также принявшей участие в пресс-конференции, «проблема не в том, что на местах ничего не делается, а в том, что задачка нетривиальная»:

«Часто такие здания, имеющие ценность, расположены в каких-то непривлекательных локациях, и даже если есть порыв и желание как-то более эффективно этим объектом распорядиться, объективно далеко не всегда можно предложить такие условия для инвесторов, которые были бы им интересны».

Отдельно Татьяна Полиди остановилась на судьбе зданий, являющихся объектами культурного наследия:

«Их охраняет отдельный ФЗ №73, и в нем тоже есть большое количество нормативно-правовых барьеров, которые усложняют их приспособление для современного использования. Здесь уже нужно говорить о совершенствовании законодательства об объектах культурного наследия, так как на сегодняшний день оно содержит слишком большое количество барьеров для привлечения частных инвестиций в реанимирование этих объектов».

В обсуждении этой темы также принял участие лидер Общероссийского движения предпринимателей, общественный деятель Андрей Ковалев, который всё-таки, несмотря ни на что, вложился в такой памятник и восстановил его:

«Вот вам пример – моя знаменитая усадьба Гребнево. Если бы ее главный дворец стоял на Тверской улице, окупаемость была бы лет пятьдесят. Но, поскольку он находится во Фрязино (25 км от Москвы), окупаемости не будет никогда. Это явно убыточное мероприятие, никакого отношения к бизнесу не имеющее. Это мой «крест». Как правило, такие разрушенные усадьбы покупают богатые романтики, так как стоимость реставрации – 3 – 4 млрд рублей. Мне еще повезло с памятником архитектуры федерального значения. Так как они освобождены от уплаты налога на кадастр: от аренды, платы за землю не освобождены, но хотя бы освобождены от налога на кадастр. Кстати, региональные памятники от налога на кадастр почему-то не освобождены. Поскольку речь у нас идет не только о памятниках, но и просто о заброшенных зданиях, я бы хотел узнать: какой идиот их сейчас будет покупать? Ведь всё это сейчас убыточно! У меня в обороте коммерческой недвижимости 25% занимает налог на кадастр, аренда земли».

Для сравнения Андрей Ковалев напомнил о том, что во времена татаро-монгольского ига оккупанты брали 10%, а у нас налог на кадастр, аренда земли – 25%, а еще НДС, налог на прибыль и т. д. С учетом этого непонятно, кто будет брать и восстанавливать эти заброшки, а потом «отбивать» убытки ближайшие 500 лет.

Сергей Ишков.

Фото Юлии Смагринской

Москва, город, высотки, МЦК, дорога, фото Юлия Смагринская
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x