Статистика, закон, мигранты…

Официальные ведомства иногда дают противоречивую информацию. В итоге затрудняется принятие решений по тем или иным вопросам.

Фото Пелагии Тихоновой / агентство «Москва»

На прошедшем недавно Петербургском международном юридическом форуме председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин призвал Государственную Думу ужесточить миграционное законодательство: «Скажите, пожалуйста, что происходит в Госдуме? Там вообще как-то заинтересованы в решении этой проблемы путем принятия новых законов, которые соответствовали бы напряженности ситуации? Очень бы хотелось узнать, когда хороший закон будет принят…» (https://iz.ru/1719157/2024-06-27/bastrykin-potreboval-ot-gosdumy-priniatiia-khoroshikh-zakonov-o-migrantakh).

Причем Госдума-то по данному вопросу занимает такую же позицию, как Александр Бастрыкин. Видимо, его не успели проинформировать.

Сосредоточимся на статистике, которая широко распространяется в СМИ, в соцсетях. Так, глава СК заявил на форуме, что в Москву за четыре месяца этого года завезено 1,2 миллиона мигрантов, в Московскую область – 880 тысяч, в Санкт-Петербург – 860 тысяч (https://legalforum.info/programme/business-programme/5376/#broadcast).

Итого только за четыре месяца и только в Московскую область, Москву и Петербург «завезено» 2 940 000 мигрантов? А сколько тогда за год?

Прокурор управления по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях, противодействии экстремизму и терроризму Генеральной прокуратуры РФ Дмитрий Вагурин сообщил, что ежегодно в Россию въезжает 15 миллионов иностранцев. Он имел в виду всех, включая туристов из ближних и дальних стран. Но уточнил: «В последние годы состав приезжающих кардинально изменился, большая часть мигрантов прибывает из соседних республик Средней Азии. Огромное число мигрантов, ежегодно это плюс-минус 15 миллионов человек, в основном трудовые мигранты…» (https://tass.ru/obschestvo/21205607).

Большая часть от 15 миллионов – это сколько? Ясно, что больше половины. Получается, больше 7,5 миллиона «трудовых мигрантов» каждый год? Тогда сколько же их прибыло в Россию за все минувшие десятилетия? Половина страны?

Теперь посмотрим на данные интернет-портала СНГ (https://e-cis.info/cooperation/3958/117931/), где приводятся цифры с точностью до единицы.

В прошлом году из стран СНГ въехало в Россию 9 973 338 человек. Но при этом из России выехало граждан стран СНГ – 8 955 546.

Ничего странного здесь нет. Например, у России и Казахстана самая длинная в мире сухопутная граница – 7 598,8 километра. Практически открытая. По обе стороны живут соседи. В казахстанских приграничных областях примерно треть населения – русские. Поездки туда-сюда к знакомым, друзьям, родственникам – повседневное житейское дело. Не обозначается ли это как «большая часть мигрантов прибывает из соседних республик Средней Азии»?

Всего же на миграционном учете в России в прошлом году состояло 8 507 906 человек из стран СНГ. Это суммарная цифра за все годы. Конечно, это много, но не 7,5 миллиона каждый год.

Столь же парадоксальна статистика преступлений, которая распространяется СМИ. И она тоже берется не из фантазий, а из официальных органов. Так, недавно Генеральный прокурор Игорь Краснов на расширенном заседании коллегии надзорного ведомства предупредил: «Актуальным остается вопрос борьбы с преступлениями незаконных и трудовых мигрантов. Совокупно число совершаемых ими криминальных деяний возросло на три четверти – с 12 435 до 21 894» (https://rg.ru/2024/03/26/krasnov-kolichestvo-prestuplenij-migrantov-za-god-vyroslo-pochti-v-dva-raza.html). То есть – на 75%.

Но буквально на следующий же день фактически с опровержением выступил на заседании Мосгордумы начальник Московского главка МВД Олег Баранов: «Я не понимаю, откуда идет постоянно разговор об увеличении числа преступлений иностранными гражданами в городе Москве. Иностранные граждане и лица без гражданства совершили правонарушений на 5,1% меньше, чем в аналогичный период прошлого года» (https://t.me/ostorozhno_moskva/13358).

То есть, у Генпрокуратуры рост на 75%, а у полиции Москвы – сокращение на 5%.

Еще пример: по данным Следственного комитета, в 2023 году число особо тяжких преступлений, совершенных мигрантами, возросло на 32%. Однако 1 июля министр внутренних дел РФ Владимир Колокольцев на правительственной комиссии по профилактике правонарушений сообщил: «Удалось закрепить тенденцию снижения количества преступлений со стороны иностранных граждан. При этом число тяжких и особо тяжких деяний в текущем году уменьшилось почти на 8%. Я называю цифры государственной статистики, а не какие-то передернутые, как это иногда у нас бывает, это цифры официальной государственной статистики».

При этом он подчеркнул: «Даже отдельные противоправные деяния иностранных граждан вызывают широкий общественный резонанс и провоцируют повышение уровня межнациональной напряженности» (https://mvdmedia.ru/news/official/vladimir-kolokoltsev-provel-zasedanie-pravitelstvennoy-komsissii-po-profilaktike-pravonarusheniy/).

Сообщения о преступлениях местных в российской глубинке или в Москве не так заметны, но если там фигурируют гастарбайтеры, то реакция совсем другая. Психологически это объяснимо. Что же тогда говорить о теракте в «Крокус Сити Холле», где погибли 145 человек. Отголоски страшной трагедии долго будут сказываться на общем отношении к мигрантам из Средней Азии.

Вернемся к упрекам председателя Следственного комитета Александра Бастрыкина в адрес Госдумы. Дума-то по данному вопросу занимает такую же позицию, как Александр Бастрыкин. По статье 3.10 Кодекса об административных правонарушениях выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства как мера административного наказания устанавливается и назначается по решению суда (https://sudact.ru/law/koap/razdel-i/glava-3/statia-3.10/).

Повторим: по решению суда. Но 18 июня (еще до выступления председателя СК на Петербургском международном юридическом форуме) Госдума в первом чтении приняла поправки, которые предполагают наделение полиции правом выдворять иностранных граждан, представляющих угрозу правопорядку (https://sozd.duma.gov.ru/bill/614967-8). То есть – без суда.

Меры планируются строгие. Однако возможны и негативные последствия. Одно дело, когда полиция лишь оформляет дело и передает в суд, который и принимает окончательное решение. И несколько другое, когда это право получают многочисленные работники полиции.

Сергей Баймухаметов.

Фото Пелагии Тихоновой / агентство «Москва»

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x