Антон Шагин: «Свои стихи я пишу на балкончике»

Театр «Ленком Марка Захарова» этим летом возродил традицию встреч с любимыми артистами и неформального общения с ними в «Ленкомовском дворике».

35 лет назад такие встречи назывались «Задворками»: во внутреннем дворе театра собиралась замечательная компания выдающихся актеров, музыкантов, писателей, драматургов. Душой  встреч был Александр Гаврилович Абдулов, задавшийся целью с группой единомышленников возродить к жизни соседствующий с Ленкомом Храм Рождества Богородицы в Путинках. Средства от «Задворок» направлялись на восстановление храма. Абдулов стал также режиссером фильма-концерта «Задворки-3, или Храм должен оставаться храмом», и весь сбор от фильма был перечислен в фонд восстановления церкви. Церковь получила вторую жизнь. Кстати, в ней же потом Александра Гавриловича и отпевали.

В нынешнем году театр традицию встреч возобновил, правда, в несколько ином формате.

«Ленкомовский дворик» открылся спектаклем-концертом, который назывался «Назначь мне свидание!», в котором участвовали народная артистка России Анна Якунина и заслуженный артист России Максим Аверин. Спектакль был посвящен ушедшим мастерам во главе с Марком Анатольевичем Захаровым.

Хозяином второго вечера стал лауреат премий президента и правительства России Антон Шагин, презентовавший свою новую книгу «Шагомер». Артист читал стихи собственного сочинения, общался со зрителями, отвечал на их вопросы. Наш обозреватель также задала Антону Шагину несколько вопросов, касающихся его будущей работы в спектакле «Гамлет» и вышедшей книги «Шагомер».

– Как возникла идея «Шагомера» и где были написаны стихи, в нее вошедшие?

– Большинство своих текстов я пишу на балкончике. Книга «Шагомер» создавалась около пяти лет. До этого вышла книга «Антоновки», по которой я сделал моноспектакль. По «Шагомеру» также планирую сделать моноспектакль, но чуть позже: счастливая возможность начать репетировать с режиссером Антоном Юрьевичем Яковлевым спектакль «Гамлет» идею собственного моноспектакля отодвинула на конец осени. Сейчас все мои силы сосредоточены на Принце Датском. У меня – главная роль и огромное количество текста, который надо запомнить и освоить. Это – тяжелая штанга, которую надо суметь еще и поднять.

– В чьем переводе вы играете «Гамлета»?

– Наш спектакль очень оригинальный. Его основу составляют не переводы Маршака и Пастернака, а непосредственно шекспировский подстрочник. То есть оригинальный шекспировский текст. Надо сказать, что наши любимые поэты очень этот текст приукрасили, расцветили, создав невероятной красоты поэзию. Но Шекспир из-за этого из произведения постепенно исчез. У Шекспира, если вы вчитаетесь в подстрочник, очень жесткие фразы, едкие, хлесткие, не важно, обращены ли они к матери или к Офелии. Вы, наверное, удивитесь, узнав, что у Шекспира вообще нет никаких могильщиков. Там написано «два клоуна» – и все. Могильщиков-философов создали наши достопочтенные, великие и прекрасные поэты. Они что-то додумали и внесли от себя.

Всего этого, честно говоря, я не знал, пока мы сами не начали копать, искать, включившись в исследование этого произведения. Наше освоение «Гамлета» было сродни невероятному плаванию, и это – бесценный опыт. Сейчас идут репетиции, они длинные, это серьезный поиск,  настоящая пахота. И все для того, чтобы зритель в октябре увидел то, что он увидит – настоящее высказывание, настоящий ленкомовский спектакль, который никого не оставит равнодушным. Я в этом уверен.

Елена Булова.

Фото автора

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x