ДВА ТОЛСТЕНЬКИХ ГОГОЛЯ НАЧИНАЮТ И ВЫИГРЫВАЮТ

«Галопад летел во всю пропалую…» Эта фраза Гоголя послужила триггером для авторов нового спектакля Театра им. Евг. Вахтангова «Мертвые души». Спектакль по мотивам бессмертной поэмы с подзаголовком «Галопад в двух действиях» поставил Владимир Иванов. Сценография и костюмы  – Максим Обрезков. Всех гоголевских персонажей и самого автора представляют Мария Аронова и Владислав Гандрабура.

Как же здорово, что в год столетия театра, которое будут с размахом отмечать осенью, на его Основной сцене (а всего в театре их шесть!) появился такой чудный спектакль. Вот эти «Мертвые души», думается, отцу-основателю Евгению Вахтангову пришлись бы по душе, да и самому автору гениального вечного российского сюжета. Чем черт не шутит!

Немного странно, конечно, что ведущая актриса театра Мария Аронова до сей поры была занята в только в одном давнем спектакле, хотя необыкновенный «вал» вахтанговских премьер потрясает воображение. «Мертвые души» стали 12-й премьерой сезона, правда две из них перешли из прошлого, закрытого до срока в рамках локдауна. Но вот дело дошло и до главной клоунессы нашего периода, и все встало на свои места. Без Марии Ароновой и, как выяснилось, ее талантливого сына Владислава, обширный репертуар был бы неполным. Поклонники, которые обижались на малую занятость актрисы в родном театре, вознаграждены за ожидание. Мария Аронова их не подвела.

В пресс-релизе театра пишут: «Творческие успехи Марии Ароновой давно взошедшей на вахтанговский Олимп и ставшей ведущей российской актрисой, неразрывно связаны с именем её педагога по Щукинскому училищу, профессора кафедры мастерства актёра Владимира Иванова. Лучшие роли актрисы были созданы в его спектаклях: «Фрёкен Жюли» (Кристина), «Царская охота» (Екатерина II; за эту роль актриса удостоена Государственной премии РФ), «Дядюшкин сон» (Москалёва), «Мадемуазель Нитуш» (Начальница монастырского пансиона), «Обычное дело» (Джейн)». Незабываемые роли. Но многие давно ушли из репертуара.

А вот, что говорит о своем учителе, который поставил с ней теперь уже шесть спектаклей, сама актриса: «Когда Бог дарит тебе таких педагогов – это фантастический лотерейный билет! Я не устану говорить о том, что я в своём возрасте, при двух детях, будучи уже бабкой, встаю, когда он входит ко мне в гримёрку. Он продолжает оставаться для меня Учителем».

Владимир Иванов:  «Первоначально наш спектакль назывался «Галопад», но мы остановились на более традиционном – «Мёртвые души». Галопад (от французского galopade) – особая пляска, в которой кавалер с дамой, обняв друг друга, скачут оба вместе. В этой фразе, в этом определении смысл и квинтэссенция идеи нашего спектакля, который станет гимном актёрству, Театру. Это главное, так как Гоголь бездонен, это невероятный автор, и мы понимаем, что можем показать только одну его сторону. У нас собралась замечательная команда. Мой соавтор Андрей Тупиков, куплеты которого много лет звучат в «Мадемуазель Нитуш». Вместе с художником Максимом Обрезковым мы работаем уже много лет, выпустили не один спектакль. Нам помогает замечательный хореограф Сергей Землянский – пластика необходима для того решения, которое лежит в основе спектакля».

Два толстеньких Гоголя начинают и выигрывают. Это какой-то буйный аттракцион масок с переодеванием во всех гоголевских персонажей, включая маменьку с папенькой Павлуши Чичикова, умершего внезапно прокурора и далее по списку. Когда-то Аркадий Райкин показывал чудеса преображения, через секунды появлялась из-за кулис в новом образе. Сегодня за этим надо идти к вахтанговцам на Арбат. Вот уж Театр так Театр. Маски, парики, какие-то супервычурные одеяния, бесконечная череда знакомых картин пребывания Павла Ивановича у местных помещиков по причине скупки мертвых душ. Два артиста выдали калейдоскоп характеров, чередуясь по ходу действия. Как играет Мария Аронова — словами не передашь: Манилов, Собакевич и Коробочка, которых она представляет как эльфа, гиганта и карлицу, невозможно забыть.  А Селифан? Где сегодня увидишь такую игру преображения? Чудо. Но и Владислав Гандрабура под стать ей: инфернальный Плюшкин и на грани человеческого распада Ноздрев. А дуэт дам? Идите и смотрите.

За гротескной формой спектакля и талантливой  актерской игрой с маленькими порциями «отсебятины» (это же вахтанговское!) мысли Гоголя о России не затерлись, не расплескались по ходу этого фарса. Грустно на этом свете, господа, сказал Николай Васильевич и был по-своему прав. Но вот нам сегодня на его «Мертвых душах» было совсем не грустно, а очень даже весело и радостно. Впору вместе с талантливыми создателями прекрасного спектакля пуститься в галоп.

Ирина ШВЕДОВА.

Фото Валерия Мясникова (предоставлены пресс-службой театра).