ПЕРИНАТАЛЬНЫЕ ЦЕНТРЫ. ПО ПЛАНУ — В 2016 ГОДУ…

В этой странной стране России сложилась парадоксальная ситуация. Самые лучшие врачи, учителя и врачи, все у нас. У нас и наука, и медицина на самом высоком уровне. Но когда приспичит, скажем, чирей вывести или дважды два ребенка научить, то это уже высокооптимизированные государственные услуги, тщательно выстроенные по медвежьему формату. Если даром не найдешь, целее будешь.
Во вторник на заседании комитета Совета Федерации по социальной политике речь шла о таких тяжких вопросах, как орфанные закупки и перинатальные центры.
Комитет получил протокольное поручение разобраться в ситуации с перинатальными центрами. Почему они не введены в строй в 2016 году, как было запланировано?
Надо сказать, что для снижения младенческой смертности, если не брать в расчет привычные манипуляции со статистическим учетом, Россия пошла самым трудным непрямым путем. Казалось бы, в числе разумных мер должно быть сначала выстраивание семейных отношений и стимуляция рождения первого ребенка вовремя на основе социальной стабильности личности, семьи и общества. Однако после печального опыта неудачного полового просвещения в 90-х и последующих ЛГБТ-атак эволюция человека в России пошла туда же, куда и везде – с ростом разрыва между ранним стартом половой жизни и поздней социальной зрелости. Возраст рождения желанного ребенка приходит не ко всем и зачастую на фоне такой отягощенности анамнеза, что нужна весьма высокотехнологичная медицина. Ее и принялись выстраивать. Двумя существенными составляющими ВТМ является лечение возрастных болезней для продления жизни и выхаживание новорожденных с дефектами развития и невыношенных.
При достаточно высоком уровне диагностики женщины в перинатальным центр могут быть госпитализированы заранее, ургентный вариант сводится к минимуму. Однако без оснащенного по последнему слову техники реанимобиля весь перинатальный центр значительно теряет в потолке возможностей. К тому же перинатальная медицина эффективна лишь в том случае, если действует сеть перинатальных центров по климатическим зонам с качественным оборудованием и квалифицированным персоналом. Иначе выхаживание недоношенных будет выпускать в свет инвалидов, их при неправильных несвоевременных родах потенциально 35%.
О ситуации с перинатальными центрами рассказали комитету СФ председатель ФОМС Наталья Стадченко и директор Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава Елена Байбарина. Председатель комитета Валерий Рязанский пытался за ними прилежно записывать и ставить плюсики, где есть результат, с третьего захода окончательно запутался.
Что можно считать достижением в сухом остатке. По статистике в России 127 перинатальных центров трех уровней. Когда стартовала программа по перинатальной медицине, под центры приспосабливали то, что есть. Потом начали строить. Последний, третий этап включал строительство 32 перинатальных центров в 30 субъектах Федерации. 11 из 32 сданы и работают. Остался 21. Например, в огромном Красноярском крае уже есть один центр. Строится еще два. Точнее, строится один в Ачинске. В Норильске второй год никаких телодвижений не наблюдается. Установили телекамеры с видом на объект и вывели сигнал на Ольгу Голодец с Вероникой Скворцовой. Пока одни обещания. Если не построят в 2017 году, деньги придется вернуть в ФОМС и достраивать за счет региона.
Ситуации со всеми строящимися центрами разные. Одинакового только то, что все должны были вступить в строй в прошлом году, но во всех сменился подрядчик. В некоторых не прошли конкурсы, просто никто не захотел ввязываться. Реанимобили кому-то передали, другие закупают.
Ошалев от триумфа рыночной экономики, бывалый Рязанский произнес сакральный вопрос: может быть, не увлекаться рыночными конкурсами при строительстве стратегических объектов?
Председателя комитета интересовало, справятся ли производители сложного оборудования, если столько объектов вводится одновременно? Хватит ли квалифицированных медицинских кадров?
Байбарина заметила, что дефицит кадров у нас по всей стране. По словам Стадченко, есть заверения Минпрома, что отечественная промышленность справится. Делать научились. Импорт закупается, только если своего нет.
О риске инвалидизации сказал комитету 31 января президент Национальной курортной ассоциации Александр Разумов в теме «Здоровье здорового человека». Мы много строим перинатальных центров, гордимся этим, рождаемость повышается. Но что стоит за этим? 35% потенциальных инвалидов. Отменена реабилитация беременных в санаториях. Наши мужчины живут на семь лет меньше, чем в странах Евросоюза. Исследование по когортам населения показало, осталось 5% здорового населения. Мы занимаем первое место в мире по суицидам. Стресс разрушает здоровье, и на выходе получаем организм изношенный.
Что стоит за этим, сенаторы не поняли или не пожелали понять, действуя по мере поступления неприятностей.
В ответ на вопрос «МП» в коридоре Елена Байбарина для начала попыталась понять, откуда ветер дует. Трансляция слов эксперта ее не обрадовала. В отличие от Стадченко, Байбарина врач и разбирается. Сошлись на формулировке: по вопросу риска инвалидизации при вынашивании недоношенных мы работаем.
Лев МОСКОВКИН.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x