ПРОТИВОРЕЧИВЫЙ АПК

По мере наращивания роли национальной власти происходят заметные изменения в Совете Федерации. В частности, на одно из первых мест по степени значимости выходит комитет по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, которым руководит Михаил Щетинин.
На заседании во вторник комитет среди прочего рассмотрел и принял к сведению проект Единой отраслевой экологической политики Госкорпорации «Росатом». Рекомендовал СФ принять закон об усилении уголовной ответственности за жестокое обращение с животными («О внесении изменений в статью 245 Уголовного кодекса РФ и статьи 150 и 151 Уголовно-процессуального кодекса РФ»).
Сам по себе закон особых возражений у сенаторов не вызывает, депутаты пропустили его вперед закона об ответственном обращении с животными именно для того, чтобы снять напряжение протеста.
Зампред комитета Сергей Лисовский напомнил о возражениях охотничьего сообщества против запрета притравочных станций. А вдруг во втором чтении появится?
Зампред комитета Владимир Лебедев пояснил, что опасность для охотников этот закон не представляет, только если формулировка о жестоком обращении с животными не перекочует в закон об охоте.
Недовольство Лисовского вызвал закон с продлением нормы по оплате исследования подкарантинной продукции за счет ее собственника («О внесении изменения в Федеральный закон «О карантине растений»).
Лисовский назвал странным решение проводить исследования за счет бюджета. Импортеры пролоббировали не в интересах страны. А надо за счет тех, кто ввозит такую продукцию, как и во всем мире.
Та же ситуация с давлением лоббистов по очередному продлению электронной ветеринарной сертификации («О внесении изменений в статью 4 Федерального закона «О внесении изменений в Закон РФ «О ветеринарии» и отдельные законодательные акты РФ»).
По мнению Лисовского, надо было вводить электронную сертификацию с 1 января. За это время чума свиней перебралась в Сибирь и никто концов найти не может. Было оказано давление, якобы не успеют. Все, кто хотел, были готовы. Лисовский надеется, это последний перенос.
Председатель комитета Щетинин не без удовольствия выслушал тираду Лисовского и подбросил дровишек сенаторскому огоньку: министерство отказывает в электронной сертификации. Щетинин предложил комитету поручить ему разобраться.
Рецидивы национального мазохизма заставляют воспринимать электронную ветеринарную сертификацию как наказание, но для отечественных поставщиков это благо. Противники электронной формы говорили о проблемах с Интернетом на пространстве Родины. Однако половина контрафакта ввозится через Петербургский порт, не может быть в Петербурге проблема с Интернетом.
Щетинин констатировал, что просьбы об отсрочках убедили его: мы на верном пути.
Минсельхоз Александр Ткачев рассказал комитету о ходе реализации предложений Совета Федерации, принятых год назад 29 ноября 2016 года, по итогам реализации в 2016 году Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013 — 2020 годы.
Министр не ограничился прошлым годом, представил обширную справку о состоянии сельского хозяйства на 27 страниц и изустно рассказал о текущих делах по позициям принятой схемы: растениеводство – животноводство – провал по молоку – усилия по восстановлению генетики и селекции – рост экспорта на фоне снижения импорта – интервенционный фонд.
Что правда, министру Ткачеву есть чем гордиться, несмотря на все нападки и противоречивость информации из разных источников о ситуации в АПК. В целом динамика положительная.
В решении комитета записано, что в текущем году, несмотря на сложные погодные условия в ряде регионов, собран рекордный урожай – более 137 млн тонн. Ожидается хороший урожай сахарной свеклы, овощей, масличных культур. В 2017 году прогнозируется сбор: 52 миллиона тонн сахарной свеклы (в 2016 г. -51,4 млн тонн); 16,4 миллиона овощей (в 2016 г. – 16,3 млн тонн).
Продолжается рост производства продукции животноводства. За восемь месяцев текущего года он составил 4,4%.
Комитет считает необходимым стимулировать внутренний спрос на отечественную сельскохозяйственную продукцию, в том числе с использованием инструментов продовольственной помощи.
Резерв отрасли составляет возможности производства продукции глубокой переработки. Необходимо создание мощности переработки зерна с высокой добавленной стоимостью, строительство высокотехнологичных предприятий по переработке зерна с выделением ценных компонентов (крахмал, глютен (клейковина), глюкозо-фруктозные сиропы, лизин, спирт, биоэтанол, лимонная кислота, молочная кислота, белково-минеральные витаминные концентраты).
Высокий урожай 2017 года выявил ряд проблем, начиная от снижения цен на выращенную продукцию до ее хранения и транспортировки потребителям, в том числе на экспорт. Особенно остро проблема касается Сибири.
Проблемой отечественного АПК является импорт значительной части семян сахарной свеклы и картофеля. Доля импортных семян сахарной свеклы составляет 80%, овощей и картофеля – 50%.
В птицеводстве высока зависимость от импортного племенного материала (до 80 -90%). Ежегодно закупается 7 млн суточных цыплят и 830 млн инкубационных яиц. Необходимо сконцентрировать усилия и ресурсы на развитии отечественной селекции и генетики. Это основа продовольственной безопасности страны.
Министр Ткачев заверил сенаторов, что отечественные селекционные центры создаются в разных регионах. С особой гордостью он говорит о рекордном урожае. Похожая ситуация была в 1978 году, когда было собрано 128 млн тонн. Но тогда площади были на сорок процентов больше. Урожайность выросла на 40%. Чтобы не разорить производителя и поддержать закупочные цены, приняты беспрецедентные политические меры по снижению тарифов на железнодорожные перевозки зерна и вывоз на экспорт. Давят переходящие остатки, недостаток мощностей хранения и переработки, сокращение поголовья скота. Рост показателей по нескольку процентов ситуации не меняет.
Но есть и малопонятные тенденции. Например, сокращение личных подсобных хозяйств, на которых как-то держится молочка. В прошлом с нею произошло то, чего сейчас пытаются избежать по зерну, когда запрет на сухое молоко отнял у производителей степень свободы и молочное стало пошло под нож. Некоторые фермы просто бросали на морозе с голодными коровами.
Остаются такие косые меры поддержки, как субсидирование процентной ставки по кредитам, которая съедает 52 млрд рублей. В то же время крестьянам предлагают перекредитоваться под 17%. Появились селообразующие фермы, их надо поддержать. Претензии не к Минсельхозу, а к Минфину.
Но и к Минсельхозу тоже есть претензии. Решили, что соя и так рентабельна на 50%, поэтому лишили поддержки.
Самое странное, пожалуй, то, что угроза исходит от чисто политических решений. Например, по обязанностям импорта технического пальмового масла для пищевых целей. Это при том, что лучшее по показателям пищевое растительное масло, наиболее дешевое в производстве, некуда девать и полтора млн тонн гонят на экспорт. Урожай подсолнечника растет.
Реально АПК стал локомотивом развития, только локомотив этот противоречивый и развесистый, как клюква.
Лев МОСКОВКИН