ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ БУДЕТ ПЛАТИТЬ НАЛОГИ В БИТКОИНАХ, А ЛЮДИ ЗАПЛАТЯТ ВЖИВУЮ И НЕ ТОЛЬКО НАЛОГИ

Во второй день работы Гайдаровского форума ректор РАНХиГС Владимир Мау лично сам провел программную дискуссию под обычным для такого рода мероприятий волюнтаристским и безликим названием «Налоговая система России: образ будущего». По сути, возможно, одна эта дискуссия длительностью два с четвертью часа имела больше значения, чем парламентские слушания на базе палат Федерального Собрания. Влиятельные вневластные обитатели экономических форумом очень любят, когда к ним приходят министры, но к депутатам относятся плохо и сами к законодателям не ходят.
Председатель думского комитета по бюджету Андрей Макаров с почетной регулярностью зазывает классиков либерализма перед каждым бюджетом, и должных подвижек от этого не происходит. Процесс пошел именно после того, как Макаров получил собственные панели на Гайдаровском форуме. Сегодня же произошло нечто беспрецедентное: руководство дискуссией отдали самому Мау, за Макаровым остался основной доклад. В итоге ведущие представители основных центров влияния достигли какого-никакого консенсуса. Проигнорировал только министр Максим Орешкин.
Мероприятие началось с заготовки: в 2018 году налоговой системе России исполняется двадцать лет. Мы начинали ее создавать, когда в стране не было ни налогового законодательства, ни налоговых органов, ни налогоплательщиков. Пройден огромный путь, и накоплен уникальный опыт создания налоговой системы с нуля в кратчайшие сроки. Многое достигнуто, но есть множество допущенных ошибок и проблем. Предстоит определить направление дальнейшего развития.
На обсуждение вынесены вопросы:
— можно ли модифицировать налоговую политику, чтобы стимулировать экономический рост без потерь для бюджета;
— глобализация и конкуренция юрисдикций: какой должен быть ответ на глобализацию: выработка изощренных механизмов противодействия минимизации налогообложения или снижение налоговой нагрузки как способ повышения привлекательности юрисдикции;
— интеграция механизмов администрирования и регулирования различных фискальных платежей, нужен ли единый кодекс и единый администратор;
— как найти оптимальный баланс между эффективностью для бизнеса и эффективностью для бюджетов, что делать с федеральными льготами по налогам, формирующим региональные бюджеты;
— судебная практика и налоговая политика, в каком направлении пойдет развитие налогового законодательства: установление принципов или детальная регламентация различных ситуаций.
После основного доклада Андрея Макарова выступили председатель Счетной палаты Татьяна Голикова, министр финансов Антон Силуанов, руководитель ФНС Михаил Мишустин, президент РСПП Александр Шохин, также несколько губернаторов.
Мау отметил представительность собрания и напомнил, что Макаров был среди авторов части первой Налогового кодекса. Было непросто согласиться на этот доклад. Интеллектуальное мужество на это решиться. Потому что на историю все ссылаются, но ее никто не знает.
Прошел крах государственных доходов, и систему надо было создавать заново. Слабое государство – это такое государство, которое не может гарантировать соответствие доходов расходам. Следствие любой революции, одним обещаете, что заплатите, другим — что не будете брать деньги. Налоговая система — это ответ на то, в какой степени государство является федеративным, не декларативно, а по сути. Что такое налоговая система, когда все больше людей становится фрилансерами? Должен ли платить налоги искусственный интеллект? Нам надо ответить на вопрос, федеративное государство или унитарное.
Искусственный интеллект будет платить налоги в биткоинах, весело подхватил Макаров. Однако сегодня ему как-то не очень шутилось. В поисках докладчика пожертвовали тем, кого наименее жалко.
Основной тезис того, кого не жалко, прост: ни одно государство не может заставить человека платить налоги больше, чем он хочет. Принцип ощипывания гуся: максимум пуха при минимуме писка. Опыт был практически с нуля, и было много ошибок. Не было ни налогового законодательства, ни налоговых органов, ни налогоплательщиков. Налоговая система была коррумпированная, и, казалось, навсегда. Оказалось достаточным окрика президента.
Сейчас налоговая система лучшая в мире, утверждал Макаров. И сам же нагнал сомнений. Почти тысяча законов, которые вносили изменения в Налоговый кодекс. Когда правительство не может ввести налог, но очень хочется, пишет «в порядке определяемом правительством». У нас Налоговый кодекс перестал быть законом прямого действия. Налоговая система, двигатель налоговой системы, отдать им, пусть формирует практику. Но тогда должна быть защита судебной системы. Судебную систему надо менять в любом случае. На сегодняшний день налоговая система России неконкурентоспособна. Что касается налоговой нагрузки, то она растет. Идея написать закон о неналоговых платежах сродни идее двух тысяч показателей выполнения государственных программ. Налоговые платежи должны быть в Налоговом кодексе. Как придумать права регионов и муниципалитетов, только, не дай бог, не дать им никаких прав. Они все равно будут добирать с бизнеса, напишем мы это или не напишем.
Авторы идеи повышения расходов на образование и здравоохранение понимают, что ни один разумный человек спорить не будет. Поэтому вопрос надо ставить так: готовы вы платить больше, если образование и здравоохранение останутся на прежнем уровне? Мы по-прежнему пытаемся решить проблемы количеством денег. Вместо эффективности трат денег мы говорим, что нам их нужно больше.
У нас нагрузка на труд почти в два раза больше окружающих стран. Медстрах и соцстрах чистый налог. Единый социальный налог позволит понимать, какая будет пенсия.
Среди прочего Макаров выступил за введение налога на потребление и поддержал курортный сбор. Он глубоко убежден, что плоская шкала является главным достижением налоговой системы.
Силуанов согласился с Макаровым в том, что налоговая система — это всегда договор с обществом. При этом напомнил, что Россия имеет ядерный потенциал и это требует денег. Социальные обязательства выше, чем в советское время по ряду позиций. В правительстве не предполагается увеличение налоговой нагрузки. Улучшение администрирования принесло 1% ВВП, это триллион рублей. Расходы нам действительно нужны, ресурс роста, человеческий капитал. Большая нагрузка на бизнес в одних только страховых взносах, за рубежом такого нет. Здесь есть возможность поработать.
Минфин не предлагает увеличить налоговую нагрузку, но сделать налоговую систему конкурентной. Она должна быть простой и понятной, не допускать неуплаты налогов. Под амнистию капиталов собрано всего 7200 деклараций. Рассчитывали на большее. До конца года продлили освобождение от налогов при закрытии бизнеса за рубежом.
Уровень харизмы председателя комитета не подвергается сомнения. Бизнес должен бегать не за льготами. Боится не боится, чем больше разговоров, битый небитого везет. Добросовестный будет платить за серую зону.
Мау. Продолжить разговор по объединению фондов.
Татьяна Голикова накануне ратовала за интеграцию трех внебюджетных фондов, сегодня говорила об этом с осторожностью. Сделала упор не на само налоговое законодательство, а на сопредельное. Потенциал роста собираемости налоговых платежей в условиях действующего налогового законодательства не исчерпан, он связан с имущественными налогами и налогами на недвижимость. Мы видим достаточно большое количество земельных участков и недвижимого имущества, которые не прошли процедуру регистрации, соответственно, налоги с них взиматься не могут. Это потери в первую очередь консолидированных бюджетов субъектов РФ. Здесь менять нужно не налоговую систему, нужно менять процедуру регистрации и подход к ней.
Голикова напомнила, что в теневом секторе российской экономики задействовано 14 млн человек. Попытки легализовать индивидуальную занятость ничем не закончились. На 1 декабря в информационной системе налоговой службы зарегистрировалось всего 813 человек. Значит, люди не верят в налоговые перемены или срок, который установлен, слишком мал для того, чтобы они принимали решение о легализации.
По словам Голиковой, введение балльной системы в российской пенсионной системе нивелировало ее страховые принципы. И у населения, и у экспертов нет понимания, какую систему в социальном страховании мы строим, какой должна быть нагрузка на фонд оплаты труда, которую уплачивает работодатель, и должен ли работник участвовать в формировании своих будущих пенсионных прав. Есть большое сомнение, что работник будет осуществлять соплатеж, потому что ему непонятно, сколько заплатил за него работодатель.
Прежде чем менять налоговое законодательство, понять для себя, какую структуру экономики мы строим и какие рабочие места создаем, подчеркнула Голикова. Классического бюджетного федерализма нет ни в налогах, ни в расходах.
На вопрос Мау — чем недоволен и что бы хотел глава ФНС? – Мишустин назвал грязные данные.
Сергея Шохина беспокоит больше всего возвращение к налоговому маневру. Это должно быть сделано очень быстро до конца весенней сессии. Значит, РСПП будет отрезан от принятия решений и нас обрадуют. Или налоговые законы будут приняты, как всегда, в сентябре-октябре. Налог должен быть прямого действия.
Непредсказуемость не нравится и предпринимателям и губернаторам. За день президент подписал 16 налоговых законов, за месяц узнали об изменениях. 94 отсылки к актам налоговой службы. Фактически вернулись к 90-м годам. Непонятна ситуация с движимым имуществом, облагается или нет. Стабильность не надо подменять консервацией проблем.
Макаров поправил: за осеннюю сессию принято 34 налоговых закона. Налоговый закон должен быть внесен за месяц до бюджета. Если не внесен до 1 сентября, следующий год не может работать. В течение года терзаем одну и ту же статью Налогового кодекса.
Под давлением аргументов Силуанов обещал следующий шестилетний цикл постараться не менять. Мы не можем бесконечно обсуждать налоговые изменения и держать в напряжении бизнес.
Для примирения позиций Мау подчеркнул, что у нас институтов много, немного работающих. Налоговая система работающая, и это заслуга собравшихся.
Таким образом, итоги неутешительны, но они есть. И есть намерение создавать стабильно работающее государство. Симптоматично, что никого из иностранных гостей к этой дискуссии не приглашали. Это хороший признак. Плохой – совсем не говорили о грязи не только со стороны налогоплательщиков, но и самой налоговой службы. Один и тот же налог могут начислить пять раз, потому что ошибки поощряются. Вместе с ростом искусственной сложности документов получается террор. Причем не только в фискальной системе, но и во всем контроле и надзоре.

Лев МОСКОВКИН

Фото из открытых источников

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x