ИНКЛЮЗИЯ КАК ОНА ЕСТЬ

«Инклюзия в РФ заявлена, закон принят, но она не работает» — к такому мнению пришли представители общественных организаций, принявшие участие в пресс-конференции, посвященной отмечаемому 21 марта Всемирному дню человека с синдромом Дауна.

Чтобы начать решать проблемы полноценной социализации этих людей с особенностями развития, необходимо, по мнению директора Благотворительного фонда «Даунсайд Ап» Анны Португаловой, хотя бы оперировать точными цифрами: «Сколько в России людей с синдромом Дауна — на этот вопрос нет ответа. Должен быть персонифицированный учет таких семей, чтобы каждому можно было оказать помощь».

Причем чем раньше начнет оказываться эта помощь, тем лучше. Между тем по статистике 41% родителей с детьми от 1 до 3 лет не посещают никаких специалистов, а значит — упускается возможность правильного развития ребенка, коррекции поведения в раннем возрасте. Лишь 61% детей в возрасте от 3 до 8 лет с синдромом Дауна в РФ ходят в детский сад; 9% не посещают никаких образовательных учреждений.

Но даже те, кто посещает школы и колледжи, выйдя оттуда, зачастую не могут найти себе применения и жить самостоятельно.

«Самостоятельная жизнь и поддерживаемое проживание — это единичные случаи. Мы создали инклюзию, но не создали условий, чтобы она работала. Например, есть положительный момент: школа по месту жительства обязана принять ребенка с синдромом Дауна. Но соответствующих условий в школах не создано. Ведь инклюзия предполагает не только поступление, но и готовность школы принять детей, то есть наличие квалифицированных педагогов, тьюторов, приспособленных программ. Из-за того, что этого нет, многие дети вынуждены переходить на домашнее обучение», — констатирует Анна Португалова.

В результате, по словам актрисы театра и кино, соучредителя благотворительного фонда «Я — есть!» Ксении Алферовой, после 18-ти лет эти молодые люди оказываются в психоневрологических интернатах на постоянном проживании: «Чтобы улучшить качество жизни таких людей, в первую очередь нужно менять отношение общества. Надо правильно рассказывать о них. Это ведь огромная категория — взрослые люди и дети, которые никому не нужны».

Конечно, в столице ситуация отличается от общероссийской в лучшую сторону, но и здесь есть свои проблемы. Как сообщила принявшая участие в пресс-конференции заместитель руководителя Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы Татьяна Полякова, в Москве сейчас проживают 500 человек с синдромом Дауна. Однако в это число входят лишь те, кто имеет московскую прописку, а по данным фонда «Даунсайд Ап», таких людей в Москве в 2 раза больше, между тем все оказываемые социальные и образовательные услуги «привязаны» к прописке.

«В последние годы в Москве сформирована такая новая форма как реабилитационно-образовательные учреждения. Это школы, которые перешли из ведения Департамента образования в нашу сеть, и мы постарались создать из них единое реабилитационно-образовательное пространство. У нас сейчас 8 таких школ. Там по специальным программам обучаются в том числе и детишки с синдромом Дауна», — сообщила Татьяна Полякова.

Возможно, в недалеком будущем это единое реабилитационно-образовательное пространство хотя бы в отдельно взятом городе поможет изменить ситуацию к лучшему. Однако пока даже здесь, по данным опросов, проводившихся сотрудниками фонда «Даунсайд Ап», 2% детей в возрасте от 8 до 12 лет и 11% в возрасте от 12 до 18 лет не ходят в школу и специалисты к ним на дом не приходят. С профориентаций, занятостью и поддерживаемым проживанием таких подростков в Москве, по словам Анны Португаловой, тоже положение плачевное: «Из 83 опрошенных семей только у 3 подростков есть настоящая профориентация. Половина из тех, кто закончил школу, сидят дома». В ответной реплике Татьяна Полякова заявила: «Конечно, не всё сразу получается, но важен позитивный настрой…»

Сергей ИШКОВ.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x