ПРО ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ФОНДЫ И ОРГАНИЧЕСКИЕ ПРОДУКТЫ

Заместителю председателя Комитета СФ по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Ирине Гехт – сенатору от Челябинской области — довелось проводить в четверг подряд два мероприятия по таким вопросам, в которых попытка докопаться до сути вскрывает что угодно, кроме сути.
Если только не считать сутью торговую войну и промышленную разведку в ее интересах. Надо сказать, первыми проиграли торговые войны те, кто их воплощал в жизнь, — система международных организаций. Сенатор Гехт полагает, что они только деньги собирают и вся система требует реформирования. Сначала в Совете Федерации под председательством Ирины Гехт прошло совещание «О ходе работы по формированию экологических фондов в РФ».
Согласно протоколу, отмечена актуальность создания и развития системы экологических фондов, как одного из приоритетных направлений в области обеспечения экологической безопасности. Поддержана позицию Министерства природных ресурсов и экологии о необходимости усиления механизма целевого использования средств от взимания платы за негативное воздействие на окружающую среду и других природоохранных платежей для реализации конкретных природоохранных мероприятий.
Вопрос целевого использования средств от природоохранных платежей прорабатывался Минприроды России неоднократно, в том числе и вопрос создания экологических фондов.
Не по протоколу, на словах обсуждение выявило больше протеста против лишних сборов, чем защиты экологии. Времена изменились, и люди начали различать вред локальный и глобальный, борьбу за чистоту окружающей среды и промышленную разведку с помощью так называемых «наилучших доступных технологий».
На планете есть две страны – наибольших загрязнителя, экономика и промышленность которых до такой степени нуждаются в реформировании, что это затрагивает интересы всех. Если США и Китай не подчиняются международному праву, почему это должна делать Россия, снабжая их сырьем и энергоносителями?
Участники совещания вспоминали, что в России экологические фонды успешно работали, а потом были враз ликвидированы. Их воссоздание все как бы поддерживают, предлагая спросить у Минфина. Тот говорит нет, и все, потупив глазки, расходятся.
Проблема в том, что после времени сладких воспоминаний борьбы за экологию бюджетный процесс в стране изменился и сейчас фонды закрыты от контроля. Деньги в них проваливаются. Параллельно вырос до взрывоопасного предела объем неналоговых платежей и сборов. В России под видом защиты экологии закрыли производства, продукцию которых приходится закупать по импорту с монопольными ценами.
Масла в огонь подлила представитель Минстроя Елена Солнцева, предложив ввести акциз на бытовую химию. Объем ее производства является коммерческой тайной, но косвенными путями узнали цифру 180 тыс. тонн. Значит, можно за счет повышения цены на двадцать рублей за килограмм собрать 18 миллиардов. Это подстегнет производство к замене на биоразлагающиеся ингредиенты.
Отвечая на вопросы, Солнцева пояснила, что речь идет не о всей бытовой химии, а о содержащихся в ней поверхностно-активных веществах. Дальше она поплыла, а вслед за ней и собеседники-оппоненты.
Собирать акциз с мыла и стирального порошка, может быть, и доходно, но народ не поймет. Ирина Гехт пояснила «МП», что можно не заморачиваться, вариант непроходной.
Вслед за экологическими фондами сенатор провела в пресс-центре «Парламентской газеты» круглый стол «Какие продукты признают органическими?».
На дискуссию о развитии рынка органической продукции в России собрались ее лоббисты, включая первый центр по сертификации. Корреспондента «МП» заверили, что если на продукте стоит значок сертификации органического продукта, то это значит, что в молоке нет антибиотиков, сыр или масло действительно из молока, мясо без гормонов и так далее.
На теме антибиотиков дискуссия сломалась, потому что один участник утверждал, что остаточных антибиотиков в молоке очень много, другой горячо призывал не верить ни первому, ни телевизору. Нечего пугать народ, что в магазинах все отрава.
Сухой остаток в двух тезисах, и оба печальны. Органическое производство требует постоянной селекции на устойчивость к вредителям. Далеко не все культуры можно выращивать без обработок. Органическое оно или нет, а восстанавливать собственную селекцию и семеноводство придется. Или Россия останется зависимой.
И вот тут заключен второй тезис. Другие страны, включая российское, окружение вовсю производят органическую еду. Как они это делают, другой вопрос, но преимущество получают. Россия может проиграть Украине, где уровень жизни катастрофически упал, но органическое земледелие есть.
Закончилось, как всегда, бесплодным спором вокруг ГМО, что поставило под сомнение все ранее прозвучавшее. Сенатору Ирине Гехт можно только посочувствовать, но она не одна в таком положении с обязательствами по заведомо невыполнимой миссии. Обе темы для того и придуманы, чтобы сдерживать такие страны, как Россия. Потому что Россия может делать все, причем все чистое и полезное.

Лев МОСКОВКИН.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x