30% СОБСТВЕННОГО СЕЛЬХОЗПРОИЗВОДСТВА – ПРИПИСКИ ИЛИ ОШИБКИ СТАТИСТИКИ

Как оказалось, данные Росстата о росте сельскохозяйственного производства за 17 лет далеко не соответствуют действительности. Специалисты не могут объяснить природу этого феномена.
Эксперты Российской академии народного хозяйства и государственной службы опровергли данные Росстата. Например, Федеральное агентство статистики оценивало рост сельхозпроизводства в 2010-17 годах в 1,773 триллиона рублей, а на самом деле показатель меньше почти на треть — 1,231 триллиона.
Сбор овощей и бахчевых культур ниже на 17,2%, фруктов и ягод на 8,2%, картофеля – на 35,9%. А за последние 17 лет сбор картофеля в России упал на 42%.
В общем и в целом – 30% приписок или ошибок.
«Таковы парадоксы отечественной статистики: Росстат 17 лет отчитывается о росте производства, но на 2017-й год оно оказывается в 1,6 раза ниже, чем в 2000 году», — комментирует Василий Узун, главный научный сотрудник Центра агропродовольственной политики Института прикладных экономических исследований.
Специалисты не могут объяснить природу этого феномена. Казалось бы, в условиях рыночной экономики руководителям хозяйств, владельцам агрофирм приписки невыгодны – они приведут к росту налогов и других платежей. На пустом месте, без соответствующей отдачи – платить налогов на 30% больше, чем положено? Это же разорение, банкротство. «Однако сохраняется такой интерес у руководителей более высокого ранга, — считает Василий Узун. — Областное руководство должно отчитаться о выполнении индикаторов госпрограммы, от этого зависит размер государственной поддержки».
Ведь после курса на импортозамещение надо рапортовать высшему руководству об успехах.
Но как совместить приписки на бумаге с реальными налогами – на 30% больше?
Возможно, руководители хозяйств, владельцы агрофирм не боятся роста налогов и социальных платежей из-за приписок. Они эти затраты (и с лихвой?) могут компенсировать завышением сдаточных и розничных цен. Напомню: на прошлогодних парламентских слушаниях в Совете Федерации, в комитете по аграрно-продовольственной политике, вице-президент агропромышленного комплекса «Мортадель» Эльвира Агурбаш говорила: «Когда я слышу о торговых наценках в 40-45 процентов, мне становится смешно. Торговая наценка на продукцию варьируется от 80 до 252 процентов!» (См. «Судьба законопроекта, или сколько стоит килограмм сосисок?», «Московская правда», 05.09.2017. https://mospravda.ru/2017/09/05/49089/)
То есть все перекладывается на потребителя, на нас.
Бравурные отчеты Росстата вызывают сомнение у любого, кто бывает хотя бы иногда в деревнях и селах России. Даже если человек и далек от сельского хозяйства. Картины красноречивы сами по себе. Осенью этого года я навещал родственников в Псковской области. Это 550-600 километров от Москвы. Обжитая округа, районный центр недалеко, везде проложены дороги, асфальтовые и грунтовые. Они отличные — с толстым, плотным песчаным покрытием, практически не уступают асфальту. А вдоль дорог – запустение, разруха.
Начиная с главного – с угнетающего безлюдья. В советские времена здесь была школа. И не простая, а в старинной, середины XIX века, помещичьей усадьбе — с парком в английском стиле, с газонами, системой прудов, искусственным холмом, дорожками, мраморными ступенями. Сейчас это мрачные дебри, заросшие диким, сорным мелколесьем, непроходимым кустарником, крапивой в рост человека. Школа заброшена. Вот какая она сейчас, и можно представить, какой была в 70-80-е годы.


О каком-либо сельскохозяйственном производстве нет и речи. От прежних амбаров, коровников, телятников остались одни остовы, зияющие провалы окон и ворот. Например, здесь был огромный свинокомплекс — на 4,5 тысячи (!) голов. При нем — кормоцех. Он так назывался в местном обиходе, а в действительности – небольшой кормозавод.
Такой комплекс – городок. С производственной и социальной инфраструктурой. Свинари и свинарки, зоотехники, ветеринары, рабочие и техники кормозавода, конторские служащие, их семьи… Никого и ничего сейчас нет.
А вдоль дороги отсюда до Петербурга – 400 километров — заброшенные, заросшие кустарником поля.
Глобальной задаче восстановления сельского хозяйства был посвящен национальный приоритетный (!) проект «Развитие агропромышленного комплекса на 2005-2011 годы». Отчета о том, куда ушли деньги («приоритетное финансирование») найти не удалось.
Сейчас действует «Государственная программа развития сельского хозяйства на 2013-2020 годы». Общий объем финансового обеспечения – 2,22 триллиона рублей. 75% уже потратили.
Каковы результаты?
С 2005-го по 2017-й включительно, за 13 лет действия «Программ развития АПК», количество крупного рогатого скота сократилось на 4,3 миллиона голов – на 18,7%.
Из них количество коров сократилось на 2,07 миллиона – на 20,1%.
Это – по сравнению с 2004-м. После триллионов рублей финансирования.
А если сравнить с 1986-87 годами, то количество крупного рогатого скота в России сократилось в 3,2 раза, из них коров – в 2,6 раза.
Откуда у нас мясо и молоко, картофель, овощи и все остальное изобилие в магазинах? Если судить по данным Росстата, то (после запрета на ввоз продовольствия из Норвегии, Канады, Австралии, США и стран Евросоюза) доля импорта продуктов питания в 2015 году составила 28%. В 2016-м – 23%. А в графе «2017 год» – пусто. Почему-то. Но приведены цифры за четыре квартала. Если сложить их и вывести среднее арифметическое — получится 22,9%.
Однако тут же, в других данных того же Росстата, сообщается, что в 2017 году мы закупили иностранного продовольствия на 5,1 миллиарда долларов больше, чем в 2015-м. И – на 6% больше, чем в 2016-м.
Как одни таблицы соотносятся с другими? Наверно, точно так же, как отчеты о росте сельхозпроизводства за 10 прошедших лет. С «приписками» или «ошибками» на 30%? Импорт из Америки и Евросоюза заменили импортом из других стран? «Картошка из Египта» и «Морковь из Израиля» уже становятся мемом – то есть символом определенного явления, единицей информации.
В ноябре премьер-министр Медведев заявил, что Россия превращается в современную аграрную державу, в сильного игрока на международном рынке продовольствия, а в декабре, в интервью пяти российским телеканалам, сказал: «Посмотрите, за последнее время каких результатов мы добились. Сельское хозяйство, которое все время в 90-е годы называли «черной дырой», сейчас кормит всю нашу страну».
Он получает информацию из Росстата.
ПОСТСКРИПТУМ. 24 декабря премьер-министр освободил от должности директора Росстата. То ли за приписки, то ли, как говорят злые языки – за то, что плохо скрыл приписки. В контексте скандалов вспоминается старый русский мем, пришедший к нам еще с библейских времен: «козел отпущения».

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x