САМЫЙ МАЛЕНЬКИЙ ПОДВИГ

Продолжаем серию очерков Эрика Котляра «Маленькие кузнецы большой победы».

Хорошая подобралась группа, работящая. Но особо мастер опекал Ваню Козловского, маленького четырнадцатилетнего мальчика с грустными глазами. Ваня когда-то учился в Киеве. Тоже в ремесленном. Но когда немцы подходили к городу, вместе с другими жителями ушел к своим. Долгая была дорога-то. Пробирались по балочкам да по рощицам, прятаться приходилось и днем и ночью. Чего он навидался по пути, о том молчит. Сурово смотрит. Не улыбается.

Под Киевом у Вани остались брат и сестра. Что с ними стало — неизвестно. Может, это и стало причиной его отрешения от забав товарищей, зато в работе Ваня был серьезнее других, собраннее, внимательнее. Только ростом не вышел Ваня. Никак до станка ему не дотянуться. На первом уроке в новом училище виновато посмотрел на мастера и молчит. Мастер обнял малыша за плечи:
— Ну что, хлопчик, не достаешь? Ничего, беду поправим! — И приставил к станку ящик. — Вставай сюда, хлопчик.
Большой, теплой ладонью погладил Ваню по голове, тот благодарно поднял на мастера выразительные глаза. И понял мастер, как нуждается этот осиротевший ребенок в заботливом чутком слове. С тех пор началась их дружба. На отеческую заботу мастера Ваня отвечал трогательной, нежной привязанностью. Чтобы не огорчать мастера, он старался не пропустить ни одного его слова. Прилежность Вани скоро дала результаты — выход брака на его станке прекратился полностью, а выработка неуклонно росла. В мастерские мальчик приходил первым, а покидал их, когда в цехе, тускло освещенном желтой лампочкой, появлялась фигура ночного сторожа.

Однажды среди учащихся пронесся слух, что мастерской поручен необычный заказ. Секретный. Надо было выточить множество различных деталей для какой-то машины. Весь день только и говорили, что один известный Герой Социалистического Труда придумал что-то такое, что фашистам не поздоровится. А Ваня, как обычно, был тих и серьезен. Ему виделся родной Киев. Что может спасти город? Чем помочь? Новый заказ окрылил его! Он и раньше неохотно покидал рабочее место, а теперь его невозможно было выпроводить из мастерской. Никогда еще он не работал с такой увлеченностью.

Держа уже изготовленные детали, он представлял, как необыкновенная и справедливая машина мстит за его горе и горе тысяч других детей! И эту машину надо как можно скорее изготовить и отправить на фронт! И Ваня не жалел сил, только тогда отрываясь, когда подходил мастер и внимательно смотрел на его ловкие руки, которым послушно повиновался мощный станок. Мастер одобрительно улыбался, а Ваня, насупив брови, вновь углублялся в свою работу.

В мастерской прошел слух, что принимать работу будет сам изобретатель. Ребята с трепетом ждали встречи. Ваня тоже волновался. Его радовало, что училище успешно выполнило ответственное задание. Как-то утром, когда Ваня, по обыкновению взобравшись на ящик, внимательно следил за рокочущим станком, в мастерскую вошли несколько человек. Среди них он сразу узнал начальника мастерских, рядом с ним шел молодой человек в темной полувоенной форме. Ваня с любопытством украдкой поглядывал на вошедших. И вдруг начальник мастерских подошел в Ваниному станку:
— Знакомьтесь, наш лучший станочник! При выполнении заказа достиг стахановских результатов.

Ваня отключил станок, спрыгнул с ящика и, потупившись, встал перед ними — маленький, смущенный.
Человек в темной форме разглядывал его с нескрываемым удивлением. Ему и раньше рассказывали о замечательном производственнике — Иване Козловском, но он представлял его усатым рабочим, в годах.  А тут мальчик, ростом чуть выше его колен.
— Какой у тебя стаж? — улыбаясь, спросил изобретатель.
— Да вот как пошел в 1940 году в училище, с тех пор и работаю, — зардевшись, ответил Ваня и из-под густых ресниц сверкнул сияющими глазами.
— А в училище пошел после какого класса?
— Шесть окончил.
— С Украины? — догадался изобретатель, прислушиваясь к мягкому Ваниному выговору.
— В Киеве жил. Там и учился.
— И хорошо учился?
— Хорошо. Премии давали, книг много подарили! Целую библиотеку. Все у немцев осталось! — горько вздохнул Ваня. — Особенно жаль Жюля Верна и Гайдара.
— Ясно. Не грусти, что-нибудь придумаем, — широко улыбнулся изобретатель, и Ванины губы как-то сами собой в ответ расплылись в счастливой улыбке.

Изобретатель подозвал мастера, и они о чем-то заговорили, поглядывая в Ванину сторону. Но Ваня уже забрался на ящик и полностью ушел в работу.

В день, когда заказ успешно сдали, мастер подошел к Ване и позвал его с собой.
— Куда? — удивился Ваня.
— К директору. Вызывает.
Ваню от волнения бил озноб. Вызывают. К директору. Зачем?

В кабинете было много народа. Но Ваню пропустили вперед.
— Здравствуйте, товарищи! Я собрал вас затем, чтобы поблагодарить от имени наркома за отличную работу. Заодно поздравляю собравшихся здесь с правительственными наградами. — Директор каждому пожал руку. Когда очередь дошла до Вани, директору пришлось нагнуться, чтобы взять мальчика за руку.
— Я? Мне? Как же это?! — растерялся Ваня.
— А ты, товарищ Иван Козловский, за ударную работу награжден медалью «За трудовое отличие».

Награды вручали в большом заводском зале. Ване торжественно вручили изящную коробочку, на атласной подкладке которой сверкала серебром медаль. Раздались аплодисменты, и Ваня почувствовал, что его уши стали ярче, чем атласная подкладка. От волнения не зная куда себя деть, он еле дошел до своего места, и к нему тут же со всех сторон потянулись ребята:
— Покажи! Ну дай посмотреть!
Мастер обнял Ваню, и мальчика переполнило счастье. Мастер бережно взял медаль и приколол ее к Ваниной гимнастерке.
— Ответное слово предоставляется учащемуся ремесленного училища Ивану Козловскому! — прогремело в динамике. Мастер подтолкнул Ваню — иди. И Ваня опять пошел к трибуне, топая тяжелыми кирзовыми ботинками. Медаль звенела на груди, и Ване казалось, что она оторвется и потеряется. Он все время косился себе на грудь — на месте ли она? Когда подошел к микрофону, в зале наступила тишина. Ваня прокашлялся и заговорил. Его высокий, срывающийся по-детски голосок долетал до самых дальних рядов. Взрослые рабочие слушали его внимательно, серьезно. А Ваня говорил, что будет работать еще больше и лучше, именно этого от него и его товарищей требует Родина.

Время показало, что слова Ивана Козловского не брошены на ветер. Архив донес до наших дней рапорт трудового Урала о досрочном выполнении фронтовых заказов. В числе почетных лиц, подписавших этот документ, был Ваня Козловский.
Через полгода после описанных событий в училище на имя Вани пришла посылка из Москвы. В ней оказалось много замечательных книг. Среди них — произведения Аркадия Гайдара, Жюля Верна и роман Новикова-Прибоя «Цусима».

Эрик Котляр.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x