«КАРТЕЛИ – ЭТО КРАСИВО НАЗВАННОЕ ВОРОВСТВО»

В этом убежден заместитель руководителя ФАС России Андрей Цариковский: по его словам, из-за негативного влияния картелей российская экономика ежегодно теряет от 0,5% до 2,4 % ВВП.

«Даже 1% нашего ВВП – это сотни миллиардов рублей, которые могли бы быть использованы сейчас, в период пандемии, гораздо лучше: на поддержку экономики, на сохранение жизненного уровня нашего населения. (…) Если раньше самой большой бедой для России было два «Д» – дураки и дороги, то сейчас, по-моему, ситуация сменилась на два «К»: картели и коррупцию. Картели и коррупция для экономики приносят колоссальный ущерб», — подчеркнул Андрей Цариковский в ходе пресс-конференции в МИА «Россия сегодня», темой которой стал уровень латентности картелей, их доход и оценка причиняемого ущерба.

«Ущерб громадный. Если говорить о том, сколько обычные россияне теряют из-за картелей, то, на наш взгляд, оплачивая товары и услуги, около 11% своих средств мы теряем из-за картелей. Экономика Российской Федерации теряет более 2 трлн. рублей в год. Мы видим, что от картелей у нас очень страдают строительный комплекс, здравоохранение, образование, ЖКХ», — сообщил заместитель руководителя ФАС.

При этом, по его словам, российское бизнес-сообщество очень терпимо относится к этому виду незаконной деятельности. Как показал опрос, проведенный ФАС в рамках первого экономического и криминологического исследования картелей и иных антиконкурентных соглашений, лишь 15-20% респондентов готовы жаловаться на эти правонарушения. 60% менеджеров компаний считают допустимыми договоренности о ценах с другими участниками рынка.
Ранее, по словам заместителя руководителя ФАС, «практически не было картелей, которые бы получили своё уголовное наказание, сейчас появились первые дела по картелям, по которым были бы вынесены приговоры и подсудимые получили бы реальные сроки».

О нескольких наиболее громких и характерных из этих дел рассказал другой участник пресс-конференции, начальник Управления по борьбе с картелями ФАС России Андрей Тенишев:

«Например, в Мурманской области наше Управление выявило крупный картель, связанный с утилизацией отходов (он, кстати, был одним из первых в России с использованием аукционных роботов). Буквально сразу после этого экономия бюджетных средств на госзакупках вдвое выросла. (…) В Чукотском автономном округе было проведено 2 больших дела (сговор при закупке самолетов и по поставкам нефтепродуктов), и на следующий год экономия на торгах выросла вдвое».

Правда, как отметил Андрей Тенишев, этот эффект «оздоровления рыночных механизмов» длится недолго (около года), а потом постепенно всё опять начинает возвращаться «на круги своя»: процент экономии бюджетных средств становится всё ниже и ниже:

«Та же история была и с республикой Хакасия. Там в 2016 году был выявлен крупный медицинский картель. По материалам Управления ФСБ было возбуждено крупное уголовное дело, которое закончилось приговором с лишением свободы. На следующий год экономия выросла вдвое, потом – еще выше, но, к сожалению, сейчас мы опять видим тенденцию по снижению уровня экономии на закупках».

Самый яркий пример, по его словам, это кейс по Новосибирской области:

«Мы пока еще не замеряли там эффекты по экономии. Но наверняка они такого же порядка. В федеральном Медицинском центре им. Мешалкина наш территориальный орган возбудил 5 антимонопольных дел: это были и картели на закупках этого федерального центра, и сговоры этих картелей с государственными заказчиками. Доход этих картелей оценивается в сумму около 6 млрд. рублей. Одно из возбужденных дел уже ушло в суд и закончилось приговором».

По словам Андрея Тенишева, подобных случаев ФАС России ежегодно выявляет десятки и сотни. Однако пандемия коронавируса и в эту статистику внесла свои коррективы: за 6 месяцев 2020 года количество возбужденных ФАС дел снизилось в целом на 43,6%, по картельным сговорам – на 35%. Что, скорее всего, объясняется общим падением уровня экономической активности в стране, ну и, конечно, превентивными мерами самой ФАС России.

Сергей ИШКОВ