ПРОБЛЕМЫ ДОНОРСТВА В УСЛОВИЯХ ПАНДЕМИИ

Несмотря на то, что в условиях пандемии было очень трудно, обеспечение компонентами донорской крови пациентов медицинских организаций удавалось поддерживать за счет резервов крио-банка, но они не бесконечны.

Об этом сообщила главный врач Московской областной станции переливания крови Мария Аппалуп, выступая на коммуникационной площадке «Донорство крови и COVID-19. Ресурсы поддержки донорского движения», проведенной Общественной палатой РФ:

«В Московской области мы с огромным трудом поддерживаем обеспечение. Но резервы крио-банка тоже не бесконечны, и если мы хотим обеспечить пациентов, то, конечно, нужно опять наращивать донорскую активность».

О ситуации в столице участникам мероприятия рассказала Ольга Майорова — главный врач «лидера по заготовке крови в Москве» — Центра крови им. О. К. Гаврилова:

«Конечно, пандемия нас всех застала врасплох. (…) Огромную негативную роль сыграл локдаун и перевод на дистанционное обучение. Это был очень тяжелый период. Но тогда, в период февраля-марта и начала апреля, мы видели и определенное снижение потребности в компонентах крови, поскольку плановая помощь была серьезно урезана в городе. А если смотреть на время после мая, то фактически тенденции по общему количеству донаций в сравнении с прошлым годом одни и те же. По донациям «цельный крови», конечно, был провал в периоды нашей ранее активной выездной деятельности в вузах. Да, мы не прекратили выезды полностью, но именно студенческое донорство провалилось «в ноль». Среди наших партнеров остались зрелые люди».

По ее словам, единственным исключением стал Второй медицинский институт. Очень сильно в этом году в связи с ограничениями, введенными из-за пандемии, «просели» выездные акции по забору крови.

«Среди постоянных партнеров остались Метрополитен и ряд учреждений, которые не прекращали работу в период пандемии. А вузовская деятельность просела колоссальным образом. Это видно и сейчас. Если обычно в октябре отмечался огромный рост количества донаций на выезде, то в этом году всё выглядит весьма скромно. Конечно, нам очень не хватает волонтеров студенческого донорства», — говорит Ольга Майорова.

Однако, как подчеркнула Ольга Майорова, постепенно донорское движение в Москве начало восстанавливаться: по донациям плазмы рост начался с августа; количество донаций тромбоцитов сейчас даже больше, чем в 2019 году.

«Нам было очень интересно понять, кто же к нам все-таки пришел в период пандемии: это доноры наши «кадровые» или кто-то услышал призыв вновь. И мы увидели, что, начиная с мая, отмечался большой рост первичных доноров, то есть, это те люди, которые поняли, что волонтёрство и помощь близкому – это не просто слова. Мы надеемся, что хотя бы часть из этих первичных доноров станет «кадровыми». (…)

Мы увидели, что в этом году в Москве значительно сократилось количество безвозмездных доноров. А вот люди, которые за свою кровь пользуются мерами определенной социальной поддержки, они практически все остались с нами. Да, было снижение в марте-апреле, а если посмотреть по последующим месяцам, начиная с мая, то все эти доноры остались с нами. Платными являются доноры тромбоцитов: по ним было небольшое проседание в летние месяцы. Сейчас их количество увеличилось и даже перекрыло показатели прошлого года», — сообщила главный врач Центра крови им. О. К. Гаврилова.

Говоря о том, в какой крови Москва особенно остро нуждается, Ольга Майорова отметила:

«При том, что II группа остается самой распространенной в популяции России, тем не менее, в возрастном разрезе есть определенные сдвиги: у II группы больше реципиентов, но значительно меньше доноров. Разница по потребности и заготовке по II группе в некоторые месяцы достигает 10%. Сейчас мы видим увеличение в когорте доноров III группы и, как ни странно, IV (раньше она считалась редкой. – С. И.). Поэтому мы всегда с нетерпением ждем доноров II группы. Заготовка II группы во всех регионах страны становится проблемой, потому что реципиентов с этой группой крови больше чем доноров».

Как уточнил главный трансфузиолог г. Москвы Андрей Булатов, потребность столицы в донорской крови в среднем составляет чуть более 140 тонн ежегодно, и она позволяет оказать помощь чуть более 200 тыс. пациентов каждый год:

«Москва полностью обеспечена необходимыми компонентами крови с 2012 года. Город полностью находится на самообеспечении. (…) У нас есть крио-банки, которые позволяют в каких-то сложных ситуациях, в первую очередь, в условиях пандемии, обеспечивать в каких-то случаях, может быть, сиюминутную нехватку доноров. Крио-банки – это временное хранилище, которое позволяет растянуть наши ресурсы, но их всё равно нужно восполнять».

Андрей Булатов рассказал и о том, как менялась ситуация с донорской кровью в столице в условиях пандемии:

«Изначально, когда мы с этим столкнулись, ожидалось, что будет какое-то снижение потребления, ведь многие хирурги стали временными инфекционистами. Кроме того, по первой информации от зарубежных коллег, которые столкнулись с пандемией раньше нас, коронавирусная инфекция не требовала какой-то дополнительной трансфузионной терапии. Это был довольно короткий промежуток времени: отход «первой волны» тут же активизировал полноценную хирургическую помощь, и надо признать, что в настоящее время потребность в городе практически, полноценная. Это налагает на «Службу крови» те же задачи, которые были в допандемийное, спокойное время, и решить эти задачи без доноров невозможно».

Сергей ИШКОВ.

Фото предоставлены организаторами мероприятия.