СЕМЬЯ ПОД УГРОЗОЙ

Международного права на аборт не существует. За 30 лет Россия потеряла более 20 млн человек, к 2030 году потеряет еще 30 млн.

Заместитель председателя Государственной Думы Петр Толстой заявил, что Россия должна присоединиться к декларации Женевского консенсуса о содействии здоровью женщин и благополучию семьи, а также разработать и принять национальную Конвенцию о защите семьи.

Декларацию Женевского консенсуса о содействии здоровью женщин и благополучию семьи подписали более 30 стран мира, в том числе США. В документе, в частности, подчеркиваются равные права мужчин и женщин, а также говорится, что «международного права на аборт не существует».

С предложениями по Конвенции Петр Толстой выступил в ходе научно-практической конференции «Правовые и законодательные аспекты поддержки семей и семейных ценностей в РФ».

«Реализация всего комплекса мер, направленных на стимулирование рождаемости и поддержку института семьи в целом, должна быть прерогативой государства. Ни один вопрос не может быть отдан на откуп регионам и чиновникам, не понимающим принципиальную важность проведения грамотной демографической политики. Считаю необходимым принять национальную конвенцию о защите семьи на уровне государства: нам нужен единый документ, который объединит базовые законодательные акты, направленные на защиту семьи, материнства и детства. Кроме того, Россия должна присоединиться к Женевскому консенсусу, в котором утверждается, что аборт не является средством планирования семьи, а семья – основа государства. Думаю, что мы это сделаем», – сказал Толстой.

Сложившаяся в России демографичес­кая ситуация не предусматривает естественного роста населения. Начиная с 2018 года снижение рождаемости стало рекордным. При этом 49% граждан России готовы родить ребенка при условии поддержки со стороны государства, еще 40% считают оптимальным иметь двоих детей, а 28% – троих.

Петр Толстой считает, что семья, в которой рождаются дети, должна становиться не беднее, как это происходит сегодня, а богаче, должна чувствовать уверенность.

«Я в корне не согласен с нынешней практикой делегирования ответственности за реализацию демографической политики, за поддержку многодетных семей в регионы. Со своей задачей они не всегда могут справиться в силу разницы в возможностях, а на федеральном уровне нет единого регулирующего и контролирующего органа, ответственного за этот вопрос. Коллективная ответственность разных ведомств означает лишь то, что никто ни за что не отвечает. Политика, направленная на повышение рождаемости, должна находиться под полным контролем федерального центра, потому что сегодня это вопрос национальной безопасности», – такова политическая установка зампреда Думы в части семейно-демографической политики.

Он считает, что решать назревшие демографические проблемы нужно с помощью изменения самих подходов и инструментов, чтобы стимулировать рост рождаемости внутри страны. А не за счет мигрантов, как это предлагают некоторые.

Для исправления демографической ситуации необходимо принять ряд мер. К ним Толстой отнес увеличение выплат пособий семьям с детьми, включение периода ухода за ребенком в трудовой стаж, обеспечение доступности детсадов, усиление защиты детей в Интернете и борьба с деструктивным контентом. Материнский капитал должен быть прогрессивным.

Петр Толстой также призвал пересмотреть использование инструментов «ювенальной юстиции».

Очевидные для депутата понятия на самом деле требуют пояснения. Мем «ювенальной юстиции» или в сокращенном виде ЮЮ не является термином, потому что обозначает не какой-то особый вариант юстиции. Это глобальная технология разрушения семьи для выполнения нацистской задачи сокращения лишнего населения.

Детская юстиция с особыми судами и компетенцией по подростковой преступности действительно существовала в Российской империи перед революцией.
Кризис семьи развивался в мире практически весь девятнадцатый век и к моменту революции в России достиг такого уровня, что некоторые источники того времени назвали его причиной революционных событий начала двадцатого века.

После революции новая власть столкнулась с проблемами хаоса имущественных прав, половых отношений и огромного количества беспризорников в итоге интервенции, Гражданской войны и разрухи.

В отличие от событий веком позже, которые прошли на наших глазах, в прошлом интервенция осуществлялась в натуральном виде вооруженной агрессии. Разработать и принять гражданское и семейное законодательство внешние силы не помешали, причем сразу в кодифицированной форме.

Советская власть в России пошла путем изоляции от западного мира не по своей воле, за что позже ее же и обвиняли. Поэтому к моменту развала Союза советские люди подошли с практически нулевыми знаниями о развитии на Западе неофашистских программ регулирования рождаемости, общественном движении против детей и семьи, программах негативной евгеники с принудительной хирургической стерилизацией людей. Также о финансовой Бреттон-Вудской системе и о том, что в США лидирующую роль в определении развития общества играет вовсе не государство.

В итоге страны социалистического лагеря после демонтажа «железного занавеса» получили все прелести неофашизма в привлекательной упаковке «западных ценностей». Люди с ущербным идеологическим воспитанием советского разлива не ведали даже о том, что «холодную войну» начала не Москва, а Вашингтон, причем в итоге прямого обращения к США бывшего британского премьера Уинстона Черчилля в форме Фултонской речи.

Дата 5 марта вошла в историю дважды. В этот день 75 лет назад частное лицо Черчилль выступил в Фултоне с программной установкой развития будущего глобального мира. В этот же день спустя семь лет, то есть 68 лет назад, советскому народу сообщили о смерти Сталина. Тем был обозначен перелом государственной политики от авторитаризма к либерализму.

Всего за полгода из души народа ушел страх с ощущением сакральности одного человека в государстве.

Движение истории не было ровным, скорее напоминало разбитую телегу на размытой и ухабистой дороге. К моему удивлению современные поколения не способны оценить адекватно не только сталинский период, но и позднесоветский. Не помнят его позитивный смысл новаций, в том числе кампании «Берегите мужчин!»

Ампутация исторической памяти привела к тому, что для кого-то СССР развалился в начале семидесятых, а кто-то прожил в розовых очках до 2020 года.
Зампред Думы Петр Толстой, выпускник журфака МГУ с красным дипломом и опытный телеведущий Первого канала, доставляет мне смешанные чувства. Причина не в его речах и поступках на Охотном ряду, в вузах Москвы или в Страсбурге. Предложения Толстого не имеют альтернативы. Сам факт, что они встречают параноидальную реакцию и блокировку в сетях говорит о том, что реализованы они быть не могут и мир обречен.

Накануне обращения Толстого по теме семейно-демографической политики госсекретарь США Энтони Блинкен представил концепцию глобальной политики.
Программные моменты концепции Блинкена-Байдена опубликовала The Financial Times. Суть в одной фразе: «We will not promote democracy through costly military interventions or by attempting to overthrow authoritarian regimes by force. We have tried these tactics in the past. However well intentioned, they haven’t worked».

«Мы не будем продвигать демократию посредством дорогостоящих военных интервенций или попыток свергнуть авторитарные режимы силой. Мы уже пробовали эту тактику в прошлом. Какими бы благими намерениями они ни руководствовались, они не сработали», – прямой перевод остался не понят ни в США, ни в РФ. Резонанс был большой и все налево по колеям мифов.

Я знаю только одного человека, способного адекватно переводить такие вещи на понятный язык – депутат Вячеслав Никонов. Он объяснил Думе еще до выступления Блинкена, почему рекордные военные расходы США неэффективны.

Фактически США устами своего госсекретаря декларировали в качестве магистрального курс, начатый этой страной еще до интервенции в Советскую Россию.
Никто ничего никогда не скрывал. Суть указана в названии раскрученной на уровне британского национального проекта книги Чарльза Дарвина 1859 года «On the Origin of Species by Means of Natural Selection, or the Preservation of Favoured Races in the Struggle for Life».

Формула «Переживание наиболее приспособленных путем естественного отбора» родилась в русском переводе Климента Тимирязева. Прямой перевод совсем другой: «О происхождении видов путем естественного отбора или о сохранении привилегированных рас в борьбе за жизнь».

Привилегированной расой до 1946 года были англосаксы Британских островов. Затем согласно просьбе Черчилля в Фултоне их дериват в Новом свете WASP забрал эстафету себе. К этому времени США уже взяли на вооружение технологии практического фашизма и Британии и Третьего рейха, намного опередив оба источника в эффективности.

Из набора антидемографических технологий Толстой упомянул только ЮЮ как самую распространенную в мире. Таких технологий десятки. В комплекте с ЮЮ на втором месте идет проект СБН через Центр «Насилию.нет» Анны Ривиной. Мин­юст РФ признал его иностранным агентом и журнал Time вынес фото Ривиной на обложку. Она счастлива.

Цель Толстого состоит в формулировке текущей задачи, не нарушая двух принципов самостоятельной национальной политики.
Первый принцип: нельзя уступать.

Второй: опровержения не являются самостоятельной политикой и не позволяют достигать позитивных целей.

«Эхо Москвы» в тот же день приступило к предвыборной агитации, продвигая фигуру против Петра Толстого. Два дня назад СФ принял закон с повышением штрафов за агитацию вне агитационного периода и тем придал агитаторам дополнительную мотивацию.

Лев Московкин