«С художника спросится» на Симоновской сцене Вахтанговского театра

«Ушел наш учитель», — писал Евгений Богратионович Вахтангов своим ученикам в 1916 году. Новый спектакль вахтанговского театра посвящен Леопольду Сулержицкому. Своим учителем Сулержицкого называли многие вахтанговцы и мхатовцы. В общении с ним нуждались Лев Толстой, Антон Чехов, Максим Горький. Леопольд Антонович – прародитель и  системы Станиславского и самой  Вахтанговской студии.

Представитель третьего поколения театральной семьи  —  Ася Князева поставила  документальный спектакль на Симоновской сцене легендарного театра, переживающего вековой юбилей, по сценической композиции Елены Дунаевой. За основу постановки взяты  письма и воспоминания Сулержицкого и его современников.

«Чтобы рассказывать эту историю, рассказывать об этих людях, ты должен очень хорошо знать, понимать все, даже нюансы, которых нет в спектакле. Но без знания этих историй, мы бы не могли рассказать историю», — так  рассказала молодой режиссер о работе над спектаклем, потребобовавшей «глубокого погружения в материал».

А доносят до зрителя историю о Сулержицком цанни —  герои знакового спектакля Вахтангова «Принцесса Турандот». И у вахтанговских актеров это получается практически идеально:  легко, весело, талантливо, без пафоса и новомодных трактовок. О вкладе Сулержицкого в историю театра, о  дружбе с Толстым, Чеховым, Горьким, о Московском художественном  театре, о работе со Станиславским и о рождении Вахтанговской студии – кратко и емко рассказывают и показывают последователи Леопольд Антонович  на подмостках его Альма-матер.

«Все эти мысли, все слова, которые на самом деле очень важные, которые мы читаем, когда только приобщаемся к театру, учимся, но в какой-то момент оно куда-то пропадает, и возможность вспомнить, напомнить себе, попытаться как-то к этому приблизиться, это было очень дорого, важно и трудно», — говорит о главном актер  Алексей Петров.

Художник спектакля Максим Обрезков главным цветом выбрал синий, как отсыл к морскому прошлому Сулержицкого и к любимой синей фуфайке. Еще одно ноу-хау: буквы на костюмах артистов, которые образуют  слово СТУДИЯ. Именно Сулержицкий в  1912-м возглавил созданную Станиславским 1-ю Студию МХТ. И уже там он стал учителем Евгения Вахтангова и привил ему многое, что легло в основу будущего театра.

Возможность поговорить о творческом,  сокровенном и театральном   — это то, ради чего и затевалась постановка сегодняшними вахтанговцами.

«Здесь есть возможность произносить эти тексты, пытаться до них дотянуться, до этих людей, до них дотронуться, их погладить и при этом продолжать шутить, дурачиться. И как раз здесь эти две составляющие сходятся, что лично для меня особенно ценно», — так говорит об этом артист Владимир Логвинов.

И если нынешние театральные люди готовы осознавать то, что «невозможно творить и жить в искусстве без объединяющей коллектив идеи» — по завету Сулержицкого,  то у них все получиться и зритель придет в зал. А это, как и век назад – главное в театре.

Светлана Юрьева.

Фото Сергея Виноградова

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x