Кто хочет войны?

Альберт Эйнштейн: «Я не знаю, каким оружием будут сражаться в Третьей мировой войне, но в Четвертой — палками и камнями».

Первая мировая война (1914-1918 гг.) потрясла сознание человечества. До нее никто и в  страшном сне представить не мог, что 60 миллионов солдат четыре года будут гнить в окопах, что погибнут и пропадут без вести 22 429 643 военных и гражданских лиц.

Казалось, люди получили такой урок, что на все предстоящие века зарекутся даже слово это произносить. Но нет – разразилась Вторая мировая, унесшая более 70 миллионов жизней. Тогда Альберт Эйнштейн и сказал, что после Третьей мировой войны в Четвертой мировой люди будут драться камнями и палками. Многие ли сейчас помнят его слова?

Мы в эти месяцы слышали из государственного телевизора крики некоторых политиков и пропагандистов, что неверно утверждение, будто в ядерной войне не будет победителей, что все наоборот — победит Россия. «На коленях будет стоять весь мир! 9 мая мы отпразднуем еще одну победу!»

Что толкает государства и народы к войне? Амбиции и воля правителей? Или же накопившаяся темная агрессия в недрах человеческих масс? Или то и другое вместе, по роковому совпадению?

Судя по дошедшим свидетельствам, германский кайзер Вильгельм и российский император Николай стремились избежать войны. Если говорить об их личных отношениях, то они были самые сердечные. Николай с величайшим уважением и почтением относился к старшему кузену. Они  называли друг друга Вилли и Ники.

Так что случилось? Чистокровная немка Аликс (российская императрица Александра Федоровна), и ее муж Ники, на 95 процентов немец (российский император Николай II), обиделись за сербов, братьев-славян? Да так, что пошли войной на своего немецкого кузена Вилли (кайзера Вильгельма)?

Вилли и Ники пытались остановить войну. Вели переговоры не как главы государств, обмениваясь официальными нотами, а на «ты», по-родственному.

«В этот чрезвычайно серьезный момент я прибегаю к твоей помощи. Слабой стране объявлена гнусная война. Возмущение в России, вполне разделяемое мною, безмерно. Предвижу, что очень скоро, уступая оказываемому на меня давлению, я буду вынужден принять крайние меры, которые приведут к войне. Стремясь предотвратить такое бедствие, как европейская война, я прошу тебя во имя нашей старой дружбы сделать все. что ты можешь, чтобы твои союзники не зашли слишком далеко. Ники»

Ответ:

«С глубочайшим сожалением я узнал о впечатлении, произведенном в твоей стране выступлением Австрии против Сербии… Я вполне понимаю, как трудно тебе и твоему правительству противостоять силе общественного мнения. Поэтому, принимая во внимание сердечную и нежную дружбу, издавна связывающую нас крепкими узами, я употребляю все свое влияние, чтобы побудить австрийцев действовать со всей прямотой для достижения удовлетворительного соглашения с тобой. Твой искренний и преданный друг и кузен Вилли».

Но ничего не получилось. В конце концов, Вилли попросил (потребовал?) отменить мобилизацию российских войск. Ники посчитал требование невыполнимым. В Манифесте о войне царь Николай Второй написал: «Германия, вопреки Нашим надеждам на вековое доброе соседство и не внемля заверению Нашему, что принятые меры отнюдь не имеют враждебных ей целей, стала домогаться немедленной их отмены, и встретив отказ в этом требовании, внезапно объявила России войну».

Отмечу две фразы из телеграммы императора Николая и кайзера Вильгельма:

«Предвижу, что очень скоро, уступая оказываемому на меня давлению, я буду вынужден принять крайние меры, которые приведут к войне».

И: «Я вполне понимаю, как трудно тебе и твоему правительству противостоять силе общественного мнения».

Аналогичное давление военщины и воспаленной общественности испытывал и Вильгельм. Император и кайзер были бессильны перед волной всеобщего помрачения стран и народов, слепо и яростно жаждущих крови?

То, что происходило тогда в глубинах крестьянской России, мы не знаем, социологических опросов тогда не было. Но то, что происходило в образованных кругах, сейчас немыслимо даже представить.

Павел Милюков, лидер фракции кадетов в Госдуме, вспоминал:

«Как принята была вообще в России война 1914 года? Сказать просто, что она была «популярна», было бы недостаточно».

Председатель Госдумы Михаил Родзянко:

«Война внезапно положила конец всем нашим внутренним раздорам. Во всех думских партиях помышляют только о войне с Германией».

Однако это – политики. А вот что чувствовала, говорила русская интеллигенция, писатели, всегда находившиеся в некоторой оппозиции к власти – от 52-летнего Александра Амфитеатрова и 44-летнего Александра Куприна до 24-летнего Бориса Пастернака и 21-летнего Владимира Маяковского. Причем, в их высказываниях находим удивительно знакомые по сегодняшнему дню нотки – об исконной якобы нелюбви к нам, о бездуховном Западе.

Александр Амфитеатров: «Война… зовет с неслыханною силою к великому единству. Надо дать свободу национальному инстинкту и превратить его в сознательность. Помирать, так помирать, черт возьми, но пусть на костях нашего, безнужного к жизни, так хоть хорошо умершего, поколения, останется жить и цвести русский народ — Россия».

Александр Куприн: «Эти народы, культивировавшие сотни лет прикладные знания и фабрикующие прекрасных техников и инженеров, только с этой чисто внешней стороны и носят следы культуры,— интеллектуальная же их сущность немногим отличается от сущности средневекового варвара. Особенно прямо-таки непонятна злоба и неприязнь против русских».

Валерий Брюсов: «Будем верить в победу над германским кулаком. Славянство призвано ныне отстаивать гуманные начала, культуру, право, свободу народов».

Леонид Андреев: «Настроение у меня чудесное,— истинно воскрес, как Лазарь… Подъем действительно огромный, высокий и небывалый: все горды тем, что — русские… Если бы сейчас вдруг сразу окончилась война,— была бы печаль и даже отчаяние… (…я пишу, а Анна играет «Боже, царя храни», и я с удовольствием слушаю…)».

Борис Пастернак: «Что за мерзавцы! Двуличность, с которою они дипломатию за нос водили, речь Вильгельма, обращение с Францией! Люксембург и Бельгия! И это страна, куда мы теории культуры ездили учиться!»

Такой же патриотически-гневный подъем «против тевтонов» испытывал и Владимир Маяковский. Но очень быстро его, как он писал, «взволнованность» перешла в «отвращение и ненависть к войне».

А ведь все они читали и почитали Льва Толстого, который в великом романе писал: «И началась война, т. е. совершилось противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие».

Прошло более 100 лет. По российскому государственному телевидению пропагандисты и некоторые политики буквально кричат о войне, угрожают «превратить Америку в пепел», призывают нанести бомбовый удар по Украине: «Надо просто шарахнуть в ночь с 31 декабря на 1 января!» Сейчас вроде немного стихло, слава богу, будто по слову свыше.

А что думают «простые россияне»? По данным декабрьского (2021 г.) социологического опроса, более 75% считает возможной войну между Россией и Украиной, 66% обвиняют в этом НАТО, США и Украину.

Социологи, на мой взгляд, не решаются поставить вопрос ребром: «Вы хотите, готовы воевать с Украиной и с НАТО?»

Восемь месяцев назад, в мае 2021 года, они сформулировали вопрос так: «Как, на ваш взгляд, изменится отношение россиян к Владимиру Путину в случае полномасштабной войны с Украиной?»

Ответы:
Это вызовет недовольство Владимиром Путиным среди россиян – 31%;
Это поднимет авторитет Владимира Путина среди россиян – 16%;
Это не изменит отношения к Владимиру Путину среди россиян – 42%.
Ответы на второй и третий вопросы можно соединить: итого — 58%.

Здесь интересно сопоставление, комментарий к словам «это не изменит отношение». Приведем опрос другой социологической службы от того же мая 2021 года — об отношении к президенту Путину. По данным Фонда «Общественное Мнение», 31% опрошенных «скорее не доверяет» главе государства, а 57% — «скорее доверяют».

То есть совпадение фактически цифра в цифру.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

 

Еще одно мнение можно прочитать вот здесь: «Тайна, в которой война рождается»

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x