Генеральный директор фирмы «Трай-МАК Аудит» Антонина Некрасова: Руководству страны стоит уделить внимание аудиторской деятельности

Антонина Некрасова, аудиторская деятельность

20 лет на рынке – серьезная дата, и именно ее отмечает сейчас аудиторская фирма «Трай-МАК Аудит». В преддверии юбилея на вопросы «Московской правды» ответила генеральный директор фирмы Антонина Некрасова.

Исходя из своих представлений

— Антонина Юрьевна, справедливо ли представление о том, что аудит в нашей стране появился уже в постсоветские времена?

— Аудит как вид деятельности существует более двухсот лет. Первоначально купцы посылали аудиторов «послушать», что происходит на их дальних торговых точках. Фискальские службы появились в России начала XVIII века еще при Петре Великом как первые институты российского финансового контроля. В СССР первая аудиторская компания появилась в 1987 году в связи с развитием совместных предприятий с участием иностранного капитала. Она была тогда создана по Постановлению Совета Министров СССР.

— Чем она руководствовалась в своей деятельности?

— Первые задачи и функции аудита сводились к ревизии совместных предприятий, проверке бухгалтерских книг, смет, отчетов, планов. И только в декабре 1993 года Указом Президента РФ «Об аудиторской деятельности» были утверждены «Временные правила аудиторской деятельности», сформировавшие юридическую основу аудиторской деятельности, понятия аудита и аудитора, условия лицензирования и аттестации. В 1994-м я уже работала с аудиторами, мы все работали, исходя из каких-то собственных представлений. Добывали американские стандарты, переводили их, пытались применять.

— То есть до Федерального закона «Об аудиторской деятельности» от 30 декабря 2008 года другого не было?

— Да, до этого закона за номером 307-ФЗ­ аудиторская деятельность регулировалась правительством и указами президента. А перечень наших первых правил (стандартов) сложился к 1999 году, чему мы были очень рады. Профессия обретала контуры и содержание.

— А как шло обучение профессии, откуда брались кадры?

— Обучение и аттестация аудиторов начались в 1994 году, а с 1995-го деятельность аудиторов без лицензии и аттестации стала невозможна. Я получила аттестат в январе 1997 года. До этого окончила Финансовую академию при Правительстве РФ. Это было мое второе образование. В прошлой жизни я окончила МИФИ и преподавала физику полупроводников. Я получила аттестат аудитора в Московском государственном университете, центр подготовки аудиторов создал Анатолий Данилович Шеремет, и он сам читал нам лекции по финансовому анализу. Аудитор должен знать пять основных направлений: бухгалтерский учет, аудит, финансовый анализ, налоговое право и гражданское право. Университет первым создал такую школу, хотя есть и коммерческие компании, которые дают серьезную подготовку.

Сродни приготовлению обеда

— Давайте перейдем теперь к вашей профессии.

— Аудиторские компании имеют право заниматься только аудитом и сопутствующими услугами. То есть мы не можем заниматься ничем больше – ни торговать, ни производить, ни выступать на финансовых рынках. Только аудит и сопутствующие услуги – консультации, преподавание и в отдельных случаях ведение бухучета.

Я долгое время сама преподавала бухгалтерский учет, аудит и налоговое право в Институте переподготовки кадров Финансовой академии как квалифицированный специалист. Основными нашими студентами поначалу являлись бывшие инженеры, мы их переучивали в экономистов и финансистов. А где-то с 2006 — 2007 года на переподготовку по­шли филологи, музыканты, врачи… К этому времени профессия бухгалтера и аудитора стала высокооплачиваемой. Тогда в нее пошли мужчины, потом, поняв, какое это дело, отхлынули. Женщин в профессии больше, здесь есть какое-то сходство с приготовлением обеда. То есть только что всё сдано – и всё сначала. Профессия тяжелая, требующая постоянного поддержания профессионального уровня. Каждый год проходим переподготовку, подтверждаем свою квалификацию.

— Как же появилась аудиторская фирма «Трай-МАК Аудит» и почему у нее такое название?

— Компания «Трай-МАК ЛТД» была создана в 1993 году как дочерняя фирма американской аудиторской фирмы «Трайен энд Розенберг» и наблюдала за американскими инвестициями, например, в «Союзконтракт» и Мэйл.ру. В 1997 году я пришла в «Трай-МАК ЛТД» как сотрудник, потом соучредитель. Законодательство менялось, американцы ушли, и вот в 2002 году я уже открыла фирму как собственник. Название пришлось оставить, так как к этому времени у нас были постоянные клиенты, оно было уже на слуху. МАК расшифровывается как «менеджмент, аккаунтинг, консалтинг», а приставка «Трай» осталась от прежнего названия. Но со временем я поняла: не очень важно, как называется компания, важно, что за ней стоит.

— А что стоит над ней?

— С 1995 года существовала тогда еще совсем маленькая Аудиторская палата России, в которую мы и вступили. Первоначально это было что-то типа профсоюза – мы объединялись, проводили методические столы, пытались помогать регионам. В 2006 году начались первые проверки качества аудиторской деятельности. Аудиторская палата сформировала группу экспертов с опытом (я тоже была экспертом), готовых прийти в другую компанию и подтвердить, что она ведет аудиторскую деятельность согласно принципам независимости и профессиональной этики. Эксперты собирались, не зная друг друга, приходили в фирму и смотрели ее документы, ее подходы. Моя фирма тоже проходит такие проверки каждые четыре года. Эту деятельность я продолжала довольно долго и могу смело утверждать: одинаковых аудиторских фирм нет. Аудит малого бизнеса и аудит крупного бизнеса – это совершенно разные вещи, хотя принципы одни и те же.

Издержки закрытой темы

— Кто был инициатором создания саморегулируемых организаций аудиторов?­

— Государство. В 2007 году появился федеральный закон о саморегулируемых организациях. С появлением СРО они взяли на себя функции контроля, методологического обеспечения, внешнего контроля качества, дисциплинарные функции, образовательные – то есть именно при СРО находится центр подготовки и повышения квалификации, проводятся региональные конференции.

Стоит сказать о реформе, которая произошла в 2017 году. Первоначально у нас было шесть СРО — Аудиторская палата, Российский союз аудиторов, «Содружество» и другие. Монополистов не было, мы могли выбрать СРО, потому что везде предлагались разные степени помощи, защиты, были разные взносы. Например, четверка американских аудиторских компаний, которая зашла в Россию, вся была в РСА. Они, кстати, получали 85% всей выручки от аудиторской деятельности в стране. Но потом, с внесением в закон об аудиторской деятельности изменений, для получения статуса СРО потребовался необходимый минимум членов аудиторских фирм — 2000 компаний и индивидуальных аудиторов не менее 10 000 человек. И тут выяснилось, что в России меньше 4000 аудиторских фирм и меньше 20 000 аудиторов, то есть даже на две СРО не хватит. В итоге выиграло «Содружество». На сегодня в России 3169 аудиторских организаций и около 16 тысяч аудиторов.

Мы оказались с единственной СРО, и это неправильно, это гробит профессию. Критерии не позволяют организовать другую СРО, нам некуда деться. И проверки бывают с несправедливым результатом, и со списком погрешностей мы не можем согласиться, но монополисты есть монополисты. Не знаю, кто будет лоббировать интересы аудиторов, чтобы внести изменения в закон об аудиторской деятельности и сделать критерии более реалистичными.

Вот у нас есть Единая аттестационная комиссия. Я сама пыталась сдавать экзамены, потому что была идея получить единый аттестат, позволяющий аудировать также банки, ломбарды, микрофинансовые организации. Но, недобрав четыре балла, не имела возможности пойти на апелляцию, посмотреть, где моя ошибка, поспорить. Почему кто-то не прошел, кто составляет тесты, насколько ответы соответствуют истине – это абсолютно закрытая тема. Так, в 2021 году, согласно реестру аудиторов, в стране появилось всего семь новых аудиторов… Вот у меня есть сотрудницы, они хотели бы стать аудиторами, но как пробиться через этот заслон? Одна из них четыре года сдавала экзамены и не сдала, хотя она прекрасный профессионал. А ведь нужно, чтобы в нашу профессию шли молодые люди.

Кодекс этики и доверие

— С 2017 года ваша компания перешла на международные стандарты аудита…

— Перешли все. МСА требуют огромного пакета рабочих документов. Вот у меня для этого есть отдельные люди, ассистенты, которые не ходят на проверки, а готовят документацию для коллег. Совсем не каждая аудиторская фирма может себе это позволить.

— А как бы вы определили главное качество, необходимое для аудитора?­

— Независимость. Аудитор приходит в интересах собственника, хотя работает с бухгалтерией, и с сотрудниками, и с дирекцией. Вот здесь надо удержаться, так сказать, не срастись. И у нас очень серьезный Кодекс профессиональной этики, мы детально отслеживаем элементы возможной потери независимости. Чтобы, не дай Бог, нас никто не мог обвинить в сращивании с клиентом.

Круг клиентов сложился давно, бывает, через какое-то время люди начинают дружить, и это не идет на пользу. Поэтому меняются команды проверяющих. Случалось даже, когда другие аудиторские фирмы говорили: «Давайте вы проверите наших клиентов, а мы проверим ваших». И этот свежий взгляд важен и полезен.

— Аудитом общение с клиентурой все же не ограничивается, не так ли?

— Не реже чем раз в год мы организуем для наших клиентов вебинары по разным вопросам, поскольку к концу года по результатам проверок видим, какие основные ошибки и сложности у бухгалтеров, и стремимся, чтобы в будущем к ним у нас было меньше замечаний. Пересдавать отчетность – это не здорово, поэтому такая образовательная деятельность в наших интересах.

Консалтинг тоже относится к сфере услуг. У самих клиентов все больше разнообразных задач в бизнесе, поэтому наши консультации также касаются способов анализа и построения эффективного управленческого учета. Когда начинается какой-то новый вид деятельности, то приглашают именно аудиторов, собственники нам доверяют. Мне подобный подход по душе, в этом наш профессиональный рост. Думаю, такая консалтинговая деятельность характерна только для России.

— Антонина Юрьевна, возможно, я не затронул какие-то моменты, по которым вам бы хотелось высказаться?

— Вообще назрело время руководству страны обратить внимание на аудиторскую деятельность. Сейчас, когда в свете разных событий мы повернулись лицом к своей стране, аудиторская деятельность должна получить новое дыхание. И я вижу его именно в конкурентности, повышении роли аудита. Мы, например, обязательно проводим аналитические процедуры в соответствии с законом о противодействии терроризму и отмыванию средств, полученных преступным путем. Отслеживаем коррупционные схемы и даже эффективность потребления электроэнергии. Нужны свежие силы, и надеюсь, что здесь что-то изменится. Хотелось бы, чтобы это случилось поскорее.

Беседу вёл Георгий МОРОЗОВ.

Фото предоставлено компанией «Трай-МАК Аудит»

 

Читайте также

Законодательство в плену политической конъюнктуры

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x