22 июля 1941 года произошел первый массированный налет на Москву

В ночь с 21 на 22 июля 1941 года налет на Москву совершили 220 немецких бомбардировщиков, входивших во 2-й воздушный флот люфтваффе.

Столицу непрерывно атаковали в течение четырех часов. Главными целями врага были Кремль, ТЭЦ, здание ЦК ВКП(б), заводы и вокзалы. Как отмечает историк авиации Дмитрий Хазанов в книге «1941. Война в воздухе. Горькие уроки», «с первого дня войны Москва привлекала повышенное внимание руководителей Третьего рейха как административно-политический центр государства, сосредоточение важных коммуникаций и военной промышленности».

Еще 13 июля 1941 года командир 8-го авиакорпуса люфтваффе генерал Вольфрам фон Рихтгофен заявил, что воздушные налеты на Москву, в которой тогда проживало свыше четырех миллионов человек, «ускорят катастрофу русских».

«Нанести удар по центру большевистского сопротивления и воспрепятствовать организованной эвакуации русского правительственного аппарата», — так обозначил цель предстоящей бомбардировки Адольф Гитлер.

Как сообщается в книге Дмитрия Хазанова, 20 июля командующий 2-м воздушным флотом генерал-фельдмаршал Альберт Кессельринг на аэродроме в Тересполе (он располагался на территории современной Польши) провел совещание с командирами в связи с предстоящим рейдом. По его мнению, русская авиация была уже практически разгромлена и оказать серьезного сопротивления не могла. Обращаясь к экипажам, Альберт Кессельринг заявил:

«Мои авиаторы! Вам удавалось бомбить Англию, где приходилось преодолевать сильный огонь зениток, ряды аэростатных заграждений, отбивать атаки истребителей. И вы отлично справились с задачей. Теперь ваша цель – Москва. Будет намного легче. Если русские и имеют зенитные орудия, то немногочисленные, которые не доставят вам неприятностей, как и несколько прожекторов. Они не располагают аэростатами и совершенно не имеют ночной истребительной авиации. Вы должны, как это всегда делали над Англией при благоприятных условиях, подойти к Москве на небольшой высоте и точно положить бомбы. Надеюсь, что прогулка будет для вас приятной. Через четыре недели войска победоносного вермахта будут в Москве, а это означает конец войне…».

Однако на деле всё оказалось совсем не так… Налет на Москву в ночь на 22 июля, по определению Дмитрия Хазанова, напоминал таранный удар:

«В 21 час с линии Рославль – Смоленск от постов ВНОС (постов воздушного наблюдения, оповещения и связи – С. И.) поступили первые данные о появлении в воздухе большой авиагруппы противника: 195 самолетов (по советским данным, их было 220) засветло взлетели с аэродромов Брест (Тересполь), Барановичи, Бобруйск, Дубинская и др. При этом 127 машин шли компактной группой, выдерживая направление Вязьма – Гжатск – Можайск. С наступлением темноты на маршруте полета специальные команды разложили костры, служившие экипажам ориентирами. На подступах к городу самолеты рассредоточились и проникали к назначенным им целям с разных направлений».

На сохранившейся в сбитом немецком самолете карте Москвы были отмечены все крупные авиазаводы: №1 им. Авиахима, №22 им. Горбунова и №24 им. Фрунзе. И в этом, как поясняет Дмитрий Хазанов, нет ничего удивительного, так как руководил информационной службой в штабе 2-го воздушного флота генерал Генрих Ашенбреннер, занимавший перед войной должность военно-воздушного атташе в германском посольстве в Москве.

Как сообщали советские контрразведчики, сведения о многих целях для бомбометания были получены немцами еще до войны от сотрудников германского посольства и торгпредства, а также от пилотов авиакомпании «Люфтганза», совершавших регулярные рейсы по маршруту Москва – Берлин. Кроме того, еще в мирные дни в Москву и область Абвер заслал агентов-сигнальщиков, которые оказали существенную помощь экипажам люфтваффе.

«Противник производил налет в течение четырех часов непрерывным потоком мелких групп, от двух до девяти самолетов в группе, действуя с высот от 1000 до 4000 м. Основное направление полета колонн самолетов проходило через Волоколамск, Истру к Москве. Отдельные группы заход на Москву производили через Наро-Фоминск, Внуково, Дмитров, Мытищи. Уходил противник веерообразно в секторах Москва – Клин, Москва – Подольск. Начало налета осуществила группа в составе от трех до пяти самолетов, которые сбросили зажигательные бомбы, вызвав в четырех местах пожары. Последующие группы для освещения целей бомбометания сбрасывали осветительные ракеты на парашютах, создававшие сильное освещение и горевшие до 10-12 мин. Наряду с зажигательными бомбами противник сбрасывал фугасные бомбы различного калибра. Главными целями противник, очевидно, избрал железнодорожные вокзалы, Кремль, авиазаводы и аэродромы во внутренней зоне Москвы. По ориентировочным подсчетам, всего в налете на Москву участвовало до 150 самолетов», — так детали массированного налета вражеской авиации описывались в оперсводке № 01 штаба 6-го авиакорпуса, составленной в 7 часов утра 22 июля.

Вопреки прогнозам командиров люфтваффе, советская система ПВО встретила налет во всеоружии.

Случайно или нет, но 21 июля в 8 часов вечера завершились командно-штабные учения под руководством Сталина и Жукова. Они способствовали повышению бдительности.

«Уже в 22 ч 29 мин прожектористы подполковника Б. В. Сарбунова осветили первую цель. В зонах ожидания находились ночные истребители. В эту ночь они произвели 173 (по другим данным 178) самолетовылета. Им удалось расстроить боевой порядок противника, помешать прицельному бомбометанию. Но отдельные машины прорвались к своим целям. Так, некоторые экипажи достаточно точно поразили Кремль. <…> Не всегда умелые, но самоотверженные действия истребителей, зенитчиков, прожектористов, аэростатчиков, воинов службы ВНОС сорвали гитлеровский план разрушения Москвы. По неприятельским самолетам было выпущено 16 тыс. снарядов среднего и 13 тыс. малого калибра, а также 130 тыс. пулеметных патронов. Советское командование сообщило об уничтожении 22 немецких бомбардировщиков, из которых 12 – на счету истребителей», — сообщается в книге «1941. Война в воздухе. Горькие уроки».

налет на Москву

Как говорилось в сводке Совинформбюро, «в условиях ночного налета эти потери со стороны противника надо признать весьма большими».

Придавая защите столицы особое значение, нарком обороны Иосиф Сталин в специальном приказе (приказ НКО № 0241 от 22 июля 1941 г.) объявил благодарность участникам отражения налета. Это был первый с начала войны приказ Верховного Главнокомандующего о поощрении. Вслед за этим по представлению генерал-майора Михаила Громадина 81 защитник Москвы был отмечен государственными наградами, в том числе пятеро награждены орденами Ленина.

В ответ на налет на Москву, в ночь 7 на 8 августа 1941 года советские бомбардировщики успешно отбомбились по Берлину: вечером 7 августа с аэродрома Кагул на острове Эзель поднялись 15 бомбардировщиков. В 01.30 8 августа пять самолетов сбросили бомбы на хорошо освещенный Берлин, остальные отбомбились по берлинским предместьям и городу Штеттину. В 4 часа утра 8 августа советские самолеты вернулись на аэродром взлета без потерь.

Сергей Ишков.

 

Читайте также

Московская хроника, или О чем писала наша газета в июне 1941 года

Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Ольга
Ольга
25 дней назад

Полностью согласна с вами, Антон! Как тогда, наши прабабушки и прадедушки защищали свою Родину. Так и нам сейчас в нынешней ситуации нужно быть настороже. Ведь враг теперь стал более хитрым и изощрённым, у него появились новые средства войны, не только бомбы. Но мы победим, потому что за нами Правда.

Антон
Антон
26 дней назад

Страшные события, думаю наши люди такое никогда не забудут. Даже через много поколений и допустить вновь мы не должны.

2
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x